Милый барин. Глава первая

Я приехал в деревеньку Вдуево, что за несколько сотен километров от Симбирска. На дворе стояла теплая, но с метелью зима 1878 года и темные жилые постройки здешних жителей, на черном теле которых кое-где виднеется золотистое окошко света. Я направился к самому ближнему дому, приказав слугам подождать меня у кареты. С трудом, отыскав дверь на совершенно черном доме, я попытался открыть ее, но она была заперта изнутри. Тогда я громко постучал в нее, на что услышал быстрые шаркающие шаги.

 — Кто? — услышал я милый слуху женский голос.

 — Открывай, барин приехал, — как можно грознее постарался я крикнуть в дверь.

Тут же послышался грохот отодвигаемых вещей и скрип ржавого засова.

 — Проходите, проходите барин, давайте я сниму ваше пальто, — молоденькая девушка, лет 15—16 забегала вокруг меня, едва впустив в дом.

Я мягко отстранил ее.

 — Где твои родители, — властно спросил я, даже не взглянув в ее личико.

 — Там на хате, — она указала тоненьким пальчиком в сторону еще одной, но открытой двери, из которой пробивался свет свечи или чего-то подобного.

Я сделал шаг и переступил порог.

 — Здравствуйте добрые люди, — сказал я сидящему ко мне спиной мужичине в холщовой рубашке.

Обернувшись, тот засуетился и стал тормошить женщину лежащую на кровати, перед которой он сидел.

 — Вставай старая, барин пришел.

 — Не стоит, пусть лежит, коли ей худо, — остановил я его, вдобавок положив руку ему на плечо.

Мужик остановился и медленно повернулся в мою сторону.

 — Моя маменька, — приступил я к делу, — велела строго настрого найти мне новую горничную, — оглянувшись, я бросил взгляд на девчушку, открывшую мне дверь, — и девку для ночных утех.

 — Бога ради сжалься, барин, — мужик бросился к моим ногам, — забирай дочь нашу, но оставь нам денег за нее, а то сдохнем мы с голоду.

 — Ну вот и ладно, бросил я к ногам, прямо перед лицом у мужика небольшой мешочек с золотыми.

Я знал, что для этих людей важны деньги и поэтому бросил им довольно большое количество денег, какого никакая другая семья в этой деревне бы и не получила никогда за свое дитя. Я развернулся и, подхватив девчушку за руку, повел к выходу.

 — Ты была с мужичиной хоть раз, — спросил я у девки по дороге.

 — Нет.

 — Что ж, жаль, но поправимо, — я подвел ее к карете и крикнул кучеру, — надо б девку одеть.

Кучер мгновенно соскочил с козел и бросился к сундуку с поклажей. Я в это время задрал на девчушке платье, оголив ее стройное, слегка бледное тело. Мороз заставил девушку съежиться, но она все же стояла гордо и прямо, что мне не могло не понравиться. Я увидел ее покрывшие пупырышками соски и, не удержавшись, погладил их. В этот момент подбежал кучер с одеждой. Я обернулся к нему и, увидев, как тот жадными глазами пожирает девичье тельце, взял у него платье и накинул на девку. Та помогла мне его одеть на себя и слегка выпрямилась, видно, что ей стало теплее.

 — Пойдемте, — протянул я ей руку и провел в карету.

Кучер, семенивший сзади, подал девчушке пальто. Дверь закрылась, и в карете тут же почувствовался приток тепла. Подождав немного, пока в тронувшейся карете согреется воздух, я поднял подол юбки девицы и легкими шлепками по коленкам заставил ее их раздвинуть.

Притянув ее за ноги к краю сидения, я несильно подергал волосики, на растянувшемся в стороны лобке. Девка шумно дышала, быстрее согревая воздух в карете.

Качнувшись, карета остановилась, и я услышал хрустящие шаги кучера по снегу. Помня, как он завистливо облизывался на девчинку, я решил его подразнить, развернув девку промежностью к двери и еще шире расставив ей ноги в стороны.

Кучер с размаху открыл тяжелую дверь и, уткнувшись лицом в девичью промежность, вылупив глаза, остановился.

 — А, ав-в-м, — кучер лишился дара речи от неожиданности, но рукой махнул на еще один дом, в котором горел свет.

 — Сам сходи, Кузьма, мне с девкой надо разобраться, — я повернул девчушку промежностью к себе. Порывшись в кармане пальто, я достал еще один мешочек и кинул его кучеру, — и переодень ее.

Я знал, что кучер захочет поиметь бабу в доме, да и поимеет. Мне было все равно. Кузьма знал, что мне нужны именно девки невинные, а уже пробовавших я не люблю, поэтому отдам ее Кузьме на растерзание, пока он будет ехать. Как я и ожидал, Кузьма вернулся только через минут десять, оправдываясь, что девка упиралась и идти не хотела.

 — Ну так научи ее, чтобы не рыпалась, сказал я в отрытую дверь наглядно гладя рукой по разрезику первой девки.

 — Будет сделано-с, — кучер рванул девку за волосы к себе, а другой рукой захлопнул дверь кареты.

Вскоре послышались громкие стоны той самой девки и карета тронулась. Опять Кузьма не сдержался, и на ходу будет драть девчину. Следующая остановка произошла, только когда Кузьма с громким криком скинул с себя стонущую бабу. Я ему вновь кинул мешочек денег, строго-настрого велев, чтобы он мне привел бабу сейчас же. И напомнил ему, что будет, если он вновь тронет барское имущество.

Кузьма удрал по снегу, а я, посадив Нюрку, так звали девку, на колени и, задрав платье еще выше, принялся усиленно гладить грудь девчушки. Мне нравились девки из далеких деревушек: здесь была меньше вероятность, что девка уже использована кем-то и от образа жизни, который они вели, их груди были практически огромны для своих лет. Но в городской суете, они переставали расти, оставаясь в такой форме, в которой мне и нужно было видеть их.

Кузьма вскоре пришел и немного побегав у кареты, он открыл дверь и впустил ко мне еще одну девку. Я внимательно глянул на вторую, потом на Нюрку — обе были как близняшки, но с разными лицами. Знаком приказав второй девке задрать платье я оценил, что обе девки разительно похожи, разве лица разные.

Я пристально осмотрел обеих и, приказав полностью раздеться, еще долго осматривал обеих, пока Кузьма вновь не остановился у следующего дома — всего матушка повелела мне привезти к ней восемь девок. Благо, что карету дала вместительную.

Кузьма вновь взяв мешочек с золотыми, бросился к дому. Я в это время подозвал к себе другую девку, которую отдал Кузьме на перевоспитание, но в дальнейшем и ему на услужение. Кузьма любил меня за то, что всегда у него была девка для утех, а другие бабы, прислуживающие мне, любили за то, что работы у них было минимум в отличие от матушкиных девок.

Я сказал девкам, чтобы те наблюдали, что я буду делать сейчас с Кузьминой. Когда девчина влезла в карету, я приказал ей раздеваться и садиться мне на колени, а сам в это время выпустил наружу свое достоинство. Девка, уже зная, что надобно ей делать — уже третий раз к ряду, а то и четвертый за день — сама направила ствол в свое лоно. Я старался держать ее так, чтобы сидящие сзади девки видели, как терзаемое моим членом девкино влагалище выглядит со стороны.

Я отпустил девку и дал ей шанс подскакивать на мне самой. Она это делала нехотя, видно было, что ее влагалище болит после первого раза. Почти дойдя до кульминации, я приказал девке подняться надо мной и направил член в ее анальное отверстие.

Головка прошла без всякого сопротивления, но как девка почувствовала боль от проникновения в ее девственный анус, она сжала ягодицы.

Я с силой надавил на ее ягодицы, и она завыла от боли и повалилась грудью на мое лицо. Но я продолжал и увидел через плечо девки раскрытые рты других девок, которых это еще ждало. Я чуть ослабил нажим и начал медленно ездить в ее жопе. Дождавшись, когда она слегка расслабила анус, я с еще большей силой и рывком насадил бабу на свой кол. Девка взвыла и полезла вверх, хватаясь руками за торчавшие из стенок крюки для одежды. Но я с силой давил на ее бедра и она не могла высоко вылезти, а только помогала мне приподнимать ее, а потом я ее с еще большей силой насаживал на свою пику.

В недолгие моменты, когда мои глаза были выше Девкиных плеч, я видел раскрытые от ужаса и любопытства бабьи глаза, наблюдавшие за действием.

Тут дверь в карету открылась, и я увидел Кузьму, стоявшего с голой девкой и платьем в одной руке и шубой в другой.

 — Барин, тут девка, уже была с мужичиной, — заикаясь проговорил Кузьма после недолгого рассматривания процесса над его девахой.

 — Ну так, что ж теперь. Клади ее на снег и отучивай с малолетства ходить по мужикам, пока барин не опробовал ее. Кузьма обрадовано толкнул бабу на снег и, приподняв голый зад девичий зад, попытался было вставить свой отросток в ее анус.

 — Ты что же дурень делаешь, а? Барскую девку драть собрался? Да я ж тебя щас сам отдеру и бабой сделаю... , — вскричал я, увидев кучера над бабой.

 — Но вы же-ж.

 — Идиото, — вскрикнул я в итальянской манере, — отучивай, то бишь пори, суку негодную. А ты я вижу неспособен на образование девашье. Поди прочь, скотина.

Нехотя я снял с себя поскуливающую девку и спрыгнул с каретной подножки на снег.

 — Тащи вожжи, — сказал я перепуганному кучеру.

Тот, не посмев ослушаться, бросился к козлам. Когда вожжи были в моих руках, я замахнулся на девку, лежащую на снегу.

 — Ой, батюшка, не пори меня бесстыжую, — взвыла девка. Я чуть задержался, — не я это все. Все это Васька-пахарь, затащил меня окаянный в стог сена и давай в губы чмокать, я уж отбивалася, отбивалася, а он все не отстает.

 — Ты что же, Кузьма на девок чистых наговариваешь? — огрызнулся я на кучера, услышав мольбы девки.

 — Он меня уж целовал, целовал, говорил, что женщиной я с ним стала. С настоящим мужиком теперь была, — кричала девка, ожидая порки.

 — Да не знамши ж я, барин, тако сказал, она сама сказала, что была с мужичиной, — в ответ мне скулил Кузьма.

 — Ладно, одевай дуру, — рассмеялся я, увидев Кузьмино лицо, — закидывай в карету и погоди пока не трогай. Можешь даже сам поглядеть каково это, бабу в зад драть.

Я вскочил на подножку, не дожидаясь кучера, и сел на свое место. Девка тут же сама села на мои колени и со страдальческим лицом направила мой уже почти осевший член в свой белый зад.

Я с удовольствием наблюдал, как Кузьма и новая девка разглядывают диво проникновения в зад крестьянки. Вскоре окончив с бабьим задом, я заметил, что девка сама скачет на мне, без моей помощи, видать понравилось.

 — Ну Кузьма трогай, — приказал я кучеру, — и бабу эту забери, да опробуй ее зад — ей видно понравилось, — я повернул девку к себе задом и посмотрел на глубокий колодец в ее заду, по которому к выходу текла моя белая сперма.

 — Да поскорее, а то из ее жопы уже течет, я взял край оттраханой в зад бабы и вытер им свой ствол, испачканный в ее кишках.

Когда дверь закрылась, я посмотрел на сидевших напротив девок.

 — Что бабоньки, понравилось? — те умиленно закивали головой, — ну вот и вы тако же испробуете, — бабы хотели, что возразить, но я им дал знак, что лучше им помолчать.

Еще нужно было четыре бабы найти, а мне уже хотелось спать и с бабами спорить мне не хотелось.

Продолжение следует..

Мнения о написанном рассказе присылайте на 4everyang@mail.ru. Хотелось бы познакомиться с девушкой, которая любит девственников.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх