Валерка и другие (поэма №2)

Страница: 2 из 19

момент был преопасный: мог бы запросто кретин

дефлорировать парнишку, насадив его очко

на свою тугую шишку, колом вздыбленную... но

замкомвзвода шум услышал — дверь в сушилку распахнул...

приказал Валерке: «Вышел!», и — тот мигом натянул

свои брюки и мгновенно из сушилки прыгнул вон...

«Что, Ублюдов... много спермы? Захотелось с пацаном

поделиться?... Ты же видел, что Валерка мне как брат...

Есть Серёга — ротный пидер... подставляет Игорь зад...

Есть ефрейтор Малафеев... сплошь одна голубизна!

Так чего же ты борзеешь?! Захотелось пацана,

не проткнутого ни разу — с узкой дырочкой в заду?

Охуел?!! А ну-ка смазал свою дырку... — расстегнул

замкомвзвода свои брюки... «Саня... Саня... извини...» —

побледнел Ублюдов. «Руки... руки, пидор, убери!

Любишь с горочки кататься — люби саночки возить...

Хотел в жопу поебаться? Поебёшься... так и быть!»

Дверь закрылась... и оттуда приглушенно голоса

зазвучали: «Стой, Ублюдов!» — «Саня! Саня! Больно, Са...» —

«Вазелином смажь сильнее...» — «Больно, Саня, не могу!» —

«Стой, не дёргайся... колени разведи пошире... ну!» —

Звук удара. — «Стой спокойно! Выше задницу... ещё...»

«Не могу! Не надо! Больно... не могу я! Больно... о-о-о...» —

стон донесся из-за двери... «Сука, жопой не крути...»

Миша вздрогнул — в это время в умывалку он входил...

Слева дверь вела в сушилку... справа — сразу — в туалет,

разделённый на кабинки, — там горел дежурный свет,

тусклый, чуть голубоватый, и стояла тишина...

Из сушилки до солдата донеслось глухое: «А-а-а!» —

типа стона он услышал из сушилки... и в груди

сердце ёкнуло у Миши... «Не могу я...» — «Не пизди!»

Без сомнения, кого-то... кто-то там, за дверью, драл...

Миша вмиг покрылся потом, и — у Миши тут же встал

хуй в трусах непроизвольно... «Не могу я, Саня!» — «Блин!

Говорю я, стой спокойно...» — Замкомвзвода... а кто с ним?

В кулаке зажав подтирку — два тетрадные листа —

салабон на дверь в сушилку молча пялился... Ну-да,

Иванов кого-то дрючит... ни хуя себе сеанс!

Бляха-муха... может, лучше испариться? Вот сейчас

дверь откроется оттуда... или — кто войдёт сюда...

изнутри упёрся туго хуй в трусы... и что тогда

я, салага, буду делать? Колом дыбятся трусы...

Миша, вздрагивая нервно, обливался потом... «Ы-ы-ы...» —

из сушилки еле слышно вновь раздался чей-то всхлип...

Сердце ёкнуло у Миши — застучало гулко... влип!

В туалет после отбоя подрочить пошел пацан...

и — наткнулся на т а к о е!... Из сушилки голоса

перестали раздаваться — доносились всхлипы лишь...

Наконец-то испугавшись, потный Миша, словно мышь,

в туалете мигом скрылся: сдёрнув вниз трусы с себя,

сел в кабинке — затаился, машинально теребя

напряжённый хуй рукою... ни хуя себе кино!..

Миша слышал, что такое в роте делается, но

никогда ещё так близко не случалось ему быть...

Миша хуй рукою тискал и никак не мог решить:

то ли, блин, ему остаться — любопытно было всё ж...

то ли лучше, блин, съебаться... колотила парня дрожь...

«По-большому» будто сидя, каждый вечер он кончал...

кто заглядывал — не видел: напряженный хуй торчал

под трусами и, бумагу для отвода глаз в руке

демонстрируя, салага под трусами в кулаке

хуй дрочил... И точно так же кайфовал не только он, — 

для отвода глаз бумажки зажимая, перед сном

по-солдатски о приятном в туалете помечтать

было классно, и солдаты приходили — типа срать —

в туалет за этим самым даже чаще, чем нужду —

«по большому» типа — справить... Миша думал про пизду

в туалете... Так же точно шел пацан и в этот раз

посидеть, — хотел он кончить, как обычно... но сейчас,

хуй лаская машинально, не о бабах размышлял

на толчке сидевший парень, — терпеливо Миша ждал...

Замкомвзвода, — Миша думал, — голос вроде бы его...

но кому... кому он всунул? в жопу трахает — кого?

Заскрипела дверь сушилки... и у Миши сердце вновь

гулко ёкнуло — в кабинке затаился парень... Кровь

застучала... Обнаружат... надо было бы уйти...

на хуя мне это нужно... трахнут в жопу меня, и... — 

перестал дышать в кабинке бедный Миша. — Бля... зачем

я остался?! — Дверь сушилки распахнулась, между тем,

и оттуда... и оттуда, будто только слез с коня,

вышел трахнутый Ублюдов, странно ноги разведя, — 

насадил его на шишку замкомвзвода Иванов...

«Ещё сунешься к мальчишке, будешь, пидор, без штанов

принимать после отбоя всех желающих... усёк?»

Закивал Ублюдов: «Понял!» «Молодец. Иди, Васёк...»

Вот те на... Ублюдов Васька! Ни хуя себе... расклад!

Черпака отпидарасил замкомвзвода Саня в зад...

Ничего не видел Миша, но зато весь разговор,

затаившись, он услышал, в кулаке держа прибор, — 

разговор был интересный... Миша многое узнал,

потому что... если честно, Миша мысленно ебал

только баб, и только пИзды сплошь мерещились ему,

когда Миша онанизмом занимался... «Никому...

Саня... Саня, умоляю: никому не говори...

я ошибся... понимаю...» Иванов сказал: «Иди».

«Никому не скажешь, Саша?» «Если будешь мне давать...»

«Хорошо... а ты не скажешь? Пацаны не будут знать?»

«А отсос мне будешь делать?» «Буду, Саня...» «Ха-ха-ха!

Быстро девочка созрела в моих опытных руках...»

«Я не девочка...» «Допустим. Один раз — не пидарас.

А по кругу если пустим? Разбужу парней сейчас...»

«Саня, нет! Я буду делать всё, что скажешь!» «Хорошо?»

«Постараюсь...» «Ты, наверно, на гражданке бардашом

был, Ублюдов? Признавайся...» «Осознал я... виноват...»

Замкомвзвода рассмеялся: «Я спросил: до службы зад

подставлял?» «Ни разу, Саня!» «И не брал до службы в рот?»

«Никогда!» «И ты исправить хочешь этот недочёт?»

«Я хочу?!» «А кто же, Вася?! Я помочь уж был готов... — 

замкомвзвода рассмеялся. — Эх... придётся пацанов

разбудить: Андрюху, Гену... ну, Ашот, само собой...

Представляешь, сколько спермы?» «Саня, нет! Хочу с тобой...»

«Значит, всё-таки ты хочешь?» «Да...» — Ублюдов прошептал.

«Я не слышу... ну-ка, громче!» «Я хочу...» «Чего? Куда?

Говори ясней, Ублюдов... ну!» «Хочу я пососать...»

«У Ашота, бля? Откуда я могу, Ублюдов, знать,

у кого сосать ты хочешь? У Андрюхи, может быть?

Что ты голову морочишь? Ты конкретно говори,

что ты хочешь... не стесняйся! В жопу хуй? Или минет? — 

Саня явно издевался. — У Валерки хочешь?» «Нет!!!»

«Это правильно, Ублюдов. За понятливость хвалю...

Церемониться не буду: за Валерку — удавлю!»

«Понимаю...» «Ну, ещё бы! Ты понятливый пацан...

У Давлета, может, хобот ты желаешь пососать?

Позову сейчас я друга...» «Саня, нет!» «Тогда живей

выражай себя, братуха! Ты не Игорь, не Сергей...

но ты хочешь тоже... дальше!» «У тебя хочу сосать...»

«Вот теперь понятно, мальчик. Ну... проси, пока я спать

не ушел. Проси, Василий! Хорошо попросишь, дам.

Не маньяк я, чтоб насильно это делать...» «Пацанам

не расскажешь?» «Всё, Ублюдов! Надоел ты мне. Зови...»

«Саня, нет! Сосать я буду — у тебя...» «Тогда проси!»

«Я прошу... прошу я, Саша: дай мне хуй свой пососать...»

«Ох, Васёк, не знаю даже... Я могу, конечно, дать,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх