Гостьи из Франции

Страница: 2 из 3

галстука, узел которого был ослаблен опытной рукой. Ладони начали блуждать по спине, плечам, пояснице, понемногу приводя меня в состояние лёгкого возбуждения. Подошёл черёд рубашки, пуговицы которой были освобождены легко и непринуждённо, как будто хозяйка нежных ладоней всю жизнь расстёгивала мужчинам рубашки сзади и в темноте. Настал интересный момент. Правая рука рассупонила пряжку брючного ремня, освободила его и вжикнула молнией ширинки. После этого полы рубашки были вытащены из брюк, и рубашка повторила судьбу пиджака. В принципе, раздеть меня можно было быстрее и эффективнее, но казалось, что сам процесс доставляет исполнительнице удовольствие, и я не спешил, отдавшись во власть знающих своё дело рук. Руки тем временем развязала шнурки, ослабили тесноту ботинок, из которых я вышел, опустили брюки, и помогли мне освободиться от этой части гардероба. Я хотел нагнуться и снять носки, однако и эту операцию сделали за меня. Маек и футболок я под рубашкой не признавал, поэтому оказался уже в одних плавках-боксёрах. Раздевание приостановилось. Начались ласки. Ладони блуждали по мне, поглаживая и разминая тело, как перед спортивным соревнованием. Вскоре ласки переместились вниз, и я понял, что моя соблазнительница опустилась на колени. Её руки скользнули на мои колени, сместились вверх... и погладили под трусами сначала яички, а затем и член, уже принявший вертикальное положение. Трусы задержались на мне ненадолго, поскольку мешали явно. И вот я, уже полностью обнажённый, ощущаю ласкающие мои гениталии ладони. Женщина переместилась вбок. Одной рукой сзади, через промежность, она перебирала мои яички, поддерживая их снизу. Чтобы ей было более удобно, мне пришлось раздвинуть ноги пошире. Второй рукой обольстительница потёрла мой член от основания до головки, обхватила ствол кулаком и начала движения вверх-вниз, то, обнажая, то, вновь закрывая головку кожей. Ритм её движений был неторопливым, ласковым, и я получал от этого полное удовольствие. Затем женщина оставила яички и переместилась на коленях, заняв позицию прямо передо мной. Я не решался опустить голову, чтобы увидеть ту, кто доставлял мне такое наслаждение. Какая в принципе была разница? Тем более что, посмотрев в глаза обольстительнице, я вполне мог прервать игру.

Мои яички почувствовали нежный, но властный язычок. Влажный кончик его то щекотал шары, то облизывал всю мошонку снизу-вверх. Иногда меня касались и губы, и тогда они слегка втягивали кусочки моего тела в рот, не переставая ласкать их языком. Вдруг случилась пауза: ладони я язык пропали «со своих мест». Я было забеспокоился, поскольку хотелось продолжения. Но продолжение оказалось лучше ожидаемого. Мою головку обхватили влажные твёрдые губы и член начал ритмичное погружение в надеваемую на него женскую голову. Минет был классным. Член туго блуждал за щеками, его облизывали языком и посасывали. В промежутках язык спускался вниз и не забывал уделять внимание яичкам, как будто не желая обидеть и их. Я начал покачивать бёдрами, ловя ритм минета, когда член входил в прекрасный рот. Хозяйка этого рта поняла мои движения по-своему и стала глубоко погружать мой ствол. Мне казалось, что он трёт нёбо, проходит в горло, а губы обольстительницы сжимаются на основании члена. Вероятно, это и было так — средние размеры моего достоинства вполне позволяли опытным губам брать его полностью. Однако мой сексуальный опыт подсказывал: всегда, когда я пытался добиться таких действий от женщин, они, обычно, либо не справлялись с дыханием, либо были брезгливы на погружение в горло члена, давились, и как следствие, быстро заканчивали с подобным. Я напрягся и ожидал услышать знакомые звуки. Однако не тут-то было. Член входил в горло ритмично и на всю глубину. Я подавал его вперёд, уже не опасаясь за партнёршу. Мои фрикции становились всё более энергичными, но не вызывали отрицательных результатов. И я впервые в жизни понял, что значит иметь женщину в рот по-настоящему. Эмоции переполняли меня, возбуждение росло. Женщина обхватила меня ладонями за бёдра, чуть регулируя ритм, и мне показалось, что можно легко кончить, доведя себя до оргазма вот так, орально.

За игрой, однако, я отвлекался и всё-таки пытался угадать, кто же стоит передо мной на коленях. Тётушка Вероника? Ну уж нет — это вряд ли. Да, о нравах Вероники в эту ночь я узнал много нового и интересного. Однако я был её близким родственником. И, во-вторых, где гарантия, что её поведение основано на сексуальном интересе, а не на экономическом. Ради сделки на круглую сумму, можно было изобразить из себя и бисексуалку, коль уж попались такие партнёрши. Но ведь идти на инцест в таком случае совсем не обязательно. Вскоре я сообразил: всё то время, пока нежные руки ласкали и раздевали меня, мой нос дразнил аромат духов. Вероника же, несмотря на то, что торговала парфюмерией, духи не любила, и даже в машине не терпела ароматизаторов воздуха.

 — Я предпочитаю, чтобы пахло кожей салона, в крайнем случае, лёгким запахом бензина, — говорила она.

Ну, уж бензином-то наша машина не пахла, не тот класс. Поэтому, поколебавшись, я отмёл Веронику. Кто — Мари или Ирэн? Обе смотрели на меня как кот на сметану. И обе, как казалось, были бисексуалками. Скорее, всё-таки Ирэн, она казалась мне более непосредственной и способной на такое. Отвлечённые мысли помогали мне справляться с сексуальным возбуждением и оттягивать оргазм.

Но удовольствие моё внезапно закончилось. В порыве страсти я повернул голову и увидел в боковом зеркале стоящую передо мной на коленях Веронику. Её глаза встретились с моими и минет закончился. Сзади послышался смех. Оказывается обе француженки всё это время стояли перед дверным проёмом, целовались и тёрли пальцами промежности друг друга. Щёлкнул включатель — Ирэн звонко смеялась:

 — Кто? Кого ты думал?

 — Я думал, что это Вы, то есть, ты, — честно ответил я ей, — духи французские, похожие на твои.

 — Ха-ха, вот такие есть мужчины. Поменять духи и можно перепугать женщину.

 — Перепутать, — поправила её Мари.

Вероника, ещё одетая, поднялась, и тоже улыбаясь, сказала:

 — Мы поспорили, что ты меня не узнаешь, пока не увидишь лицо. А Ирэн поделилась духами.

 — Да, не узнал... , — признался я, — а на что спорили?

 — Если она выиграет, — сказала Мари, — то не мы как гости, а она будет королевой этого вечера.

 — Что значит — королевой? — удивился я.

 — Ну королевой: задавать тон, подавать команды, обязательные к исполнению.

 — Это такие правила? — опять удивился я.

 — Нет, это такая игра, ведь всегда интереснее, если каждый играет свою роль, а кто-то ведёт игру, — как маленькому объясняла мне Мари.

Да, вероятно, так было интереснее. Но какой же нужен опыт, чтобы так глубоко знать предмет! А Вероника тем временем входила в роль.

 — Мальчики-девочки, сегодня у нас французский день — так что пока секс только оральный. Я уже слегка приласкала Андрея, теперь он намылит и помоет вас, а затем исполнит все ваши оральные сексуальные фантазии. Прошу в ванну, медам и месье.

Я вступил в тёплую воду. Вслед за мной, скидывая одежду и разбрасывая её по полу, поспешили француженки. Обе весело забрались в джакузи, начали обливать друг друга водой и ласкать мокрыми руками. Знают же что делать! Но и я был в курсе этого фокуса. Привстав на колени за их спинами, я взял кусок ароматного мыла и начал ласкать им спину и бёдра Ирэн, к которой испытывал большую внутреннюю симпатию. На самом деле ласка мылом, мыльными руками, скользящими по телу, хороша. Я и сам любил это делать, и принимать такую ласку от женщин. Теперь мне предстояло делать это на высоком международном уровне, да ещё и постараться не посрамить страну сексуальным бескультурьем. Француженки были уже «разогреты», поэтому ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх