Валерка и другие (поэма №2)

Страница: 17 из 19

с каждым шагом: как же быть?

В бане было пусто, гулко — непривычно было... и,

повернувшись к Сане втулкой, то есть задом, приспустил

с себя брюки торопливо сероглазый салабон...

в две секунды снял, что было из одежды, и — бегом

в душевую устремился, ничего не говоря, — 

в три секунды парень скрылся, хлопнув дверью! И хотя

озадачен был немного замкомвзвода Иванов,

но — судить Валерку строго он, конечно же, не мог:

от горячей сладкой муки сердце плавилось в груди...

Замкомвзвода вынул руки из карманов... вынул — и,

оттопыриваясь шишкой, приподнялись брюки... ох,

у влюблённого мальчишки всё гудело между ног!

Да, мальчишка! Замкомвзвода он, конечно, и сержант,

и без малого два года прослужил уже... всё так!

Только что всё это значит, если по уши влюблён?

Дед, салага... бред собачий! Есть Валерка, и вдвоём

они здесь, и твёрдой шишкой оттопырились штаны...

не солдаты, а мальчишки! Просто парни. Пацаны.

А ещё — весны томленье... а ещё... ещё — любовь!

Разве это извращенье? — замкомвзвода Саня вновь

задавал вопрос кому-то, словно с кем-то спорил он...

Есть такие, как Ублюдов... ну, и что теперь? При чём

здесь Ублюдов похотливый?! Он не гей, а пидарас...

глупо видеть в нём мерило отношений, — это раз.

Во-вторых, и это важно: он не станет принуждать

сероглазого — он скажет, что он любит, и... как знать!

Может быть, в душе разбудит он ответную любовь,

и Валерка... он полюбит? — замкомвзвода Саня вновь

себя спрашивал... и снова он не знал, как ему быть:

где найти такое слово, чтобы душу объяснить?

Парень с парнем — это классно! Так и скажет пацану...

Замкомвзвода педерастом был, конечно, и ему

очень этого хотелось — его член стоял, как штык!

За Валеркой вслед разделся Саня быстро... и, прикрыв

член ладонью — прижимая к животу горячий ствол,

от блаженства замирая, в душевую он вошел...

Ёлы-палы... двое в бане! Это — шанс, и объяснит

он Валерке, что два парня... Не поймёт? Не может быть!

Повернувшись задом к входу, в плечи голову вобрав,

под струёй воды холодной сероглазый, зубы сжав,

охлаждался... помогало: опускался книзу член —

возбужденье исчезало понемногу... Между тем,

в кулаке сжимая шишку, Саня издали смотрел

на любимого мальчишку, затаив дыханье, — бел

и упруг был, словно персик, у Валерки юный зад...

Слов не выбросить из песни... и не надо! Звёздный брат,

чудо, инопланетянин... как ещё тебя назвать?! — 

задыхаясь, думал Саня. — Ёлы-палы... да хоть рать

гомофобов разномастных — не изменят они суть!

Парень с парнем — это классно! Оставалось лишь шагнуть...

Что ж ты замер, замкомвзвода? Словно пасынок, стоишь

нерешительно у входа... отчего не говоришь

те слова, что распирали твою душу много дней?

Воплощение мечтаний — вот он, рядом... ну, смелей!

Или, может, ты стыдишься своей искренней любви?

Или, может, ты боишься, что протянешь руки, и —

от тебя он отшатнётся... и тогда — конец всему?

Да, как это отзовётся, неизвестно никому...

потому-то замкомвзвода нерешительно стоял,

словно пасынок, у входа, — ничего не говоря,

он скользил влюблённым взглядом по Валерке — думал он:

может быть, совсем не надо признаваться парню с том,

что он любит его страстно, что не может без него?

Будет рядом — и прекрасно! И... быть может, ничего,

кроме этого, не нужно? Что испытывать судьбу?

Ёлы-палы... просто дружба — уже счастье! Но ему,

то есть Сане, было двадцать, и стоял упруго член,

и была весна — ебаться он, конечно же, хотел...

Может быть, звучит и грубо, но в реале было так:

целовать Валерку в губы, и сосать его долбак,

и — распахивая створки, с наслаждением входить

в глубину горячей норки, и любить его, любить...

и потом ему подставить — и смотреть в его глаза...

Подойду, — подумал Саня, — будь что будет... Кто сказал,

что Валерка неспособен на ответную любовь?

Подойду к нему... ладонью прикоснусь... и пусть он бровь

приподнимет, удивившись, пусть в глазах мелькнёт испуг —

прошепчу, в него вдавившись: не пугайся — я твой друг...

Сколько длилось это? Может, две минуты; может, три...

Будь что будет! — подытожил размышления свои

замкомвзвода — и, отбросив прочь сомнения, вперёд

устремился он... короче, подошел! А сверху льёт

на Валерку ледяная, как из проруби, вода...

«Ты чего... — воскликнул Саня, — заболеть желаешь, а?! — 

И, схватив Валерку, тут же он рванул его к себе,

извлекая из-под душа. — Ты чего, бля... охуел?!»

Получилось всё спонтанно — вышло всё само собой:

развернул Валерку Саня замкомвзводовской рукой —

сероглазого парнишку повернул к себе лицом,

и... тугая его шишка залупившимся концом

горячо в живот упёрлась! Но замёрз Валерка так,

что не сразу эту твёрдость он почувствовал, — долбак

с наслаждением вжимая, голый Саня в один миг

обхватил за плечи парня — притянул к себе, вдавив

губы в ухо... ниже — в шею целовать Валерку стал...

и Валерка, сладко млея, вдруг внезапно осознал,

что ему приятно это... осознал он не умом,

а почувствовал, как сердце застучало у него

сильно-сильно... это что же — замкомвзвода Саня с ним...

что он делает?! О боже... до чего приятно, блин!

До чего это кайфово! Вырываться? А зачем?

Ведь душа была готова, и Валерка... он хотел,

сам того не понимая... он хотел, чтоб было так!

Саня, жарко обнимая, целовал... и вмиг долбак

у Валерки залупился — затвердел мгновенно... ох,

сам собою хуй вдавился замкомвзводу между ног,

и почувствовал Валерка, как ногами Саня сжал

его член... Какая Верка? Где она?... Пацан дрожал

от сладчайшего озноба, — руки вверх взметнулись, и —

Саню... Саню-замкомвзвода, задыхаясь от любви,

он прижал к себе ответно, не задумываясь... ох,

полыхало у Валерки юным жаром между ног,

и ни капли не стыдился сероглазый салабон!

Саня в губы его впился приоткрытым жадным ртом —

засосал Валерку страстно, и Валерка... он не стал

отстраняться-вырываться — не подумал даже! Сжал

Саня хуй его сильнее — стиснул член ногами... и,

задом дёргая — балдея! — сероглазый заскользил

взад-вперёд между ногами напряжённым хуем... ох,

выходило, что он Саню шпилил-дрючил между ног!

Накатила-налетела на Валерку эта страсть,

и уже гудело тело у Валерки, — Саня всласть

сероглазого парнишку лапал-тискал-обнимал,

и в Валерку свою шишку сладострастно он вжимал —

о живот он хуем тёрся, понимая, что ему

безоглядно отдаётся сероглазый, — к пацану

прикипел душою Саня, и пылал от счастья он:

друг о друга тёрлись парни, задыхаясь... и не сон

это был, не наважденье — наяву всё было! Ох,

у обоих наслажденье с каждым мигом между ног

возрастало... ёлы-палы... наслаждение росло...

и — Валерку вдруг взорвало... стало очень хорошо!

То есть, очень... очень-очень! Содрогаясь телом всем,

сероглазый сладко кончил... и — по Саниной ноге

горячо и щекотливо заструилась сперма вниз,

до чего ж приятно было!"Подожди! Не торопись...» —

парня тискать продолжая, замкомвзвода прошептал,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх