Кэтрин (окончание "Переломного уикэнда"). Вечер

Страница: 5 из 6

вынуть распорку из ее рта. Выслушав это, босс довольно улыбнулся. Наташа не могла этого видеть. Она только слышала что босс не спеша куда-то отошел. Она знала точно, что это он, так как когда он говорил, он был сзади нее — как раз между разведенных в стороны ног, напротив ее истерзанного влагалища и крюка, плотно сидящего в ее заднем проходе. И тут он вернулся. Женщина услышала, как он встал снова на том же месте. Ее охватила паника. Она ничего не видела и почти ничего не слышала из-за шума в голове, время от времени сплевывая сперму, иногда снова оказывающуюся у нее во рту на выдохе. Пауза затянулась. Кровь с шумом пульсировала в ее голове...

У нее — абсолютная беззащитность.

У них — полная вседозволенность.

У нее — невозможность изменить ситуацию.

У них — все ее женские половые органы.

У нее...

Адская боль в промежности родила новые истошные женские вопли в гнетущей тишине подвала. Соль! Босс втирал в израненный пах подвешенной и удерживаемой за ноги в раскляченной позе самки соль... Всего каких-то минут десять мужчины стояли со стороны задницы висящей женщины, рассматривая эффект, производимый солью. За эти долгие десять минут крики Наташи снизошли до полубесчувственных стонов. Слюни текли из раскрытого рта на пол... Сознание вернулось к ней только тогда, когда Рой дал ей подышать нашатырем. Промежность не чувствовалась, зато сильно болел задний проход. Все-таки крюк был толстый, да и собственный вес женщины, пусть и небольшой, но давил на стенки прямой кишки.

 — Ну, как? — где-то далеко раздался голос босса.

Наталья с трудом чуть приоткрыла глаза, но ничего не увидела, так как резиновая маска была все еще на месте. С трудом шевеля раскрытым ртом, она спросила — зачем снова боль? Ведь она рассказала о Жаклин все. Ответом ей послужил хохот босса и его «шестерок». До нее дошло, что в мир иной она все равно сможет уйти только через боль. Через такую боль, от которой не поможет даже нашатырь. И сколько бы времени ей не оставалось быть женщиной для их адских половых развлечений с ней — до последней секунды против своей воли она вынуждена будет ублажать их своим видом, своими позами, своей болью, использованием себя для опорожнения их членов...

Когда эти мысли пронеслись у нее в голове, Наташа почувствовала, что ее опускают на пол. Она слышит, что идут какие-то приготовления, но ничего не видно! Вот ноги коснулись пола. Секундой позже она стукнулась и головой об него. Еще несколько секунд — и она лежит на животе, на холодном полу. Груди ее попали во что-то холодное и липкое. Наталья сообразила, что это сперма из ее рта. Крюк по-прежнему покоится в ее заднем проходе. Кругом шаги. Двигается стол. Что-то готовится. Для нее... Вернее — для них, для их удовольствия, но с использованием ее женского тела, ее половых органов. Что? Что-о-о это?? Что-о-о-о-о???

Сильные мужские руки подняли ее в горизонтальном положении над полом. Чья-то рука неосторожно выдернула крюк из заднего прохода женщины.

 — Вот это дырина! — услышала она голос Карла.

Весь зад сильно болел. Наташа почувствовала, что ее куда-то понесли. Стол. Ее положили животом на обычный стол. Только голова не на столе, а за ним. Беспомощная женщина свесила голову вниз. Трудно держать. Руки по-прежнему связаны за спиной. Тут на шею сверху лег какой-то ремень, не дающей ей возможности поднять голову от стола. Казалось, ее уже ничем не возможно испугать, но она снова перепугалась. Что им надо еще? Черт, ничего не видно!

Рэй и Карл подняли зад своей «рабыни» так, что она оказалась стоящей на столе на коленях вниз головой, и подставили ей под живот толстую высокую доску, чтобы шлюха не имела возможности опустить таз. Ноги мелко задрожавшей от страха и холода нагой суки развели в стороны и перехватив их у коленок и щиколоток кожаными ремнями, вмонтированными в стол, крепко зафиксировали. Рон еще раз проверил, хорошо ли он закрепил ее шею, так как от этого зависит насколько полно он сможет насладиться беспомощностью этой беззащитной самки. Босс сел на стул слева от стола, чтобы видеть всю картину сбоку. Карл и Рэй уже стояли сзади стола — напротив приготовленного ими для своих дальнейших забав паха стоящей перед ними задом на коленях голой бабы. Карл держал широкую пробку и шило. В руках у Рэя были пассатижи. На столе перед ними, между ног их «рабыни», лежал целый ряд инструментов...

Рон забрался на стол и принялся мочиться в дыру широченного темного ануса их Кэтрин. Босс видел, что шлюха даже не среагировала на это извращение, так как скорее всего терялась в догадках — что ей вливают в задний проход. А Рон забавлялся, то, придерживая струю, то, пуская ее снова на полную катушку. Когда он закончил, моча уже почти начала выливаться из заднего прохода женщины. И если бы мышцы ее ануса не были так обессилены предыдущими забавами мужчин с ней, она могла бы сжаться и выплеснуть часть этой желтой жидкости. Но сил у Натальи после всего пережитого не осталось вовсе. Теперь она точно не могла ничего изменить, даже если бы ее и не фиксировали в этой бесстыдной для нее позе.

Мужчина спрыгнул со стола, обошел вокруг и подошел к кукле спереди. Руками он поднял ее голову и развернул ее вертикально. Горло Наташи больно уперлось в угол стола, а притянутая ремнем к столу шея не давала возможности снять это давление. Рон увидел, как Карл вскочил на стол и с силой, не без труда, заткнул большой пробкой ее задний проход. Самка орала от боли, пытаясь чем-то помешать Карлу скованными за спиной руками, но было уже поздно. Карл присел у ее паха. Рон понял, что пора... Он с наслаждением медленно погрузил свой мокрый от мочи член в рот шлюхи, пока его яйца не оказались в ее по-прежнему раскрытом распоркой рту. Лицо их Кэт уперлось в волосатый пах мужчины и, сдерживая рвоту, она почувствовала как его член стал двигаться туда-сюда очень глубоко в ее глотке. Мужчина долго (с чувством) трахал в глотку обездвиженную самку неспешными движениями, наслаждаясь плотным обхватом ее губами своего члена. Ему вдруг стало приятно оттого, что его волосатые яйца мокнут во рту этой женщины столько времени, сколько захочет он, а не столько, сколько сможет выдержать она...

Продолжая не спеша потрахивать Кэтрин, он попытался представить — о чем она сейчас может думать? С большим толстым и мокрым от мочи мужским членом в глотке, с забитым яйцами мужика ртом и с животным желанием вдохнуть в себя воздух... Рон решил проявить великодушие и неохотно освободил рот своей Кэт. Последовал судорожный шумный вздох насилуемой. Потом выдох. И так несколько раз. Доставив шлюхе это удовольствие (немного подышать) Рон принялся резко, рывками вынимать и глубоко вставлять свой член в рот «рабыни», не заботясь уже о том, успевает она вздохнуть или нет. Ведь про Жаклин они уже все знали. Да и ему самому теперь предстояло испытать неизвестные чувства от орального секса, при котором возможен фатальный исход...

В это время Рэй ухватился пассатижами за левые внешние половые губы жертвы и с силой оттянул их на себя, а Карл принялся их дырявить шилом. Если бы Наталья Петровна могла кричать — она бы страшно вопила. Но ее рот почти все время был занят членом Рона. Немного помогало лишь то, что ранее босс так отделал ее влагалище прутом и солью, что часть боли она просто уже не воспринимала. Закончив с левыми половыми губами, Рэй впился плоскогубцами в правые, и Карл стал многократно протыкать шилом и их. Мужчины балдели — каждый от своего. Имея в своем распоряжении обездвиженную нагую самку, они не могли уже отказать себе по отношению к ней ни в чем. Не выдержав, босс подошел сзади, чтобы увидеть, как теперь его молодцы расправятся с малыми половыми губами обидевшей его «рабыни». Пару минут он наблюдал вблизи, как превращается в кровавые лохмотья некогда красивое лоно его шлюхи.

Закончив, Рэй отступил назад, а Карл, видя, что Рон не спешит набить глотку ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх