Валерка и другие (поэма №2)

Страница: 3 из 19

если ты желаешь очень...» «Очень, Саня...» «А не врёшь?

Сам желаешь? Это точно?» «Точно, Саня...» «За пиздёж

ты ответишь, если только я почувствую, что ты

от сосания нисколько не кайфуешь...» «Пацаны

не узнают? Ты не скажешь?» «Всё зависит от тебя...»

«Я стараться буду, Саша...» «Ладно, Вася... ты меня

упросил! И если классно ты мне сделаешь отсос,

будешь личным пидарасом. Ясно?» «Ясно!» В полный рост

отымев морально Васю, Иванов сказал: «Иди.

Завтра в рот отпидарасю... а пока спокойно спи:

я рассказывать не буду, что проткнутый ты пацан.

За молчание, Ублюдов, в рот и в жопу тебя сам

буду трахать...» «Я согласен!» «Ну, ещё бы... или — я

тебя в попку пидарасить буду нежно, втихоря...

или, блин, поставив раком, хором будут пацаны

раздирать хуями сраку... преимущества видны

даже мне, тупому в этом, — рассмеялся Иванов. — 

Дай, Ублюдов, сигарету... и запомни: чтоб готов

был всегда после отбоя... вазелинчик чтобы был...

сам, Васёк, на «голубое» ты поставил. Не входил

в мои планы ты, Василий, но... поскольку ты меня

так упрашивал, так сильно умолял... не буду я

огорчать тебя отказом — будет, Вася, тебе трах!

Кайф почувствуешь не сразу, но... в ответственных руках

ты научишься, Ублюдов! У тебя задатки есть...»

«Я стараться, Саня, буду...» «Я надеюсь, Вася. Здесь... — 

на сушилку замкомвзвода показал глазами, — нас

мог услышать, Вася, кто-то... а в каптёрке — самый раз!

И последнее, Василий: перед парнем извинись...»

«Он салага еще...» «Милый, ты не хочешь, чтобы жизнь

у тебя... ну, чуть сложнее стала с завтрашнего дня?»

«Ясно, Саня». «Я проверю. Не расстраивай меня —

подойди к Валерке завтра...» «Ясно. Завтра подойду...»

«И скажи, что был не прав ты... и что ты свою вину

осознал...» «Понятно, Саня. Я ж не это... не тупой!»

«Ты, Васёк, нормальный парень. Вася — с дырочкой тугой...»

«Потому и больно было, что всё это в первый раз...»

«Значит, всё же пломбу сбил я?» «Один раз — не пидарас!»

«Это точно ты подметил... ох, прикольный ты пацан!»

«Я? Нормальный. Только эти... досаждают... ну, ты сам

понимаешь...» «Я? Откуда? Расскажи мне, ты о ком...»

«Я, Санёк, стучать не буду!» «Тоже верно. Пацанов

ты закладывать не должен... Ладно, всё! Пора бай-бай...

Завтра, Вась, помужеложим». «Ясно, Саня!» «Подмывай

завтра попку... И у парня попроси прощенье, Вась...»

«Да, конечно. Понимаю...» «Молодец, Василий! Всласть

я за это тебя завтра малафейкой угощу...»

Содрогаясь от оргазма, Миша выпустил струю —

и при этом то ли всхлипнул, то ли сладко простонал...

блин! едва себя не выдал затаившийся пацан, — 

почти всё отлично слыша, машинально он доил

колом вздыбленную шишку, и... внезапно накатил

на промежность щекотливый обжигающий озноб —

пискнул Миша, хуй сопливый в кулаке сжимая... лоб

вмиг испариной покрылся: всё... услышали меня...

всё! услышали! спалился! — он подумал, — на хуя

в туалете я остался?! — сердце билось, как мотор, — 

я не дамся! я не дамся! я не дамся! — салабон,

перестав дышать от страха, побороть пытался дрожь...

«Ну, а баб ты, Вася, трахал?» «Я? С десяток!» «А не врёшь?

Что-то много...» «Точно, Саня! Было десять потаскух...»

Рассмеявшись, вышли парни... Перевёл салага дух:

пронесло! И еле-еле — ох, как ноги затекли, — 

за зелёной низкой дверью Миша встал, — не засекли!

а могли бы... очень просто... и тогда... могли б они... — 

Мишин сморщенный отросток шевельнулся снова, и —

Миша сжал его ладонью, — сяду, если кто войдёт...

а в очко, наверно, больно... вырывался Васька... врёт,

что ебал он десять тёлок... завтра хуй будет сосать

у Санька... они в каптёрке завтра будут кайфовать...

кайф позорный... замкомвзвода пацанов ебёт... пиздец!

дрочит с заднего прохода, — вновь задёргался конец

у салаги, и... со стоном Миша кончил второй раз...

охуительно прикольный получился, бля, сеанс! — 

натянул трусы салага... сперму тапочкой растёр...

Натерпелся Миша страха, зато знает... обо всём

рассказать Валерке надо... непременно расскажу,

как в сушилке Саня раком Ваську выебал... скажу,

чтоб молчал он, и мы станем за Ублюдовым следить...

неужели будет Саня каждый день его долбить?

Миша вышел из кабинки... в туалете постоял...

и, не выдержав, в сушилку заглянул — в углу лежал

тюбик с борным вазелином... «Ты чего, сынок, не спишь?»

Миша дёрнулся... и сдвинул резко ноги свои. «Ишь, — 

улыбнулся сонный Стасик, — сразу выправка видна...

Вольно, блин! Не напрягайся. Ты чего там шаришь, а?

Сало ищешь, сын голодный? Или, может... — сонный Стас

хохотнул, собой довольный, — сервилатик там припас?»

Миша еле повернулся на негнущихся ногах

и — просяще улыбнулся: «Н-ничего...» — животный страх

охватил его... и снова сердце ёкнуло в груди...

«Ничего? — спросил сурово старый Стасик. — Подожди,

отолью сейчас... и быстро разберёмся, что к сему...»

«Я пришел... хотел пописать...» «Ха-ха-ха! Пописать... Ну,

а чего в сушилке делал, если ты пришел отлить?

Что молчишь?» У Миши тело вмиг покрылось потом, и —

мысли мигом разбежались, словно крысы с корабля...

мелко-мелко задрожали у салаги ноги... «Я...» —

Версий не было... и мыслей тоже не было — сквозняк

в голове гулял... «Пописать?» — хмыкнул Стас; его струя

била мощно и упруго, жизнерадостно журча;

Стас сопел, направив друга в писсуар... «Пописать я...» —

Миша словно под гипнозом слушал музыку струи...

Бедный Миша думал: что же... что еще придумать?! — и

ничего не мог придумать!"Бля, пописать... ха-ха-ха...

из брандспойта... очень умный? А не хо, сынок, по ха? *»

Наконец, струя иссякла... толстым членом Стас потряс —

и в трусы, довольный, спрятал друга верного. «Сейчас

разберёмся с твоей писей... сало жрал там втихоря?!

Что трясёшься, словно сися у кобылки? — говоря

так же весело и мощно, как он только что отлил,

подошел он к Мише. — Точно? Угадал я? Отойди,

посмотрю... — и Стас в сушилку с любопытством заглянул. — 

Может ты, сынок, посылку получил... и никому

не сказал об этом...» Миша липким потом истекал...

«Так... посылку я не вижу... — тихо Стас пробормотал

с огорчением. — А это... что в углу там? Вазелин, — 

Стасик сам себе ответил. — Вазелинчик... и стоит

запах... очень характерный... специфическая смесь:

вазелином пахнет, спермой... и — очечком пахнет здесь!

Бля, и трахались недавно — все улики на лицо...

Я хуею... не казарма, а секс-хата для бойцов...»

Стасик к Мише повернулся — испытующе взглянул...

«Пахнет трахом, — улыбнулся. — Пахнет... вот ты почему

сюда рвался... понимаю... вазелин забыл, сынок?»

Миша дёрнулся, — икая, ничего сказать не смог:

округлив глаза, как филин, с тихим ужасом смотрел

он на Стасика... да сильно, словно в Африке, потел...

Продолжая улыбаться, Стасик взглядом заскользил...

«В попу нравится ебаться? Ты не бойся... я спросил

только так, для интереса...» Еле дух переведя,

Миша, сильно запотевший, клацнул челюстями: «Я...»

«Ясно! Нравится. Мне тоже... ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх