ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 6

Страница: 7 из 7

не «Оскара», то «Нику» уж точно возьмём!

Мы шутливо обмениваемся фразами, гуляем, под опускающимся на лес вечером.

Вернулась облегчённая Леди с довольным Урфином. Элли что-то шепчет своей хозяйке, потом падает на колени и иступлёно языком лижет накрашенные чёрно-красным лаком пальцы на ногах своей хозяйки; та, смеясь над ней, наступает ей одной ногой на голову и обращается к Госпоже.

 — Ваше Величество, эта наглая морда просит ей на память что-то от Вашего раба — минет или дождик ей в рот? Убить её?

 — Не надо. Пусть раб решает!

 — Мне не хочется. — Говорю я. — Пойду просто отолью.

В своей жизни до Госпожи мне приходилось мочиться в рот особо изощрённым партнёршам, ничего интересного не испытал, так, для совместного завода и всё.

 — Тебе отказано. — Говорит Леди Элли.

Госпожа отводит меня за руку в сторону.

 — Отлей ей. Ведь эта сука её дома запорет.

 — За что?

 — За то, что попросила — раз и за то, что ей отказали — два!

 — Леди! Я передумал! Я готов.

Как показали дальнейшие события, эта моя «услуга» Элли была ею мне возвращена сторицей! Элли воплотила в жизнь одну мою детскую, казалось не исполнимую, мечту. За что ей от нашего стола... Нужно делать добро людям, в том числе и в мире Femdom, тогда и сам получишь его бумерангом.

Мы отходим в сторону. Элли падает под меня на колени с отрытым ртом, неожиданно подходит Урфин и жестко сзади тянет рабыню за волосы, запрокидывая ей голову. На изумления нет времени, хотя и нравы у них! Позже Госпожа мне объяснила, что он только хотел, чтобы ей от боли послаще было! Заботливый! Я порционно отлил ей в рот, на язык с пирсингом. Элли, улыбаясь, глотала. Я разглядывал её. Вблизи Элли продемонстрировала кое-какие свои нюансы. Кроме многочисленных пирсинговых штучек в сосках, на грудях имелись мелкие белесоватые полоски шрамов. На правой груди вырисовывался округлый прерывистый шрам явно со следами зубов, конечно это Гингема её так зверски цапнула. На левой — тонкие рубчики подковообразно сливались в имя «Гингема». Её хозяйка активно прорезала кожу своими гигантскими ногтями. Боди-арт, вроде. Зато «татушек» нет. А глумливым фантазиям Гингемы вполне соответствовала тату во всю спину рабыни в виде конского черепа, густо обмотанного цепями.

Я прислушался к себе внутри, нет, садиста из меня не выйдет, Женская Доминация — это мой крест!

Серебряный молоток Максвелла

Вечереет. Урфин грузит вещи в свою машину, я — в свою. Дамы облегчаются «на дорожку» всяк по своему. Я отношу Госпожу поодаль, стоя сзади, поднимаю её под бёдра, разводя их в стороны, она руками захватывает мою шею. Как красив золотистый нектар, брызжущий меж двух висящих в воздухе ножек с педикюром! Леди устанавливает под собой раба и рабыню и, водя струёй из стороны в сторону, поит их, жадно ловящих тугой поток. Элли, стоя ногой на плече раба на коленях, помочилась в сложенные ладошки Урфина, он попил...

Всё! Курим напоследок и прощаемся.

Сейчас в машине снимем маски и шлем и станем обычной парой, возвращающейся с пикника. Мы с Госпожой, естественно, едем первыми и на развилке дороги, видим, как машина Леди с трейлером сворачивает в сторону. Последние сигналы друг другу. Всё! Мы вдвоём. Я разгоняю машину на пустынной трассе. Обычно Госпожа ездит на заднем сиденье как все респектабельные дамы, но сегодня доверительно опять села рядом. Сегодня — всё особенное!

Есть всё-таки в нашей серой реальности какая-то мистика. Сроду не найдёшь на тюнере приличной музыки — одна затёртая до дыр попса с дубовыми текстами, а тут как по заказу, наша с Госпожой любимая песня В. Усланова:

Ты сделана из огня

Ты соткана из цветов

Ты создана для меня из самых светлых снов

Ты спрятана за дождем

Украдена темнотой

Но солнечным ясным днем мы встретимся с тобой

Поём на два голоса, бэк-вокалом с певцом. Не песня — ошеломляющая баллада о любви! Аж за душу берёт! Она определённо должна быть лейтмотивом сегодняшнего дня. Хотя, по закону, нужно согласие автора. А гимн всему «Пьедесталу»? Всему тому волшебству, что есть у нас с Госпожой? Тут без вариантов, только пронзительная битловская — Come together — самая-самая сексуально-мистическая из их репертуара. Грандиозный саунд! Атомный флюид!

Поражающий наповал голос Джона Леннона проникает во все внутренности, прожигает всё сознательное и бессознательное, соло Джорджа Харрисона — вообще из нереального мира, гитара в руках смертного человека так плакать не может, ну а гротескные ритм-узоры Пола и Ринго — это мистический полёт в запредельное суперсекс-пространство! Из текста достаточно фраз «Ты — знаешь меня, я — знаю тебя», «Пойдём вместе» и «Правь теперь. Надо мной»! Потрясение — на уровне планетарного! Мы с Госпожой даже не спорили, оба в одну точку. Только слушать надо на громкости, в полумраке и отдаваться очень-очень любимой женщине. Самой-самой!

He say «I know you, you know me»

One thing I can tell you is you got to be free

Come together right now over me

Мы вспоминаем детали этого прекрасного дня.

 — Кстати (имя Госпожи), а что это Элли выдумала под конец?

 — У неё свои фетиши, она так перед тем же Урфином выделывается. А он перед ней! Садомазо — что тут скажешь? Всё у них не как у людей!

Мы смеёмся.

 — Кстати, у них ведь с Урфином ребенок есть, мальчик, в хорошей семье на воспитании. Гингема о нём заботится.

 — Поэтому китаянка ей так предана?

 — Нет, ребёнок — это уже концовка. Гингема ведь её вытащила из такой грязи, наркопритона, ей жить-то оставалось — часы. Но она — садомазохистка по жизни и заинтересовала будущую хозяйку, а садистка какая! Видел её технику, ты и половины не видел, что она знает и умеет. Так, что Гингеме она по гроб жизни обязана. А Урфин? Это отдельная и длинная история, расскажу как-нибудь. Подожди, что это за звон из мотора? Слушай, что-то дорога мне не нравится, скинь-ка скорость, а то летим как снаряд!

Генетическое провидение моей Госпожи нас не подвело! Я кожей чувствую её мистическую ауру. До мурашек! Иногда её интуиция поражает!

Это было вовремя! Долбанные наши дороги! Увидеть эту залитую лужей колдобину при свете фар невозможно. Резкий удар, машину подбросило, повело и, визжа тормозами, я заваливаюсь на руль; мы юзом вылетаем на обочину и бьёмся капотом в рекламный столб! Бац!

Тишина. Горячий мотор отключён. Машина впечаталась в опору. Госпожа сильно ушибла руку и плечо, я зажимаю разбитый о ветровое стекло нос. Приехали!

Понятно откуда звон — серебряный молоток Максвелла!

Мы стоим возле разбитой машины. Настроение мерзопакостное. Ну, как же так! То ли как люди приехали бы домой под сладкие воспоминания или торчать здесь у чёрта на рогах! Закуриваю. Госпожа тихо ругается. Не на меня, она понимает, что я напрямую — не виноват, но косвенно — конечно в душе меня упрекает за неосторожность. Я обязан был сохранить этот хрустальный день! Как угодно! Обязан!

Быстро перекурили, осмотрелись. Разбита фара и бампер, круто вмято крыло. Оно заклинило переднее колесо. Хорошо, что была сброшена скорость и «кенгурятник» принял на себя основной удар. Собрав все силы, в несколько подходов я отдираю железо от резины. Мотор заведён, надо сваливать. Петляя проселочными дорогами, выворачиваем на другую трассу и тихо едем в черту города.

Госпожа — на заднем сиденье, сказка кончилась. Гаишники тормозят нашу машину, откуда их только набралось, объясняю, отстёгиваю бабки. Следующий пост, жезл, почему фара разбита, а где нужное освещение дороги? Суки, цедят и цедят деньги, да ещё и насмешки. Госпожа молча терпит этот кошмар, курит, а потом устало засыпает. Наконец долгие мучения позади, мы дома, одноглазая машина с разбитой мордой — в гараже.

Госпожа после подобных случаев всегда разрешает мне себя помыть и отнести её, завернутую в прохладный шелк, в постель. Сейчас — сходу залпом сто грамм водки из холодильника, молча зашла в ванну и даже закрылась.

У The Beatles, в их лучшем альбоме «Abbey road» есть изящная незаезженная вещица: «Maxwell"s Silver Hammer», шуточная, конечно, фокстрот с таким текстом, мол, часто всё в нашей жизни идёт хорошо и гладко, нет проблем, и неожиданно — клац-клац — бьет Серебряный Молоток Максвелла и всё вдребезги. О непредсказуемости бытия...

Ничего не исчезает!

После, когда я вымылся, Госпожа уже была в постели под одеялом у себя в спальне. При ночнике она безразлично, для сна, листала женский журнал. Я повозился и зашел к ней, стал извиняться. Но ей явно не хотелось общаться.

 — Не винись, так уж случилось. Но моя реакция негативна, как и твоя: только представь — так бы мы вспоминали этот праздник как день чудес в майском лесу, а теперь — как день, когда разбили машину, чудом остались в живых и измученные и злые приползли домой! Есть разница?

 — Разница есть! Но есть и шанс!

 — В смысле? Какой ещё шанс? Я устала! Давай спать.

 — Нет, последний шанс! Ничего не исчезает!

Я подхожу к маленькому телевизору-двойке в её спальне и тыкаю в видик кассету. Секунды и на экране — солнечный весенний лес, красивейшая, дикая речка, на склоненном стволе ивы — обнажённая красавица-амазонка протягивает напедикюренную ножку к губам стоящего по пояс в воде мужчины. В комнате стоит тишина, а её мрак озаряется искрящимися красками мая и любви!

 — Ну, я же говорила, что ты отвязанный злодей! Озверевший садист! Хоть бы предупредил! Разве так можно за самое сердце брать!? — Тихий ласковый голос Госпожи. Голос того же прекрасного тембра, что и в лесу, и на речке.

Я сижу на полу возле ёе кровати, наши взгляды впились в экран, меняются кадры, проходят еще секунды и из-под одеяла высовывается тёплая и бесконечно любимая ножка с педикюром цвета фиолетовый металлик и пальчики ласково гладят меня по щеке и губам.

 — Ступай. Приготовь мне ванну!

Заснули мы очень-очень нескоро. Чего ещё надо? НИЧЕГО!

Ничего не исчезает!

Даже если жизнь кидает нас на вираже,

...

Загляни в себя,

Какая там любовь и красота!

Ибо сказано: «Красота спасет мир!»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх