Сказка о меховом рабе

Страница: 4 из 4

продолжала хлыстать своего раба и не могла остановиться. Он был шокирован таким поворотом событий и яростью своей Госпожи. Ему ещё не приходилось видеть Её такой разгорячённой. Он не мог вобрать в себя воздух от боли. Сознание Авеля погрузилось в нескончаемый поток боли и безысходности. Казалось, этому нет конца. Глаза то напряжённо закрывались, то раскрывались во всю способность быть раскрытыми.

Госпожа швырнула плеть в угол комнаты, толкнула Авеля вперёд и отшлёпала что было мочи его крепкую попу. Кот весь горел и тяжело дышал, в его глазах уже давно проступили слёзы. Последним шлепком Лолита оттолкнула от себя кота и плюхнулась звёздочкой на кровать.

 — Теперь я спокойна, — вздохнув, сказала Она.

Авель тихонько сполз с кровати на пол и лёг на пушистый коврик отдышаться.

Лолита ораторским голосом заполнила комнату резонансом:

 — Как не обходится ничего на свете без боли, так и отношения невозможны без боли. Так пусть же будет эта боль физическая, а не душевная!

Эти слова наполнили Авеля спокойствием. Он вспомнил себя пятилетним ребёнком, размышляющим на тему боли. И рад был слышать схожесть взглядов. Он ещё раз убедился, что Лолита предназначена ему судьбой.

Кот повернулся на спину. Тело окатило болью. Авель тут же ощутил свою принадлежность Госпоже. Он считал, что синяки и боль от них несут собой зависимость и принадлежность. Их приятно видеть и ощущать. Это нечто более, чем просто пятна на светлой коже.

Авель заёрзал. Его остановило внезапно появившееся над ним лицо Госпожи.

 — Котик хочет поиграть? — хитро улыбаясь спросила Она и нацепила Авелю прищепки на яички, затем на уши и губу.

Кот замер. Он понял, что ещё совсем плохо знает Лолиту, чтобы предугадать Её поведение. Она каждый раз открывалась ему в новом свете.

Единственное, в чём Авель был уверен на тот момент, так это то, что Госпожа его по натуре трудоголик и время, отведённое на отдых, будет очень коротким. Лолита не умела и не любила отдыхать. Она ценила каждую минуту жизни, а в моменты особого удовольствия и секунды казались длинными, она наслаждалась каждой. Лолита считала, что ни один день не должен быть прожит без пользы.

Предположения Авеля подтвердились. Госпожа бодро подпрыгнула с кровати, как на пружине, и подошла к шкафу переодеться.

 — Авель, собирайся! Мы идём в бассейн.

Кот испугался, ведь он, как и настоящие кошки, боялся воды. Он паниковал от вида большого количества воды, его не покидала фобия утонуть. Но делать было нечего. Желания Госпожи не подлежат обсуждению, а Авель на то и подчинялся, чтоб угождать Лолите.

Для отношений такого вида поход в бассейн, да и во многие другие общественные места, являлся не просто походом, но и испытанием на прочность. В отличие от многих других пар, Авель и Лолита не скрывали своих пристрастий. Они придерживались того принципа, что жить нужно в угоду себе, а значит, они имеют такое же право на самовыражение, как и все остальные.

Отличаться всегда сложно. Это косые взгляды, обсуждение, осуждение, удивление, сплетни, насмешки. Но Авеля и его Госпожу это не смущало. Они придерживались того мнения, что лучше отличаться и терпеть непонимание, но получать удовольствие от жизни, брать от жизни всё.

Как только Авель вошёл на территорию бассейна, он оказался в центре пристальных взглядов. Люди рассматривали с недоумением розовый мех на шее парня. Авелю было неприятно, но он держался непоколебимо и уверенно шёл по направлению к отдыхающей Госпоже. Лолита была восторженна стойкостью своего раба. Она разглядела сложившуюся ситуацию с другой стороны. Нашла её интересной и решила, что таким образом можно поиздеваться над неготовыми к такому сюжету наблюдателями. Авель сел на колени перед Лолитой. Она поцеловала его в лоб и приказала сделать массаж.

Теперь и посетителям бассейна стало неудобно, как только они почувствовали излучаемую уверенность двух, привлекающих внимание, персонажей. Они наигранно всеми силами делали вид, что им неинтересная пришедшая пара, а сами то и дело поглядывали в их сторону. В глазах некоторых женщин Лолита разглядела зависть и была довольна собой.

Спустя некоторое время Она стояла по шею в воде и звала к себе Авеля. Тот изобразил на лице явный страх, вцепился руками в стену бассейна.

 — Я кот! А кошки воды боятся.

 — Меня не волнует чего ты боишься! Ко мне подойди!

Авель снова оказался в центре внимания. Рядом прошёл парень и с усмешкой сказал своим друзьям:

 — Может нас снимают на скрытую камеру? Проверяют реакцию на клоунов?

 — Клоунов и в жизни хватает, — пробурчал один из его друзей. — Человек-кот... Рыба-кирпич...

Авель покраснел со стыда боязни воды. Это показалось ему более ненормальным, чем даже розовый мех на шее. Он решил, что это недопустимо, набрался смелости, сделал три глубоких вдоха и поплыл к Лолите.

Недалеко послышалась реплика:

 — Он бы ещё шубу надел.

Авель и Госпожа уже не обращали ни на что внимания. Им было вместе хорошо. Их счастьем было найти друг друга.

Приятные моменты жизни коротки, а память о них вечна. Порой складывается впечатление, что большая часть жизни проживается в фантазиях, нежели в реальности.

В это сонное дождливое утро Авеля разбудил стук в дверь. Едва продрав глаза, он подошёл к порогу и увидел Лолиту. Она вошла в квартиру с потускневшим видом и наполнила атмосферу горечью.

 — Авель, встань на колени! — выжимая из себя хоть капельку строгости, произнесла Госпожа.

Авель чувствовал что-то неладное, внутри царил хаос. Он всё же встал на колени, не понимая, что заставило Лолиту прийти в столь ранний час дождливым утром, когда люди стараются не выходить из дома.

Госпожа достала красивый чёрный футляр дорогой отделки. Открыла его перед глазами Авеля и взяла из него металлический ошейник с розовым мехом. Авелю стало безумно приятно. Он с радостью снял с себя старый розовый мех. Госпожа одела ему на шею ошейник и защелкнула на замок маленьким ключом.

 — Я посвящаю тебя в своего кота на всё время, сколько мы будем вместе!

Авель с благодарностью поцеловал руки Лолиты. Она приказала ему встать и надеть пояс верности, который тоже защёлкнула на замок.

 — Будь верным мне. Отныне ты мой кот и находишься под полным моим контролем!

 — Благодарю Тебя, моя Госпожа! — Авель снова поцеловал Ей руки.

 — А теперь, — посмотрев пристально в глаза коту, говорила Лолита, — настало время прощаться.

Авель испугался.

 — Меня вызвали по срочному делу за границу. На полгода...

Авель снова почувствовал себя в безысходности. Но это была другая безысходность — совсем не приятная ему.

Госпожа забрала ключи от ошейника и пояса верности с собой.

 — Полгода — не такой уж и большой срок, Авель. Чтобы понять как дорого тебе что-то, нужно на время потерять. Уверенна, наши отношения только окрепнут, и расставание пойдёт на пользу.

Лолита заставила себя улыбаться, однако как только вышла за дверь, разревелась. Авель стоял по другую сторону двери. Не нравилась ему эта ситуация.

За несколько часов смирился, что впереди полоса ожидания возвращения Госпожи. Он начал строить планы новых развлечений, игр уже сегодня. Анализировал своё поведение, искал ошибки и ставил цель исправиться.

От скуки в пустой квартире Авель включил радио, чего раньше практически не делал. Он слушал музыку, расчесывая пушистый хвост. Стрелка часов остановилась. В комнате стало непривычно пусто. Авелю показалось это дурным предзнаменованием. Часы никогда не останавливались. Он нахмурил брови и решил не обращать внимания. «Старые часы», подумал он.

Раздался сигнал его телефона. Авель насторожился. Это было сообщение от Госпожи: «Прощай, мой маленький котик. Прости, если я в чём-то была непра»

 — Неправа... — закончил Авель.

Плохие мысли лезли в голову одна за другой. По радио наступила сводка новостей:

«Буквально две минуты назад потерпел крушение над океаном авиарейс А-614».

Тело Авеля стало ватным. Его будто парализовало от страха. Он остолбенел. Несколько минут Авель не мог двинуться.

С огромным трудом трясущимися руками он набрал номер Госпожи. Телефон не работал... Авель звонил по предоставленным номерам с целью узнать о судьбе своей Госпожи.

Вечером официально объявили, что спасшихся нет. Авель дёргал руками. Он поверить не мог, что так быстро всё закончится. Это была жирная точка на всей его жизни...

Нельзя сказать, что жизнь мехового раба не такая как у всех. Она просто другая. В ней своя прелесть, своя проблема, своя недосказанность, своя тайна.

Авель не мог смириться с одиночеством. Он потерял не просто близкого человека. Он потерял на редкость близкого человека, с которым делил свою, как многим казалось безумную, жизнь.

Он продал свою квартиру, взамен купил маленький дом на окраине города. Распродал мебель и оборудовал новое жилище мехом. Он сохранил остановившиеся старые часы. Он не снимал ошейника и пояса верности. Авель поклялся в верности своей Госпоже до конца дней своих. Всё дальше и дальше он отдалялся от людей. Всё более чужими казались ему друзья. Чуждой казалась человеческая жизнь.

Он продолжал молиться ангелам, как это было в детстве. Он продолжал верить, что ангелы исполнят самое сказочное желание. И ложился спать со старым лисим хвостом, подаренным его тётей. Его жизнь была похожа на сказку. На грустную сказку, похожую на те, что читали ему в детстве. Он мечтал остаться в памяти людей книжным героем.

Быть преданным. Быть одиноким. Быть отверженным. Быть непонятым. Слыть котом, являясь человеком. Жить рабом, оставшись свободным. Жить для женщины, которой уже нет...

Авель проснулся от ощущения окружающей его мягкости. В эту холодную ночь ему было на удивление тепло. Авель ещё не понимал, что произошло. Он лежал на крыше дома, смотрел на звёзды и совершенно не двигался. Его состояние было похоже на то, будто он избавился от чего-то давно приносящего тяжесть душе, и только теперь ощутил свободу. Это было похоже на отчаяние. Авель ещё не знал, какая перемена произошла в его жизни. Ветер дунул в его сторону, и тело окатила необыкновенно мягкая волна. Авель уже давно привык к такого рода ощущениям от пушистого костюма из меха. Но то, что он почувствовал в эту минуту, ему показалось новым. Он согнул правую руку в локте и поднял над собой. В очерняющей темноте практически невозможно было разглядеть руку, но что-то в ней было не так. Авель поднёс её к лицу. Замер!... Рука была покрыта шерстью. По телу пробежались мурашки. Авель привстал и разглядел себя целиком. Он оброс настоящей шерстью. Лихорадочно щипая себя, Авель испытывал страх и счастье.

 — Я кот! — окончательно поверив в чудо, воскликнул Авель.

Последний раз наслаждаясь красотой огней ночного города с высоты взгляда человека, Авель прошептал:

 — Вот и всё... Моё желание сбылось.

Он потерял сознание и упал на крышу. Холодный ветер щекотал пушистое тело.

Очнувшись, из его уст вырвалось только «мяу». Кот оглядел возросший в несколько раз в его глазах город и убежал на мягких четырёх лапках прочь.

© Flavia Narvasadata, 2006

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх