Кэтрин (окончание "Переломного уикэнда"). День

Страница: 2 из 4

обмякла от изнеможения. «Рабыня» легко поддалась, когда мужчины захотели поставить ее в другую издевательскую позу, чтобы удобнее было продолжать развлечения с обнаженным женским телом...

Они сняли с нее все «крокодильчики», освободили от колодки, веревок и палки между щиколотками и поставили на пол на широко расставленных коленях, уперев лбом в пол. Потом «шестерки» наручниками приковали ей запястья рук к щиколоткам и босс, сев на стул у выпяченного в такой позе зада женщины, начал засовывать смазанную маслом руку в резиновой перчатке в ее задний проход.

Когда его пальцы немного вошли в анус и стали медленно проникать глубже, насилуемая сразу пришла в себя и попыталась отползти от больно проникающей в нее руки, но Рон быстро опустился коленом ей на шею и прижал повернутую к нему голову к полу. Не имея никакой возможности остановить это извращенное развлечение, Наташа принялась умолять своих мучителей, несмотря на раскрытый распоркой рот. Это еще больше завело мужчин. Они видели, как сломленная ими «рабыня» сильно растопырила пальцы рук от боли, прося их остановиться, и наслаждались тем, что Кэтрин ничем не могла помешать им делать с ней все то, чего они не могли делать с другими женщинами. Она вынуждена будет пройти через все их фантазии относительно того, что можно сделать с голой самкой, не имеющей возможности сопротивляться. Все ее тело — объект для их извращенных развлечений. А через какое-то время (чем позднее, тем лучше) «рабыня» не выдержит этих мучений, столь интересных для них, что собственно босс и обещал ей. Поэтому, не обращая внимания на мольбы Кэтрин, мужчина ввел всю пятерню до косточек в ее задний проход и принялся другой рукой изучать ее трясущиеся ляжки и промежность.

Чтобы ему было удобнее, Рэй и Карл, расположившись на полу по бокам от насилуемой и взявшись за ляжки и каблучки ее туфель, развели ей колени настолько широко, что она почти коснулась лобком пола. Кэтрин заголосила еще громче, когда босс ввел ей в анус всю ладонь до запястья и начал не спеша крутить ею там и шевелить пальцами. Рыдания насилуемой столь извращенным способом женщины плавно перешли в стоны, усиливающиеся, когда мужчина, владеющий ее задним проходом, делал попытки забраться еще глубже.

Немного погодя, Рон убрал колено с ее шеи, поднял за волосы голову женщины, поставив ее, таким образом, почти на четвереньки, и пощечинами заставил ее смотреть назад — в глаза босса, который продолжал владеть ее анусом.

У Наташи были уже какие-то безумные глаза. Эти мужчины спокойно делали с ней все, что приходило им в голову, а она — в наручниках и абсолютно голая — корчилась и стонала у них в ногах. Они проникали руками во все ее дыры, ставя ее для этого в такие позы, в каких им это было удобнее делать, и с помощью различных приспособлений фиксировали ее тело, чтобы она не имела ни малейшей возможности воспротивиться очередному извращенному насилию. Им нравилось рассматривать раздетую до гола женщину, страдающую от их действий в этих унизительных для нее позах. Вот и сейчас босс продолжал наслаждаться мучениями беспомощной самки. Он то вынимал руку из ее заднего прохода, разглядывая вместе со всеми ее широко раскрывшийся анус, то снова медленно вводил ее обратно, глядя в глаза стонущей с открытым распоркой ртом женщины. Такого он не никогда не мог делать ни с кем! Абсолютная беспомощность скованной и удерживаемой в нужной позе нагой женщины! Полная безнаказанность за издевательства над ней! Он — владелец всех ее женских органов и может делать с ними все, что ему захочется, а она не может отказать ему в этом... Мужчина улыбался, глядя в глаза насилуемой таким способом женщине и осознавая свою безграничную власть над ней — дрожащей от унижения, стыда, боли и возбуждения одновременно. Он знал что она, не желая того, вынуждена будет удовлетворить любые его сексуальные фантазии. Поэтому, не вынимая ладони из ее заднего прохода, он приказал Кэтрин встать.

Мужчины отпустили ее ноги и помогли свести их вместе, отчего босс с удовлетворением почувствовал давление на свою руку, находящуюся глубоко в заднем проходе этой женщины. Карл отстегнул наручники от ее щиколоток и, надев на нее ошейник, пристегнул наручники к кольцам на нем. Таким образом, руки «рабыни» оказались зафиксированы у ее шеи. Тут Рон взял ее за волосы и поставил упирающуюся женщину на ноги. Голая Наталья стояла в очень неудобной позе, отклячив зад и, нагнувшись всем телом вперед, так как мужская рука все еще была внутри нее, а сидящий сзади нее на стуле босс и не думал облегчить ее положение. Мало того, по его знаку Рэй и Карл развели ей в стороны локти, отчего у нее выпятились висячие груди, и привязали за шеей лесками к изгибам локтей металлический прут. В это же время Рон подкатил с трех сторон большие зеркала. Увидев в них свое отражение со всех сторон, Наташа заплакала от бессилия. Абсолютно голая (в одних туфлях), с зафиксированными за головой руками, она стояла буквой «Г» посреди ярко освещенной комнаты на вынужденно расставленных ногах между четырьмя мужчинами, один из которых, спокойно сидя на стуле у ее зада, не спеша мучил ее задний проход.

Ноги ее дрожали от боли в анусе и возбуждения. И тут босс начал придавать этой донельзя униженной самке разнообразные шокирующие мужское воображение позы. Нажав пальцами вниз в анусе женщины, он заставил ее наклониться вперед почти до касания головой пола. Ноги ее при этом непроизвольно согнулись в коленях. Затем он нажал пальцами вверх и возвратил ее в исходное положение. «Шестеркам» нравилось наблюдать за вынужденными поклонами Кэтрин, пока босс несколько раз вынуждал ее такими своими действиями нагибаться до пола.

Потом он заставил ее задрать одну ногу, согнутую в колене, в сторону — на стол, к которому были прикручены большие тиски, и Рэй зафиксировал ее в них за щиколотку. Наташа продолжала плакать и стонать. Слюни теперь уже почти непрерывно стекали из ее рта на пол. Стоя на одной ноге в низком поклоне с мужской рукой в заднем проходе, она вдруг почувствовала, как другая рука стала проникать в ее влагалище. Поза, в которой босс удерживал свою «рабыню», была очень удобна для глубокого изучения обоих отверстий в ее тазу, и он пользовался этим без всякого стеснения. Пальцы его рук чувствовали друг друга через тонкую перегородку между влагалищем истязаемой шлюхи и ее анусом.

Мучаемая таким способом, Наталья уже просто зашлась в истерике, пока босс изучал женщину обеими руками изнутри. Прикованные к ошейнику руки самки не могли помешать забавляться с ее органами и некоторое время спустя она, неожиданно для себя, мощно разрядилась в руку мужчины, находящуюся в ее лоне. Кэтрин уже с трудом могла стоять, низко нагнувшись, на одной ноге и тут босс вдруг улыбнулся Кэтрин в зеркало и вынул обспусканную руку из ее влагалища. Развернув ладонь в ее анусе на 180 градусов, он дал команду освободить ее ногу из тисков. Затем, чуть вынув руку из женского зада, он встал на стул и внезапно ладошкой приподнял Кэтрин за задний проход, оторвав ее ноги от пола...

«Рабыня», от неожиданности и пронзившей ее боли в натянутом анальном отверстии, заболтала ногами в воздухе, смешно вращая туфлями, вися почти параллельно полу на руке мужчины, торчащей у нее из ее задницы, и удерживаемой Карлом за волосы. Глаза мужчин еще больше загорелись каким-то нездоровым блеском. Рэй и Рон решили помочь боссу придать этой шлюхе еще более нелепую для женщины, но интересную для них, позу. Взявшись за щиколотки Кэтрин, они развели широко в стороны ее согнутые в коленях ноги, и привязали их за каблучки к лескам, свисающим сверху, после чего принялись не спеша рассматривать беспомощно висящую между ними молодую голую бабу, пытающуюся выбраться из этого безумно унизительного положения. Она, естественно, пробовала свести ноги вместе, чтобы освободить измученный анус от мужской руки и попытаться встать на пол, но лески не давали ей этого сделать. Плача от боли, жуткого стыда и бессилия, она дергалась в воздухе ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх