Валерка и другие (поэма №2)

Страница: 18 из 19

и — ладонями сжимая, зад Валеркин, Саня стал

залупающимся хуем пацана ебать в живот

ещё яростней, — кайфуя, извивался он... и вот

Саня дёрнулся всем телом, ягодицы свои сжал...

и — струя горячей спермы, извергаясь, обожгла

их обоих, — кончил Саня... содрогаясь и сопя,

пацаны в солдатской бане разрядились! И хотя

вышло всё это по-детски — и не в жопу, и не в рот

получилось — но для сердца разве это важно? Тот,

кто влюблён, роптать не станет. Сероглазый кончил, и —

этот факт осознавая как свидетельство любви,

замкомвзвода улыбнулся: «Что, Валер... согрелся, а?»,

и — скрывая свои чувства, отозвался парень: «Да...»

Односложно — еле слышно — сероглазый прошептал...

Ёлы-палы... это вышло так внезапно, что не знал

он, парнишка сероглазый, как теперь себя вести...

Он ведь не был педерастом, а — на Саню он спустил...

да и Саня... он ведь тоже поимел Валерку здесь,

в этой бане... это что же... получается: конец

отношениям нормальным? потому что дальше — как?

вдруг захочет сейчас Саня вставить в задницу долбак?

и — что делать? соглашаться? один раз — не пидарас...

или надо вырываться? но не стал же он сейчас

говорить «пусти! не надо!» — вырываться он не стал...

«Ну, Валер... обмыться надо», — еле слышно прошептал

замкомвзвода, и губами он коснулся уха... ох,

вновь мурашки побежали у Валерки между ног...

хуля думать? Если честно, то до бани ещё — днём —

он хотел, и было тесно у него в штанах... о чём

ещё думать? Будь что будет! Замкомвзвода Иванов —

не какой-то там Ублюдов, и поэтому... готов

был Валерка к продолженью! Елы-палы... что-то есть

во всём этом... наслажденье испытал сейчас он здесь —

это факт!... И где та Верка? Далеко... а Саня — вот:

снова тискает Валерку, трётся хуем о живот,

и всё это — лишь начало... то ли будет впереди!

Песня древняя звучала всё отчетливей в груди

у Валерки... и летели прочь сомнения, — пацан,

ощущая сладость в теле, потянулся к Сане сам —

засосал Валерка Саню, и скользнули руки вниз...

Пацаны в солдатской бане... и была весна... и жизнь

наполнялась смыслом новым: бились сладостно в груди

их сердца... и парни снова, задыхаясь от любви,

то и дело целовались — под напором тонких струй

бестолково обмывались, и дрочил Валерке хуй

Саня, и — Валерка тоже Санин хуй рукой ласкал,

взад-вперёд смещая кожу... тут-то Саня и сказал,

на Валерку глядя страстно: «Я хочу... хочу я в рот!»

Может, стыдно и ужасно, если парень хуй берёт

без любви — по принужденью... и тогда в сосанье есть

что-то типа униженья. Но сейчас два парня здесь

от любви изнемогали, и Валерка... он в ответ

на слова, что прозвучали, не сказал ни «да», ни «нет»:

застучало жарче сердце — сероглазый лишь кивнул...

Никогда он — даже в детстве — не сосал ничей писюн!

И хоть многие мальчишки друг у друга в рот берут

подрастающие шишки — наслаждаются-сосут,

но Валерка так не делал в своём детстве никогда...

потому и покраснел он, и кивнул лишь только... да,

он хотел! И понимал он, что так будет... будет так!

Но поскольку никогда он в рот не брал ничей долбак,

то невольно он смутился и невольно покраснел...

Саня в губы снова впился... оторвался — и вдруг сел

перед ним, перед Валеркой... сел на корточки он сам

и, приблизив губы, первым сделал это — засосал

член Валеркин замкомвзвода! Засосал он первым... ох,

от сладчайшего озноба у Валерки между ног

закололо... ёлы-палы... замкомвзвода языком

по уздечке, словно жалом, заскользил — и салабон

застонал... изнемогая, двинул бёдрами вперёд,

ещё глубже проникая своим хуем Сане в рот, — 

замкомвзвода Саня глубже хуй Валеркин пропустил,

и — ладонями он тут же с наслажденьем обхватил

зад Валеркин и, сжимая полусферы, стал ласкать,

сладострастно продвигая палец к дырочке, — сосать

продолжая, он коснулся пальцем дырочки тугой,

и — Валерка содрогнулся от озноба... о, какой

это кайф! О, это даже невозможно передать...

нажимал ритмично Саша на очко, и сам сосать

продолжал при этом шишку, — ублажая с двух сторон

сероглазого парнишку, Саня счастлив был, что он,

сероглазый, отозвался на любовь его, и вот...

Саня думал и боялся, что Валерка не поймёт,

а Валерка — это чудо сероглазое — в ответ

не замкнулся: «я не буду!», — не сказал он Сане «нет»!

Губы жаркие скользили вдоль упруго ствола...

Если сами вы любили, то поймёте, что слова

здесь бессильны... это счастье! Это морок! Это сон!

Замкомвзвода Саня пальцем шевелил — и салабон

между ртом и пальцем бился, и уже он сам хотел,

чтобы в зад ему вонзился этот палец... или член!

Ёлы-палы... как приятно! Наслаждение росло

между ног — и тут внезапно замкомвзвода от него

отстранился, выпуская член блестящий изо рта, — 

с зада руки убирая, Саня встал на ноги. «На,

теперь ты, Валер, немного... а то скулы у меня... — 

Саня челюсти потрогал, — заболели уже, бля!»

И — Валерка, машинально перед Саней тоже сел...

ё-моё! — перед глазами, залупившись, багровел

длинный хуй, и был он толстый, и головка — как яйцо...

если вдуматься, всё просто... но Валеркино лицо

вдруг на миг окаменело... только что он кайфовал,

и... вот на тебе! Хотел он, сероглазый... и он знал,

что сейчас откроет рот он — и возьмёт он Санин член...

но, застыв пред замкомвзвода, он не двигался — смотрел

на огромную залупу — на бордовый её цвет...

Отказаться если... глупо! И причин весомых нет

для отказа: они с Саней здесь вдвоём, и никому

он не скажет, — не узнают пацаны об этом... ну,

что ж ты замер, сероглазый? Испугался ты — чего?

Елы-палы... это классно! Саня взял — и ничего

не случилось... отчего же, сероглазый салабон,

то же самое не можешь сделать ты сейчас? О чём

ты задумался внезапно, замерев на полпути?

Это — кайф... и непонятно, почему тогда... (в груди

сердце билось учащенно — хуй приблизился к губам)

все считают, что позорно, если хуй сосёт пацан

или если подставляет свою жопу пацану...

и хотя никто не знает досконально, почему

нужно, бля, за аксиому эту версию считать —

почему должны все гомосексуальность презирать,

тем не менее, внедрилась населению в умы

эта версия, — и билось у Валерки сердце... и

он, Валерка, не решался... не решался — и хотел!

Хуй к губам его прижался, и Валерка... Санин член

пламенеющей залупой по губам его скользнул,

и Валерка... свои губы разжимая, облизнул

твёрдо-нежную головку, и — вбирая в рот её,

неумело и неловко сжал губами... ё-моё! — 

замкомвзвода Саня замер... разве мог подумать он,

что наступит день — и в бане сероглазый салабон

будет тискать неумело напряженный его член?

От любви гудело тело... а Валерка уж сопел,

наслаждаясь, — все сомнения испарились мигом... и,

ощущая наслажденье, он, Валерка, заскользил

вдоль ствола губами влажно... и чего боялся он?

Это кажется, что страшно, а на деле... в унисон

упоительно и страстно бились юные сердца, — 

до чего же это ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх