Валерка и другие (поэма №2)

Страница: 16 из 19

готов!»

Сладострастно хуй он стиснул, ощутив, как между ног

пробежал озноб горячий... Ай да дедушка Ашот!

Зачесалось в жопе, значит? Захотелось? Ну, а что...

что особенного в этом? Это в армии он, здесь,

выступает в роли деда! А по жизни — кто он есть?

Самый, бля, обычный парень, — Васька думал; в голове

мысли пулями мелькали... и, сжимая хуй в руке,

Васька думал: ну, конечно... что особенного, бля?

Выпрямляясь, хуй поспешно поднимался... и, сопя —

на Ашота глядя — Васька улыбнулся: «Я готов...»

Ну, ещё бы! Разобраться непредвзято если, то...

в туалете с такой страстью представлял он, как Ашот

подставляет... педерастил его мысленно! И вот...

ох, как, бля, сейчас засунет он, Василий, ему в зад!

«Молодец! Солдат без Дуни — импотент, а не солдат!

Ты, Василий, не стесняйся! Ты теперь мне как родной...

Время есть — облегчи яйца... Посмотрю я, как рукой

ты справляешь это дело... ну, чего стоишь? Вперёд!»

Облизнул Ублюдов нервно свои губы... а Ашот,

подмывая свои яйца, Ваське лихо подмигнул,

продолжая улыбаться: «Не стесняйся, Вася... ну!

В туалете ты так страстно ублажал себя рукой...

окончание сеанса покажи мне! Хуй большой

у тебя, Васёк, смотрю я... настоящий, бля, боец!

Трахни Дуню этим хуем — засади ей свой конец...»

Бедный Васька! Невезуха пёрла танком на него...

«Я потом...» — сказал он глухо. «Василиса, ты чего...

огорчить меня желаешь? О тебе ж забочусь я...

как ты, бля, не понимаешь?! Да, не ценишь ни хуя

ты, Васёк, мою заботу... ладно, время не тяни:

пальцы сжал — и за работу! Не стесняйся! Натяни

на свой болт подстилку эту! Засади по яйца... бля,

засади!» Ашот был дедом, а не просто парнем, — зря

раскатал Ублюдов губы — размечтался... Хуй стоял,

словно каменный... «Ублюдов! Это мой приказ! Давай...

ну!» — уже не улыбаясь, сузил вновь свои глаза

дед Ашот... и, понимая, что не деться никуда,

Васька глупо улыбнулся... хуй сжимая в кулаке,

он зачем-то оглянулся, — он, конечно, не хотел

этим делом заниматься при Ашоте... а что мог

Васька сделать? Отказаться? Не получится... и, вздох

подавив, черпак Ублюдов сжал привычно в кулаке

напряженный хуй, — залупа полыхнула, как в огне...

Два солдата... оба голы, потому как в бане — так...

но стоял у Васьки колом залупившийся долбак,

и... сжимая ягодицы — на Ашота глядя, он,

заниматься онанизмом стал с сопеньем, — кулаком

Васька двигал... и ходила взад-вперёд рука его...

и — приятно Ваське было, — с интересом на него,

на Ублюдова, взирая, в стороне стоял Ашот,

машинально разминая хуй свисающий... И вот

так прошла одна минута, и другая — за ней вслед...

мастурбировал Ублюдов, представляя... Дуню? Нет!

На Ашота глядя, Васька, изнасилованный в зад,

тоже... тоже педерастил незадачливый солдат:

трахал мысленно Ашота, благо тот был на виду, — 

кулаком Васёк работал, представляя не пизду,

а очко... в очко тугое Васька мысленно вгонял,

на Ашота глядя, — голый, перед ним Ашот стоял,

и — «картинку» для сеанса было лучше не сыскать...

онанизмом занимался с упоением солдат!

Так прошла еще минута, и за ней — еще одна...

между ног горячим зудом колыхнулась вдруг волна, — 

Васька дёрнулся всем телом, ноги судорожно сжав...

и — выстреливая спермой, рот открыв, не удержал

стона сладкого... и сразу за струёй — ещё струя! — 

содрогаясь сладострастно, разрядился Васька... бля,

нехуёво отстрелялся — «натянул» Ашота в зад! — 

в один миг облегчил яйца незадачливый солдат!

И легко и пусто стало на душе в Васьки... и —

злоба черная пропала, и от Дуниной любви

между ног даже болело, — так приятно было, бля...

сперма Васькина белела, словно длинная сопля,

под ногами у Ашота... «Молодец! — сказал Ашот,

подмывая свою жопу. — Кончил, Вася, хорошо!

Вырывался да ломался, словно девочка... а сам

на «отлично» отстрелялся! Настоящий, бля, пацан! — 

Громко фыркая под душем, подмигнул Ашот. — Не стой,

подмывайся, да получше... не стесняйся! Я с тобой,

может быть, после отбоя покайфую, бля, еще...» —

и Ашот, под душем стоя, рассмеялся... Вот и всё!

Замкомвзвода Саня трахал Ваську в жопу... теперь вот:

появился новый пахарь, — будет драть еще Ашот...

Шли в казарму два солдата... посмотреть со стороны —

шли обычные ребята, только в форме... а штаны

если снять с них — а на деле? А на деле — всё не так!

Был апрель, и вечерело, — рядом с дедом шел черпак,

изнасилованный дедом... и не геи оба, нет!

Натуралы... то есть это — дедовщина, — вот ответ!

На узлах в солдатской бане без какой-либо любви...

словом, ясно!... А что Саня? Что Валерка? Где они?

А они... они в каптерке! На подхвате салабон:

то пилу даст, то отвёртку, то подержит что-то... он

успокоился: не прятал взгляд от Сани, не краснел...

Юность... Армия... Солдаты... Вечерело, между тем:

приближалась баня... В бане все помылись уже... и,

замирая, думал Саня о превратностях любви...

«Геи», «гомосексуалы», «голубые»... сколько слов!

«Гомофобы», «натуралы», «пидарасы»... мир таков,

что без секса невозможно, — секс присутствует везде!

Есть для плоти мужеложство... а когда — душа в огне?

А когда — в душе бушует лава огненная? Что —

называть любовь такую извращением? Смешно!

Но смешно тому, кто любит... а Валерка? Если он,

не задумавшись, осудит?! Это будет не облом —

это будет катастрофа! И не важно, что ты дед...

«Поработали неплохо, — улыбнувшись, посмотрел

замкомвзвода на Валерку. — На сегодня хватит... да?

Час остался до поверки... пошагали?» И — «куда?» —

не спросил Валерка Саню, ибо знал он... думал сам

со смятением про баню, потому как: если там

вдруг эрекция возникнет? В бане — голые, и скрыть

не получится... увидит замкомвзвода: хуй стоит

у него, у салабона, и... подумает — о чём?

Шел Валерка в баню, словно на Голгофу: ведь вдвоём

они будут сейчас в бане, и... подскочит если член —

что подумать может Саня, видя это? Между тем,

разве он, Валерка, хочет, чтобы Саня его... нет!

Он не девка! Но подскочит если вдруг... а Саня — дед,

и увидит Саня это, и... что дальше? Он решит,

что Валерка... что он педик: хуй поэтому стоит...

ведь не может без причины хуй подняться! Просто так

у нормального мужчины не подскочит вверх долбак...

что же делать? как отвлечься, чтобы в бане... чтобы там

хуй не вздыбился, как свечка? Между тем, была весна...

Шли они — шагали — в баню. Саня что-то говорил,

а Валерка — как в тумане... и в тумане Саня был...

О, весеннее томленье! О, желание любви!

Разве это извращенье?!. Два солдата в баню шли...

и при этом думал каждый об одном и том же... ох,

ещё шли, а хуй у Саши уже встал... и между ног

у Валерки всё гудело, — у Валерки тоже встал!

Ёлы-палы... что, бля, делать?! Как в тумане, он шагал

рядом с Саней, и в кармане у него была рука, — 

шел Валерка, прижимая хуй к ноге... в штанах пока,

скрыть нетрудно возбужденье, — в бане этого не скрыть,

и в душе росло смятенье ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх