Захватчик

Страница: 1 из 2

Они захватывали один город за другим. Наши войска давно потерпели сокрушительные поражения, и теперь каждый город пытался защищаться самостоятельно, однако силы были слишком неравными. Мы вообще миролюбивая нация и к войне были совершенно не готовы. Агрессоры же оказались настоящими ассами захватнической войны, и наши мужчины не смогли им ничего противопоставить. Даже по внешнему облику мужчин можно представить разницу в характере наших государств: мужчины нашей нации, как правило, щуплые и невысокого роста, представители сильного пола нации захватчиков не в пример крупнее и выглядят более устрашающе. О бесчеловечных порядках захватчиков уже ходили слухи: каждому солдату было разрешено оставить себе в собственность дом, который он захватит, если же в какой-то дом врывалась группа солдат, то он доставался старшему офицеру. Кроме того, ему в собственность доставались и все женщины этого дома, оставшихся же в живых мужчин обращали в рабство.

В тот злосчастный вечер я и моя двоюродная сестра находились у себя дома: по последним известиям враг был еще далеко, но мы уже собирали вещи, чтобы на всякий случай бежать из города и попытаться укрыться в лесах. Нам с сестрой было по 19, я — блондинка, она — брюнетка, обе с длинными волосами, среднего роста, стройного телосложения, но никак не тощие. В общем, обычные, вполне симпатичные девчонки со всеми причитающимися прелестями. Мы уже почти год как обе были замужем. Выйдя замуж за своих парней в один день, мы с тех пор жили все вместе в двухэтажном особняке: я с мужем на первом этаже, сестра со своим — на втором. Наши ребята, вернувшиеся из разбитой армии, завтра должны были вступить в гарнизон города, и мы планировали этой ночью как следует проститься с ними. Но судьба распорядилась иначе.

Наш дом находился на самой окраине города, и именно поэтому враг сначала прошел мимо нас.

Когда входная дверь внезапно распахнулась, мы все вчетвером находились в холле первого этажа, упаковывая сумки. В дом буквально вихрем влетело несколько человек в камуфляжной форме и с автоматами наперевес. От неожиданности мы оторопели, не в силах сдвинуться с места, подонки же времени даром не теряли — чтобы скрутить наших мальчиков им потребовалось от силы секунд пять.

 — Очень хорошо, — по-хозяйски озираясь, произнес тот, кто был старшим.

Судя по погонам, это был полковник, причем для этого звания относительно молодой — на вскидку ему можно было дать лет 35—40. Даже на фоне своих отнюдь не хилых солдат он выделялся мощным телосложением, а уж любого из наших мужей он был больше чуть ли не в два раза. Окинув взглядом комнату, он посмотрел на нас, и его лицо расплылось в довольной ухмылке.

 — Пожалуй, я беру этот домик, — сказал он, пока наших парней выволакивали из дому.

Они пытались чего-то кричать, с отчаянием озирались на нас, но сделать что-либо были бессильны. Кто-то из солдат спросил полковника, требуется ли ему помощь, однако он их всех отпустил, оставшись наедине со мной и моей двоюродной сестрой. Как потом выяснилось, последние несколько месяцев он провел в постоянных боях и марш-бросках. Круглосуточное пребывание в состояние готовности к бою, адские полевые условия и полное отсутствие секса. Неудивительно, что теперь он жадно пожирал нас горящими от похоти глазами. Тем не менее, это был волевой человек, и он не набросился на нас сразу, видимо, решив немного оттянуть сладостный миг награды за лишения.

 — Даже не пытайтесь бежать, — он, словно прочитал наши мысли, — город все равно окружен, вас поймают, и тогда вам действительно мало не покажется. Лучше приготовьте мне чего-нибудь поесть, я очень устал.

Мы словно на ватных ногах прошли на кухню и долго стояли на ней, переживая происшедшее. Мы слышали о случаях, когда девушки и женщины бежали от вновь приобретенных хозяев: их, рано или поздно, всех ловили, и то, что делали с такими беглянками, лучше не рассказывать. Оставшись же, мы оставались в собственном доме и принадлежали всего одному мужчине, причем далеко не самому страшному (ведь мало ли кто мог попасться), к тому же в чине полковника. Мы обсудили с сестрой альтернативы, и поняли, что альтернатив у нас нет. Самое лучшее для нас было — остаться в доме, и постараться не злить новоиспеченного хозяина, чтобы, не дай Бог, не отказался от нас в пользу солдатни.

Приготовив еду, мы отнесли ее полковнику, он вновь посмотрел на нас полными страсти глазами, но вновь сдержал себя, улыбнулся, и попросил оставить его одного, чтоб он мог спокойно поесть, а где-нибудь через полчаса вернуться. Мы поднялись на второй этаж, выждали полчаса, поплакав и попереживав о наших мужьях (что теперь с ними будет?), и спустились вниз.

Он лежал на диване с закрытыми глазами и блуждающей улыбкой на лице. Полковник предварительно обнажился ниже пояса и теперь лежал только в футболке цвета хаки, широко раздвинув ноги, а между его мощными бедрами гордо вздымался эрегированный член. Видимо, одна мысль о том, что он только что стал обладателем шикарного дома c двумя молоденькими красотками в придачу, привела его соскучившийся по любви половой орган в состояние полной боевой готовности. Должна признаться, что мужское достоинство моего мужа было бы просто смешным рядом с этим красавцем, а судя по рассказам сестры — и достоинство ее мужа тоже. Может это тоже национальные отличия?

При этом большой член и большие яйца смотрелись очень даже органично между толстых мужицких ног этого гиганта. Мы с сестрой некоторое время заворожено смотрели на это чудо природы, а потом я, сама в ужасе от того, что делаю, как загипнотизированная приблизилась к дивану и бесшумно опустилась на колени, так, что мое личико оказалось аккурат рядом с его достоинством. Сестра последовала за мной, но только чуть сбоку и тоже опустилась на колени.

«Все равно нам теперь придется его постоянно ублажать, какой смысл оттягивать начало», — почему-то подумала я, и влекомая все тем же непонятным порывом, протянула вперед руку, нерешительно коснувшись достоинства полковника.

Тихий стон наслаждения раздался с противоположного конца дивана, а бедра раздвинулись еще шире, как бы предлагая продолжать. Полковник был весь мокрый от пота, вероятно, когда они шли на штурм города им пришлось долго бежать, что нынешним знойным летом не так то просто, к тому же, он, похоже, давно не мылся. Я опустила голову ему между ног и как будто вся погрузилась в этот густой запах пота. Моя рука нежно погладила закостеневший член и спустилась ниже, медленно огибая округлость его переполненных спермой яиц. Пока я проводила по ним ладошкой, она вся стала мокрой от его пота. Сестра тоже решилась, взяла в руку его ствол и стала его аккуратно подрачивать, не спеша передвигая кожицу вверх-вниз.

Я приоткрыла ротик и лизнула яйца, тут же попробовав на вкус пот между ног моего хозяина. Пот оказался солоноватым, и я начала тщательно вылизывать яйца, подмывая, таким образом, то, что очень давно не мылось. Сестричка же направила себе в ротик член хозяина и стала мерно посасывать. И вновь тихий стон вырвался из груди нашего патрона: о, как же он соскучился по женским ласкам! Я поймала себя на том, что все происходящее начинало мне нравиться: покорно положив ручки на бедра хозяина, я все активнее вылизывала его яйца, целовала их, да и моя сестра, похоже, тоже вошла во вкус, сося все интенсивнее. Она наверняка еще и язычком щекотала головку члена — все-таки замужем уже была, что нужно делать в общих чертах представляла. Я с ужасом подумала:

«Господи, что же мы делаем??? Ведь это агрессор, узурпатор, человек, только что одним приказом отправивший в рабство наших мужей, принадлежащий к расе подонков, поставивших на колени нашу родину, захвативших то, что принадлежало другим».

Но на эту мысль пришла другая, что теперь уже все равно никуда не деться, хозяина все равно надо как можно лучше удовлетворять, чтобы он на нас не обиделся,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)
наверх