Миллионерша

Страница: 2 из 2

заходил искусственный член. В это время медсестра присела на пол и взяла в рот член Кисы. Доктор вынул из ануса новоявленной женщины ручной вибратор, расстегнул брюки, смазал свой член, лег на кровать, обхватив сзади Машу, и ввел ей свое орудие. Через несколько минут медсестра сидела на полу, слизывая остатки спермы с поникшего пениса Маши, а доктор заполнял задок Кисы своей спермой. Еще через 5 минут, в течение которых профессор успокаивал изнасилованную, он встал и скомандовал медсестре:

 — Вымой ее как следует. Тщательно внутри промой. Сегодня смотрины. Наденешь на нее только трусики. Вечером наблюдай за порядком в гостиной. Разрешай клиентам вдувать девчонкам во все дыры. Ну, а жено-мужчины, Рысь и Киса, пусть работу своим членам дадут, если захотят. Сама не давай никому. Если кто тебе понравится, можешь заняться сексом в свободное от работы время. И не разрешай никаких садо-мазо. Нам нужен неиспорченный товар. Никаких синяков, ссадин, кровоподтеков. Если что, вызывай секьюрити, они успокоят любых амбалов.

Смотрины прошли успешно, Кису в основном использовали, как женщину, в рот и в попу. Только в самом конце один из клиентов захотел у нее отсосать. Желание клиента — закон!

Шли месяцы, Маша Кузнецова уже забыла о времени, когда была Мишей. Работа проститутки была иногда нелегкой, но кормили вкусно и сытно, одевали — просто шикарно. Единственно, что не нравилось — не выпускали за пределы закрытой территории. Маша вспомнила, что когда она была инженером, то бывала в командировке на закрытом полигоне, и ощущения вернулись почти те же. Правда, на ее теперешнем «полигоне» были разбиты прекрасные цветники, в теплое время года работали фонтаны. Можно было посещать бассейн, сауну, фитнесс-центр и солярий. Тем не менее, охранная сигнализация не позволяла покинуть территорию ни одной из девушек. Исключения делались только на время проведения операций, таких, во время которой Миша-Маша и попал в этот высококлассный бордель. Убежать во время операций по поставке новых шлюх, к которым Кису привлекали, не представлялось возможным: документов нет, в лифчике дамские груди, а в трусах — мужское достоинство. С таким хозяйством хоть к ментам попадешь, хоть к уркам — мало не покажется. К тому же в их заведении появился мужчина, который полностью завладел Машиным временем и мечтами. Высокий, интеллигентный, не скупящийся на дорогие подарки: колечко с бриллиантом, такие же серьги, норковая шубка. Почему-то он был похож с Машей лицом. В постели бесподобен. В его руках, под его губами Киса по-настоящему ощущала себя женщиной, хотя у него был протез вместо пениса. Но Майкл Смит (именно так звали гостя) пользовался различными «игрушками», которые пристегивал к своему телу. Член Маши он игнорировал, она интересовала его только как женщина. Однажды Майкл пришел с большим букетом роз и сказал:

 — Я скоро уезжаю домой, в Штаты. Я люблю тебя и предлагаю тебе выйти за меня замуж. Обещаю, что буду всегда нежен и внимателен. Ну, а с материальной точки зрения ты уже имела время оценить мои возможности. Есть только одно условие: я хочу, чтобы ты окончательно сменила пол. Профессор делает такие операции, он без труда сменит твой член на нежную PEACEду.

С этими словами Майкл запустил руку в трусы Маши, и проник меж ее бедер, гладя яички и ствол ее члена.

 — Только представь себе, что вместо мужского органа здесь будет нежная, влажная щелка, и мои пальцы будут погружаться прямо в тебя.

Киса давно была готова к тому, чтобы лишиться мужского достоинства. Сколько раз она в мечтах представляла, как пальцы Майкла раздвигают ее половые губы и входят вглубь, как его «игрушки» легко погружаются в ее «девочку». В материальном благополучии своего мужчины она не сомневалась. Профессор согласился сделать операцию (еще бы! За такие бабки!). Так Маша Кузнецова лишилась #уя, но приобрела PEACEду.

...

Когда она пришла в себя, то увидела зеркало, прикрепленное на потолке, а в зеркале — себя, лежащую на спине и укрытую простыней. Маша сбросила простыню, взяла пульт, лежащий рядом на тумбочке, и кнопками управления заставила зеркало опуститься вниз. PEACEда была новенькая и, на Машин взгляд, красивая.

«Интересно, целку он мне там сделал?» — подумала женщина.

Через несколько дней Майкл должен был забрать Машу из медицинского центра и увезти в Штаты. Профессор сказал, что все в порядке, швы затянулись, как надо, после операции, можно и нужно уже и пое#аться. Утром подруги, Птичка, Рыбка и Рысь пришли попрощаться с Кисой. Это был своеобразный девичник перед выходом Маши замуж и отъездом за рубеж. Девчонки начали целоваться, поцелуи делались все более страстными. Началась шутливая борьба и возня. Юля, Лена и Шура, ссылаясь на жару, скинули юбки и блузки, за ними последовали бюстгальтеры и трусы. Член Шуры уже окреп и стоял. Девчонки, продолжая целовать и тискать Машу, раздели ее догола. Она чувствовала стеснение и удовольствие одновременно. Шура сказала:

 — Сегодня твое посвящение в женщины. Большое трахалово, жуткое порево. Ты должна почувствовать в себе три члена одновременно. А четвертый позже присоединится.

Птичка и Рыбка пристегнули искусственные пенисы, Рысь легла на спину, Кису уложили на нее. Член Шуры был первым в новехонькой дырочке Маши. Юля ввела Маше в рот, а Лена — в попу. Когда они все задвигались во всех ее дырочках, Киса получила несколько оргазмов от одного только ощущения, что трое владеют ею. Вдруг дверь в палату открылась, вошли профессор с тремя ассистентами. Женщины пошли по рукам, искусственные пенисы были сняты, так как было достаточно и естественных. Профессор продолжил начатое Рысью дело. Маша впервые ощутила в своей щелке настоящий мужской член. Сегодня для нее был день открытий. Групповуха продолжалась достаточно долго. Когда все утомились, профессор сказал:

 — Ну, вот, теперь ты женщина. Девчонки, вымойте ее как следует. Особенно влагалище промойте, из шланга. Вечером она уезжает. Успехов тебе и хорошей жизни в Америке, Маша.

Девчонки расстались подругами. Они даже поплакали на дорожку о нелегкой женской доле. Вечером того же дня Майкл Смит и Маша Кузнецова отбыли в Штаты.

...

Прошло несколько лет. За это время Маша Кузнецова стала Мэри Смит. Бизнес Майкла шел хорошо, у супругов был собственный дом в Калифорнии, Майкл стал миллионером. Жарким летним вечером Майкл и Мэри поплавали обнаженные в бассейне, затем он зажал ее возле стенки и ввел палец в ее щелку. Подвигав слегка, он взял одну из своих «игрушек», пристегнул ее, насадил на нее супругу. Трахаться, стоя в воде, было легко. Затем они вылезли из бассейна и уселись в креслах, отдыхая.

 — Слушай, милый! Давно тебя хотела спросить: почему ты так хорошо говоришь по-русски? И, прости за нескромный вопрос, что за травму ты получил, когда лишился члена? А еще интересно, почему мы так похожи на лицо? Не знаешь?

Последовала длинная пауза.

 — Ответить на твои вопросы не так легко. Впрочем, я сам давно хотел тебе во всем признаться. Я полюбил тебя, но скрывать тайну больше не имею права. Сейчас все расскажу, только налью себе виски. Тебе налить?

 — Сок, пожалуйста.

Майкл принес виски и сок, расположился в кресле, отхлебнул из своего бокала.

 — Так вот. Я родился в СССР. Вот ответ на твой первый вопрос: именно поэтому по-русски говорю в совершенстве. Имя мое от рождения было: Маша Кузнецова.

Мэри поперхнулась соком.

 — Ты был девочкой?

 — Да. Но я был транссексуалом. Или была транссексуалкой. Мне хотелось быть мужчиной. Кроме того, у меня в подростковом возрасте обнаружился криминальный талант, и я стал... стала аферисткой на доверии. Тут как раз и СССР дал дуба, аферистов развелось — тьма! Втиралась к людям, лохам, выманивала бабки и — тю-тю. А еще познакомилась как-то с профессором, который меня частенько натягивал и выведал тайну, что я хочу быть мужчиной. Профессора этого ты хорошо знаешь.

Последовала пауза, Майкл сделал большой глоток из своего бокала.

 — Ну, продолжай же.

 — Не так-то просто. Ну, ладно. Случай помог мне узнать, что богатый американский дядюшка оставил большое наследство некому Мише Кузнецову.

 — Постой, постой...

 — Да-да, именно тебе. Я уговорил профессора в счет будущего моего богатства сделать мне операцию и превратить в мужчину. Кроме того, пришлось сделать пластику лица, чтобы нас с тобой не отличили. Это ответ на твой вопрос: почему мы похожи? Поддельные документы я достал, таким образом, я стал Мишей Кузнецовым, а впоследствии — Майклом Смитом, и занял твое место. Все прошло без сучка и задоринки. Если конечно не считать, что полноценного члена профессор мне пришпандорить не смог. Это ответ на твой вопрос: почему у меня протез? Я получил огромное наследство в Америке, но чувство вины перед тобой не покидало меня. Я слетал в Москву, с помощью старых друзей проник в твою квартиру. Даже не знаю, что меня толкнуло на этот поступок, что я хотел там найти. Нашел дневник, и понял, что ты хочешь стать женщиной. Тогда я решил осуществить твою мечту, отвалить тебе бабок, и дело с концом. Думал, что чувство вины уйдет. Я обратился к профессору, он организовал м-м-м, мероприятие в трамвае и парке, ты стал, э-э-э, стала женщиной с мужским членом, жено-мужчиной. Когда я стал посещать тебя, то понял, что влюбился. Мне понравилось в тебе все: лицо, тело, характер, интеллект. Единственно, мне мешала твоя палка. Я объяснился тебе в любви, ты ответила взаимностью, тебе отрезали то, что мне мешало, и проделали в тебе дырочку, которой не хватало. Ты стала моей прекрасной миллионершей. Вот, собственно, и все.

Майкл сделал еще один глоток. Мэри молча попивала свой сок.

 — Не молчи, Мэри. Прошу тебя, если мой рассказ тебя шокировал, если ты чувствуешь злобу по отношению ко мне, не делай поспешных выводов. Мэри, я действительно люблю тебя и желаю только добра.

 — Нет у меня к тебе зла. История наша, конечно, диковатая, лучше, чтобы о ней никто не знал. Майкл, я тебя тоже очень люблю, я всем довольна. Единственно, я бы хотела, чтобы у нас были дети. Но, как ты догадываешься, я родить их не могу. А ты не можешь?

 — Уже юморишь? Как камень с души упал, спасибо тебе. Интересно, я ведь тоже думал о детях. И кое-что уже предпринял. Нам подыскали две кандидатуры: мальчика и девочку, лишившихся родителей. Если ты не против, мы можем познакомиться с ними в ближайшее воскресенье.

 — Вот это да! Ты предугадываешь мои желания! Муж и жена — одна сатана. Я не против, давай познакомимся с ребятами. Ну, а пока детей у нас нет, мне хочется пошалить. Эй, Маша Кузнецова, идем-ка в комнату, я трахну тебя в нежнейшую попку! Тебе понравится, сегодня ночью ты станешь моей шлюхой! Да тебя не драли туда, наверно, целую вечность, это пора исправить.

С этим словами Мэри повлекла Майкла в комнату, поставила его раком в кровати, смазала анус гелем, пристегнула свою любимую игрушку, осторожно ввела ее мужу и ухватила его за талию.

 — Машка! Какая у тебя задница нежная! Знай, подмахивай, моя сладкая девочка!

Подыгрывая жене, Майкл задвигал задом, приговаривая:

 — Трахни меня, Мишка! Девочка вся принадлежит своему мальчику до утра.

 — Какие у тебя движения блядские! Держись, сучка!

И Мэри Смит стала сношать Майкла Смита в попу. Или Миша Кузнецов — Машу Кузнецову? А потом она — его, или он — ее? А, пошли они на... , запутался я с ними окончательно, сами попробуйте разобраться.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх