1000 минетов

Страница: 2 из 2

на правую ягодицу. Съ-юить... розовая полоска быстро набирала краску. Съ-юить... еще одна полоска прорисовалась на другой ягодице. Съ-юить... Съ-юить... Съ-юить... Съ-юить... Съ-юить... Съ-юить...

 — Ай-ай-ай.

Съ-юить... Съ-юить... Первые десять ударов я нанес быстро, почти без пауз. Ирина попка горела пересекающимися быстро краснеющими полосками. Она все еще продолжала ссать. Я знал, что десять ударов она заслужила точно. Взглянул на часы. Она продержалась тридцать семь минут. Значит, оставалось дотерпеть двадцать три минуты и теперь за каждую оставшуюся минуту ей положено по два удара. Значит всего сорок шесть ударов розгой.

 — Ты не дотерпела двадцати трех минут и наказана сорока шестью ударами розги! Десять самых легких из них ты получила для разогрева.

Я вынул из водички вторую розгу. Медленно провел кончиком розги от левого плеча к правой ягодице. Струйка между ног все еще текла. Взмахнул и ударил поперек задницы довольно смачно.

 — Ай-ай-ай. Больно!

 — Разве я разрешал тебе говорить?!

 — Прошу прощения мой господин.

 — Ты получишь прощение, но только после наказания! А в наказание ты будешь просить наказывать тебя сильнее начиная со следующего удара. И не произносить слов начиная с двадцать первого и до тридцатого. После тридцатого я позволяю тебе кричать и молить о пощаде, но горе тебе если ты ошибешься!

Съ-юить...

 — А-Пори меня хозяин...

 — Вот тебе дрянь!

Съ-юить...

 — Ай-Наказывай дрянную девку!

 — Получай бесстыдница!

Съ-юить...

 — А-Секи бесстыжую!

 — Вот тебе. блядь!

Съ-юить...

 — Оо-оо... Лупи меня, лупи мой господин!

 — Отведай розги ссыкуха!

Съ-юить...

 — Ай-ай-ай... Пори меня как сидорову козу!

 — Получай сука!

Съ-юить...

 — Ой-ой-ойо Пори! Пори! Пори меня!

 — Держи, потаскуха!

Съ-юить...

 — А-а-а-у-у-у... наказывай меня сильней!

 — Ан-на!

Съ-юить...

 — А-а-а-ааа... ай-ай-ай... Выпори бесстыжую ссыкуху!

 — Получай!

Съ-юить...

 — Ай-ай-ай... Пори меня! Пори! Пори! Пори!

Попка уже была довольно хорошо и равномерно исполосована. Струйка между ног перестала течь. Я решил, что до тридцать шестого, восемь ударов я нанесу по левой стороне, и восемь по правой, чередуя их между собой. Оставшиеся десять самых сильных нанесу поперек. Пять стоя справа и пять стоя слева. Поделив ее попку таким образом, я приступил к задуманному. Вынул третью розгу нацелил ее повдоль и принялся пороть Ирку.

Съ-юить... Ирина дернулась и промычала с закрытым ртом. Я вновь взмахнул розгой и обрушил ее на левую ягодицу. Съ-юить...

 — М-м-м-м... мм.

Съ-юить... Таким же образом и с тем же эффектом я ожег правую ягодицу. Съ-юить... Хлопок поперек сверху.

 — М-м-м-м... мм...

Съ-юить... Хлопок поперек снизу.

 — М-м-м-м... мм...

Съ-юить... Съ-юить... Два удара вдоль по левой ягодице. Съ-юить... Съ-юить... Два удара вдоль по правой ягодице. После этого удара Ирка беззвучно заплакала. Съ-юить... Тридцатый удар пришелся посередине. И теперь после каждого свиста розги и шлепка о голую попу раздавался вскрик.

Съ-юить...

 — Ай-ай-ай...

Съ-юить...

 — А-а-а-у-у-у...

Съ-юить...

 — А-а-а-ааа...

Съ-юить...

 — Оо-оо...

Съ-юить...

 — Ай-ай-ай...

Съ-юить...

 — Ой-ой-ойо...

С... С... С... После тридцать шестого удара она заревела в голос.

 — Тебе осталось всего десять, но каких!

Я нарочно медленно вынимал четвертую розгу. Зная что теперь можно говорить и кричать она принялась умолять.

 — Мой г-г-оспо-о-один, пожа-алуйста, не на-адо. Я про-ошу прощения. Я буду...

Съ-юить... Раздался свист, затем хлопок и четвертая розга ужасно обожгла задницу.

 — Раз!

 — Ай-ай-ай.

 — Миленький мой господин, пожалуйста-а-а-а...

Съ-юить...

 — Два!

 — Оа-ааа-а...

Ее тело изогнулось, веревки впились в кожу. Съ-юить...

 — Три!

 — Аа-ааа-а-а-а-а-а-а-а-ааа-аа-аа!!!

И опять она взвилась от боли, будто пытаясь взлететь.

Съ-юить... Свист и четвертый удар. Cъ-юить... Cвист и пятый. Она судорожно хватала ртом воздух, набирая его в легкие. Я перешел на другую сторону. Съ-юить...

 — Шесть!

 — Ай, мамочки, ай-ай-ай... больно!

Съ-юить...

 — Семь!

 — О-ооо!!! Прощения!

Она бы могла сказать ключевую фразу «Пощады суке». Но толи забыла ее от шока, толи все-таки хотела дотерпеть. Раздался свист и розга опустилась на истерзанную попку. Съ-юить...

 — Восемь!

 — Ай-ай-ай. Я все для тебя сде-е-лаю, я буду для те-е-бя самой развратной блядью!

 — Пощади! Я буду самой лучшей шлюхой для тебя!

Съ-юить... Она все таки помнила ключик и видимо находясь на грани выкрикивала нечто похожее, чтобы психологически себя обмануть.

 — Девять!

 — Ай, ай-ай-ай... Моя по-опочка горит!

Съ-юить...

 — Десять!!!

 — Ай-а-а-а-а-а-а--а-ааа-ааа!

Ирка дико рванулась в веревках. Ее шикарная задница была отлично выпорота. Особенно хорошо были заметны последние штрихи. Они еще не набрали такого яркого цвета как остальные, зато выделялись выпуклой фактурой. Я с удовольствием провел рукой по горячей попке. Не утруждая себя развязыванием веревок, я просто срезал их. Ирка сползла по лавке. Ее еще трясло от рыданий. Всхлипывая она ползла ко мне на коленях по луже собственной мочи, одной рукой поглаживая попку.

 — Вытрись грязнуля!

Я бросил ей полотенце. Она вытерлась, подползла ко мне на коленях, поцеловала розгу только что истязавшую ее. Поцеловала руку поровшую ее. Я взял ее за подбородок и она подняв вверх полные слез глаза, взяла в рот мою торчащую красную залупу. Видимо порка пошла ей на пользу. Она отлично научилась сосать за время наших давешних встреч и теперь показывала все свое искусство. Ласкала головку языком, нежно перебирала губками по стволу члена, всасывая его в себя. Щекотала язычком яички. Заглатывала его до основания и при этом давилась им в горле, но все равно продолжала ублажать меня. Я решил отблагодарить ее старания. Вынул член из ее рта, провел по щеке.

 — Становись раком, сука!

Долго уговаривать ее не пришлось, она была просто в восторге. Эти грубые слова звучали для нее как музыка, как высшее поощрение и награда! Она встала на четвереньки раздвинула ножки, прогнулась в спинке и с готовностью приподняла задик. Тут я увидел, что с ней творилось. Она уже видимо давно текла, наверное, начала еще во время порки, пока она не стала чересчур сильной. Выделения скопились у входа во влагалище, а затем мо время минета она снова возбудилась. Свежие соки блестели на поверхности губ поверх подсохшей смазки. Прямо помада с блеском. В щелке тоже видна была жидкость. Зрелище было крайне аппетитным. Я нацелил член в ее мокрое горячие влагалище, немного развел в стороны его створки и моя залупа заскользила внутри. Влагалище сочно зачавкало. Начав с не больших толчков, я разогнался теперь драл ее беспощадно. Яйца хлопали по недавно выпоротым ляжкам. Она стонала и выгибалась как кошка. Минут через пять подобного марафона, она бурно обкончалась затрепетав на члене. Ее тело начало растекаться в моих руках. Я вынул член и совсем легонько хлопнул ее по попе, прогнув в спине. Затем засадил снова. Она принялась мне подмахивать, сначала лениво, но затем все азартнее.

Я провел рукой по промежности снизу вверх, поднялся до колечка ануса и слегка помассировал его пальцем.

 — О-о-о!!!

 — Ты хочешь что-то сказать?

Она говорила, толчками насаживаясь на член.

 — Да, вы-е-би ме-ня в по-п-ку!

Это была ее давнишняя слабость. Когда ей было лет 17, один парень трахал ее только в зад. Оправдываясь тем, что таким образом он не изменяет другой девушке. Отношения просуществовали довольно долго, но в конце концов распались. Осталась привычка и разработанная попка. Что ж сегодня она это заслужила. Я вышел приподнял член повыше, раздвинул ягодицы и надавил. Oна восторженно застонала. Я примеряясь сделал несколько маленьких толчков, прошел маленькую преграду и вонзившись по самые яйца замер. Было хорошо... Затем наращивая темп принялся драть Ирку в жопу. Она застонала и задергалась. Вскоре я уже перестал замечать ее судороги. Она видимо еще пару раз кончила. С остервенением я пялил ее в анус стремясь к своей цели. Сегодняшних впечатлений было много, я чувствовал как нарастает во мне приятная волна. Перед финишем, я немного снизил темп, чтобы растянуть удовольствие, а затем взорвался в ее очке распирая попку изнутри. Я бил хорошим напором, извергаясь очень бурно и бился в сладких судорогах. Видимо предчувствовав это Ирка, напротив нарастила темп и видимо желая еще сладенького неистово насаживалась на мой торчащий член. Мое возбуждение понемногу спадало, по телу растекалась сладкая истома. Член уже начал терять твердость, но тут Ирка вновь затряслась, застонала и громко выкрикнув:

 — О-о-ооо...

Насадилась на член по самый черенок и замерла, сладко подергиваясь... Уже через двадцать минут она снова сосала мой член, стоя на коленях у печи. А я засчитывал ей первый минет из тысячи, которую она мне должна по договору.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх