Кэтрин (окончание "Переломного уикэнда"). Цилиндр

Страница: 1 из 2

... Очнулась Наташа в ванной. Сколько времени она в ней пролежала — неизвестно... Но она была еще жива. С трудом шевеля головой, женщина осмотрела себя и с удивлением обнаружила, что кровь с ее тела была смыта. Раны были чем-то обработаны. Часть из них смазана какой-то мазью, а часть — заклеена пластырем. Боль чувствовалась везде, но была она теперь не так уж и сильна. Видимо не обошлось без обезболивания... Пару минут спустя она попробовала встать. Слабость в теле и ноющая боль мышц в паху не позволили ей это сделать. Видимо принудительный длительный шпагат на грифе не пошел ей на пользу. Женщина пролежала так с полчаса, прислушиваясь к своему телу, ощупывая его и размышляя, почему она еще жива. Потом она услышала топот на ступенях и через несколько секунд ее «хозяева» вошли к ней. В руках у Рэя был шприц...

... Наташа медленно приходила в себя и долго не могла сообразить, что теперь она распята в колодце диаметром около метра, сделанном из какого-то прочного прозрачного материала. Абсолютно голая, она была жестко зафиксирована в этом колодце, а сквозь стену ее рассматривали незнакомые хорошо одетые мужчины. Широко расставленные ноги ее были согнуты в коленях (смотрящих в разные стороны) под углом 90 градусов и зафиксированы в таком положении металлическими манжетами к вертикальным направляющим на стенке колодца за щиколотки и колени. В таком полуприсиде весь ее пах был предельно раскрыт «для экскурсий». Руки ее были задраны в стороны до уровня шеи и заведены немного назад и за манжеты на запястьях также прикованы к направляющим. Груди при этом оказались приподняты и соски предательски тянулись к «наблюдателям».

Чуть отойдя от первого шока, она обнаружила, что на сосках закреплены маленькие металлические «крокодильчики», проводки от которых шли вниз к стенкам колодца и уходили к какому-то пульту, возле которого и собрались сейчас обсуждающие ее обнаженное тело мужчины. Когда она поняла, что в ее влагалище и анус введены какие-то стержни, проводки от которых также шли к этому пульту, один из мужчин что-то нажал, и она медленно повернулась к ним задом. Колодец вращался!

Теперь она видела перед собой только кирпичную стену за прозрачным колодцем. Наташа попыталась повернуть голову назад, чтобы увидеть, что же там делают эти мужчины. Но толком ничего увидеть не удалось, и она просто стала ждать, пока им не надоест рассматривать ее задницу. Бросив взгляд вниз, она с ужасом увидела, что в ее зажившие малые половые губы вставлены колечки. Сколько же времени прошло, пока она не помнила себя? Дни? Недели? Что с ней делали все это время?

Но тут сверху что-то открылось и, взглянув наверх, Наталья замерла. В потолке, который находился почти сразу над ней, раскрылось отверстие, чуть меньшее по диаметру, чем ее голова, но отделанное по краям широкой мягкой резиной. В это время манжеты, фиксирующие ее руки и ноги, медленно поехали вверх по направляющим. При этом сам колодец стал снова поворачиваться на 180 градусов, разворачивая ее лицом к чему-то неизвестному. Женщина была настолько шокирована, что в мозгу у нее мелькнула лишь одна мысль — перемещая отдельно в разные положения манжеты, закрепленные на ее руках и ногах, ее могли «ставить» в любые позы! И удерживать ее в них столько — сколько надо... А нужно это будет тогда, когда по ее половым органам пойдет ток, и она вынуждена будет мучаться в том положении, в каком ОНИ захотят ее видеть...

И пока ужас от этой мысли овладевал ее мозгом, голова протиснулась в отверстие, и движение прекратилось. Все ее тело ниже шеи было где-то внизу, а голова... Голова оказалась в отделанной кафелем продолговатой чаше. Это был унитаз! И перед ней стоял не кто иной как босс! У Натальи потемнело в глазах, и закружилась голова. Босс осторожно снял брюки и повесил их на полотенцесушитель. Затем медленно снял трусы. Его член понемногу набухал. Мужчина подошел к чаше, из которой торчала голова его шлюхи, и встал над ней, поставив ноги в специально сделанные углубления по краям чаши. Они смотрели друг другу в глаза... «Рабыня», задрав голову, уже начинала глотать слюни, чтобы хоть немного смазать горло. И босс, одной рукой закидывающий через плечо галстук, а другой — сдвигающий кожицу с головки своего члена.

Он присел перед ней на корточки, разведя в стороны свои колени. Его член лег на ее лицо, а яйца коснулись ее губ. Наташа поняла все. Почти все... Но не все. И пока она лизала ему яйца и грела их у себя во рту, босс поведал ей, сколько она будет жить в таком положении... Что она должна будет делать самостоятельно, и как она будет ублажать всех, корчась под напряжением в цилиндре, созданном специально для нее. Все это время, пока мужчина рассказывал ей о ее предназначении, сломленная женщина покорно посасывала яйца своего хозяина, лелея мечту сделать ему очень больно и, возможно, погибнуть при этом. Но, словно догадываясь об этом, босс приберег самое главное на конец... Он напомнил Наташе про ее сестру Жаклин и даже не стал объяснять ей, что ее будет ждать, если...

После секундной паузы он деловито раскрыл ей рот своими пальцами, вынул ими ее язык и, присев чуть ниже, не спеша ввел свой, набухший от ласок сломленной теперь уже окончательно самки, член ей в рот, не забыв загрузить туда еще и яйца. Он трахал свою шлюху в рваном ритме, заставляя ее при этом стараться смотреть ему в глаза. Когда он делал быстрые и неглубокие погружения, его яйца шлепали по ее подбородку. Когда ему хотелось прочувствовать всю длину ее глотки, он подавался вперед всем пахом, вкладывая свои яйца ей в рот, и сильно дотягивал на себя ее голову за волосы. Несколько раз она сильно высовывала язык по его желанию, и после этого он вводил свой член до упора. При этом давящаяся шлюха должна была вылизывать снизу его яйца торчащим изо рта языком. Одновременно мужчина натягивал ее на себя за уши, пытаясь пролезть как можно глубже в горло насилуемой. Он трахал ее долго и деловито, наслаждаясь как самим процессом, так и позой, в которой женщина вынуждена была обслуживать его пенис. Это было настолько долго, что она успела почувствовать запах его грязных носков. Особенно туго пришлось ей, когда в самом конце он чуть ли не на минуту погрузился в ее глотку и уже там просто мелкими рывками доводил себя до экстаза. Но она помнила, что ей нельзя умирать из-за Жаклин и это помогло ей держаться так долго, пока пульсирующий глубоко в ее горле член насилующего ее мужчины не изверг из себя все свои соки.

Вынув обессилевший член изо рта своей самки, и разрешив ей сглотнуть пару раз и немного отдышаться, босс дал ей отсосать оставшееся в его члене семя, а затем встал и, отойдя чуть назад указал ей, что она должна понимать — что ей делать дальше. Проглотив практически всю липкую слизь, шлюха подняла голову вверх и широко раскрыла рот, глядя раскрасневшимися глазами в лицо хозяина...

Он долго ссал ей в рот, не стараясь даже попадать как можно точнее. Поэтому все ее лицо в конце процесса было мокрым. Но вниз — в колодец — ничего не протекало из-за резины, плотно облегающей ее шею. А вся моча, которую она не успела сглотнуть, стекла в специальное отверстие, находящееся в полуметре от ее головы. Босс улыбнулся своей предусмотрительности, а Наталье показалось, что так он благодарит ее за все то, что она для него сегодня сделала. Наивная... Она забыла обо всем, что он ей говорил. Через две-три минуты его грязная задница нависла над ее носом. Такого издевательства она не испытывала никогда! Хотя, она никогда не испытывала и того, что было несколько (сколько?) дней назад в подвале дома босса...

Нет слов, чтобы передать то отвращение, с каким Наталья вылизывала вонючий волосатый анус своего хозяина. Для мужчины это прошло довольно-таки быстро и приятно. Для его «рабыни» — мучительно долго и безумно противно. Но он — ее босс! И когда он сказал ей поиграть язычком с его анусом, она еще минут десять ласкала носом и языком принадлежащий ей всецело мужской зад. Мужчина ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх