Валерка и другие (поэма №2)

Страница: 6 из 19

к своей койке. Завтра... завтра напишу,

чтобы мать прислала сало... — хотя Миша с головой —

весь! — лежал под одеялом, но шутливый разговор

он внимательно прослушал, ничего не упустив, — 

килограмм... а ещё лучше два кило... а лучше — три...

Провалился в сон... и сразу, только смежил он глаза

(салабону снилось: Стаса Саня раком шпилил...): «... а-а-а!» —

звук последний слова «рота» оборвал короткий сон.

Зычный голос замкомвзвода продублировал: «Подъём!»

Начинался день... Валерка, сразу вспомнив, как ему,

вырывавшемуся, целку только чудом не проткнул

гад Ублюдов, не без страха посмотрел... не без стыда

опозоренный салага посмотрел на Саню... Да,

Саня спас... но Саня видел, как Ублюд его хотел...

словно девочку... и стыдно было парню — посмотрел

мимолётно он на Саню... торопливо взгляд отвёл...

Лучше прежнего заправил свою койку... Глядя в пол,

в умывалку... где сушилка... умываться поспешил, — 

круглый стриженый затылок Саня взглядом проводил,

в сотый раз подумав: всё бы... всё б на свете я отдал —

не задумываясь! — чтобы этот стриженый пацан

полюбил меня... чтоб только он почувствовал любовь...

Было сладостно — и больно — признаваться себе вновь,

что вот этот... сероглазый... всех дороже и милей...

Саня не был п и д а р а с о м, — педераст и тайный гей,

Саня трахался до службы с одноклассником — у них

было что-то типа дружбы, и не больше... У двоих

в общежитии сосал он, перебрав на Новый год, — 

кайф закончился скандалом... Потом армия... И вот

он, сержант и замкомвзвода, секс имевший без проблем,

потому что были в роте пацаны для секса, млел

от одной лишь только мысли, что Валерка этот есть...

Полюбил впервые в жизни Саня, и — не только секс

ему грезился при виде пацана, — его любя,

предложением обидеть — типа «я хочу тебя

поиметь» — не мог он просто! По-другому он хотел...

Обсуждать эти вопросы он боялся... да и с кем

говорить о сокровенном замкомвзвода в роте мог?

С нежным трепетом смотрел он, подавляя сладкий вздох,

вслед салаге поминутно... и — в каптёрку зазывал...

обнимал, шутя как будто... младшим братом называл...

Сане было уже двадцать, и не секс проблемой был:

Игорёк для поебаться очень даже подходил...

и еще — Серёга... тоже попкой классной обладал —

его Саня мужеложил, и у Сани он сосал...

Но... в казарме появился сероглазый салабон,

и — сержант в него влюбился, — потерял покой и сон...

Бедный Саня! Он стеснялся своей искренней любви:

он любил... и он боялся, что он парня оскорбит,

если станет, не скрывая, проявлять свою любовь, — 

что пацан об этом знает, кроме пошлости?... И вновь

о Валерке Саня думал и старался рядом быть:

зная, как бывает трудно время первое служить,

опекал его повсюду и в обиду не давал...

Потому, когда Ублюдов фаловать Валерку стал —

заманил в сушилку, чтобы свою похоть утолить,

ослепила замкомвзвода ярость жгучая... убить

он готов был недоноска с залупившимся концом, — 

вид у Сани был серьёзный, даже более чем... но,

когда выскочил Валерка, Саня, видевший его —

наклонившегося! — мельком, вдруг почувствовал без слов

и без всяких размышлений, как в секунду, в один миг,

его ярость в возбужденье трансформировалась... и —

секс с Валеркой он представил, и взыграла мигом кровь:

подтолкнув вперёд, заставил, сублимируя любовь,

Ваську стать на то же место, где стоял Валерка, и...

его трахнул Саня вместо... Сублимация любви —

это если совершаешь само действие с одним,

но при этом представляешь себя мысленно с другим, — 

так бывает, и нередко... Саня Ваську не хотел...

но, увидев, как Валерку тот едва не отымел,

он почувствовал мгновенно возбуждение и страсть —

сублимировал, и сперма, в зад Ублюдову струясь,

обстановку разрядила... Но Валерка знать не мог,

что потом в сушилке было, — мигом в койку парень лёг,

от стыда дрожа, от страха, и, укрывшись с головой —

еле дрожь уняв! — салага провалился в сон... Такой

был расклад, когда он утром подскочил, открыв глаза:

мигом вспомнился Ублюдов... замкомвзвода... и не знал

он о том, как дальше Миша эстафету подхватил

(о чём повесть была выше)... Саня взглядом проводил

круглый стриженый затылок, ощутив в груди тепло...

Как хотел он... как любил он и Валеркино лицо,

и фигуру, и походку, и открытый чистый взгляд!

С лёгкой грустью замкомвзвода вновь подумал: дни летят,

и всё ближе, ближе дембель... Кто Валерке я? Никто...

в пацана влюблённый педик... И кого волнует, что

целомудренна и страстна моя первая любовь...

да, любовь! да, педераст я! педераст... и Саня вновь —

в миллионный раз! — подумал о превратностях судьбы:

если б парня натянул он вместо бабы... вот тады

всем бы всё понятно было: парнем бабу заменил

в однополом коллективе... Но — для Сани парень был

не заменой! И — не вместо... вот в чём был его секрет.

И признаться в этом честно невозможно было... нет!

Иванов бы стал изгоем, «потому как не мужик», — 

балом правило такое понимание любви:

либо — ты ебёшь кого-то, либо — трахают тебя...

но влюбиться?! Замкомвзвода усмехнулся: «это, бля,

для мужчины ненормально!» Презабавное кино...

Улыбнулся молча Саня: хуй вам в жопу! — всё равно

он Валерку любит страстно, и не «вместо», и не «как» —

просто любит... Педераст он? Педераст он — не мудак,

типа Васьки, со стоячим залупившимся концом...

Либо — либо?... Всё иначе — «либо» нет, когда влюблён!

Так примерно думал Саня о превратностях любви,

жаркий трепет ощущая в молодой своей груди...

И понятно, что Валерка — сероглазый салабон —

ничего не знал об этом... в умывалке встретил он

Ваську, — вздрогнув, отвернулся «опозоренный» пацан.

Васька типа улыбнулся, чуть искательно — и сам,

отвернувшись торопливо, от Валерки отошел...

На душе противно было у Валерки, — салабон

кое-как умылся быстро... Как хотелось пацану

из казармы испариться!... Ведь... как «девочке», ему

хотел Васька в жопу вставить — разве это не позор?!

Стыдно было перед Саней, — замкомвзвода Иванов

называл его братишкой... выделял и уважал...

и Валерка — даже слишком, чересчур даже! — страдал.

Ему чудилось всё утро, что все знают уже... Но

Саня вёл себя, как будто не случилось ничего.

И всё было как обычно: салабону подмигнув,

замкомвзвода крикнул зычно: «Рота, строиться внизу!»

Построение на завтрак... Всё, как прежде... Отлегло

чуть от сердца — и внезапно сероглазый салабон

ощутил в душе, как Сане за улыбку и за взгляд

он, Валерка, благодарен... Саня — лучший из ребят!..

И Валерка понемногу успокаиваться стал —

ведь не трахал же, ей-богу, его Васька... не ебал,

и не скажет он... не скажет, что Валерка — пидарас:

не ебал он, — видел Саша, и... как прежде, он сейчас

улыбнулся, и — как прежде! — он Валерке подмигнул...

Чуть затеплилась надежда — стало легче пацану.

После завтрака к Валерке подошел Ублюдов... и —

произнёс, моргая нервно: «Ты, бля, это... извини

за ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх