Чудеса СВ. Часть 1

Страница: 3 из 13

облачением в халатик. Довольно поспешным, надо заметить. Но и под шелковистой тканью угадывались те формы стройного тела, которые недавно видели мои глаза. Девушка уселась спиной к боковому фонарю, устроив под спину подушку. Надо признаться — для этих целей она слишком мала и мягка. Мы оба сидели в одинаковой позе.

Я смотрел на противоположный конец постели и повторно переживал стриптиз. Разговаривать было нельзя — можно было разрушить очарование действа. Очарование на девушку естественно. Она должна была переварить, только что совершенное ею, и перейти к последующему этапу. Тогда она сама начнет разговор. Примет правила игры. Или же просто отвернется к стенке и уснет. Однако кое-какой козырь в наших руках уже имеется. Возбудилась ли она хоть сколько-нибудь?

 — Почему вы молчите? — наконец спросила она.

 — А что вы хотите услышать? — поинтересовался я в ответ.

 — Вы же хотели сравнить? — подпустила девушка сарказма.

 — Я не сравнивал, я... — дальше пришлось подыскивать подходящее слово, чтобы лучше передать свои намерения: — ... любовался вами.

Вышло не очень удачно. Однако... «Слово — не воробей. Выскочило — не поймаешь».

 — Хм, — оценила мое высказывание девушка.

 — Согласен. Банальность. Многие хорошие слова превратились в банальности.

 — Я в этом не виновата, — заявила девушка.

 — Зато вас оценило мое достоинство, — и я кивком головы указал в сторону своего паха.

Девушка попыталась проверить через столик мое высказывание, но не смогла, так как все прикрывали несколько слоев простыни.

 — Не заметно.

Без слов я убрал белую ткань, открыв свои трусы с бугром возбужденной плоти.

 — Это все? — с недоверием спросила она. — Помниться он был побольше.

 — Тогда было и времени побольше и сцены пооткровенней, — попытался объяснить я.

 — Но вы же заявляли что натура лучше, — язвительно заметила девушка.

 — Хотите я сравню вас? И покажу разницу?

 — Попытайтесь, — разрешила она.

 — Я пересяду к вам. Так будет наглядней — пояснил я свою просьбу.

Одарив меня оценивающим взглядом, девушка пожала плечами.

 — Садитесь уже, — смилостивилась она.

Два раз повторять мне не надо. Расчет с самого начала был простой. Заинтересовать девушку, заставить принять участие в эротической игре. Если она это сделает — перейти и к сексуальным забавам. Сейчас наступал момент начала нашего совместного контакта. Надо было осторожно возбудить мою спутницу, позволить отдаться страсти и тогда... она окажется в моих объятиях.

Я сел возле ее согнутых ног, прикрытых полами халатика. Шелковая ткань оставляла моему взору щиколотки и ступни девушки. Эти беленькие носочки так симпатично смотрели на меня...

 — То, что можно увидеть на картинках — это всего лишь двухмерное изображение, — начал я свою атаку. — Бездушные, неживые отражения действительности. Они рассчитаны на самые низменные инстинкты. В лучшем случае на работу воображения, которое может их хоть немного приблизить к настоящему, реальному. Но все равно сравнение с действительностью они не выдерживают. Что может быть лучше вида ножки, обтянутой белой тканью, заставляющей биться чаще сердце и притягивающей к себе внимание.

Одновременно со своей речью я смотрел на предмет рассказа — на женские ступни, стоящие рядышком друг с другом.

 — Они притягивают и взор, и внимание, и желание... Желание прикоснуться к ним.

Мои пальцы дотронулись до ее пальчиков на ноге. Те задвигались и отодвинулись в сторону. Другой реакции не последовало. Не было криков «Караул!», «Насилуют!» с целью собрать весь вагон и урезонить хулигана... Надо приучить ножку к моим прикосновениям и развить свой успех дальше... или выше.

 — Воображение уже пытается представить себе не то, как бы они выглядели, а то, что они могут сделать, как отреагируют...

Ступня еще немного отодвинулась, а потом перестала сопротивляться моим прикосновениям. Подушечки пальцев свободно скользили по ткани носочка. Я взглянул в лицо девушки. Та молча сидела, сложив руки на груди и смотрела мне в глаза поверх своих коленок.

 — Нельзя на фотографии увидеть всю красоту формы. А вот здесь, прямо перед собой, вижу все детали, пленяющие и соблазнительные...

На этот раз было отвоевано право на поглаживание. Ладонь накрыла пальцы на ноге девушки.

 — Когда я дотрагиваюсь до фотографии, то чувствую только глянец бумаги. А как тогда с ощущением шероховатости ткани, бархатистости кожи?

Ладонь скользит к лодыжке, подымается выше, затрагивает обнаженное тело... и нам позволяют это делать.

 — Как почувствовать тепло, внутренне напряжение, игру мышц?...

Ладонь уже начинает ласкать голень, забирается под полу халатика.

 — А вы поэт.

Игра принята.

 — Что вы, — улыбаюсь в ответ. — Если бы я был поэтом, то не тратил бы время на глянцевых красавиц, а наслаждался бы изящной словесностью...

 — А кто вы? — последовал вопрос.

 — Простой мужчина, которому хочется подарить радость женщине. Чем больше мы отдаем, тем больше получаем. Мужчине нужно удовлетворить женщину, возвести на вершину блаженства. Тогда и она поможет ему взойти туда. Это тоже разница между глянцевой красавицей и настоящей женщиной. Разрешите...

Я приподнял ее ножку. Никто не оказывал сопротивления. Позволили положить девичью ступню ко мне на ноги. Теперь у меня появилась возможность расширить область возбуждения, перейти к более интенсивным ласкам. Полы халатика были подтянуты выше и заняли оборону на следующем рубеже — бедра и лобок девушки.

 — Кто может передать чувство контакта двух тел, тяжесть вашей ножки? Какая фотография подарит вам ощущение движения по вашей коже? Возможность видеть живые изгибы? Касаться коленки? Какая фантазия способна на это? Если она способна на это — этот человек действительно поэт. С такой фантазией ему не нужны неживые, распутные девицы с искусственной грудью и широко раздвинутыми ногами. Он будет наслаждаться живым творением природы, наделившей женщину такой привлекательностью, такой притягательной силой, что мужчина теряет голову, прикасаясь к вам...

Пока я говорил, то уделял ласками каждый изгиб ноги девушки. Мои руки скользили по ее коже, впитывали ощущение живой плоти — трепетной и желанной. И это возбуждало ее. Это чувствовалось по ее расслабленности, доверие ко мне, моим рукам, ласкам. Уже более смело моя ладонь двинулась на ее бедро, скользнула на внутреннюю сторону.

 — Разве может возбуждать прикосновение к бумаге? Как передать ощущение общности, возбуждения и желания. Можно ли почувствовать вкус кожи, скольжение языка, прикосновение губ...

Надо было ускорять процесс. Нужно раздуть огонек вожделения, который занялся в ней. Двигаясь рукой вдоль бедра, я склонился к ее ноге и запечатлел легкий, нежный поцелуй на ноге девушки. Моя голова бесцеремонно опустилась между ее ног. Реакция девушки была — прикрыть свое интимное место. Две ладошки сложились на лобке. Но моя цель была не там. Я коснулся языком внутренней поверхности бедра, оставил на нем влажный след. Снова поцелуй. Более откровенный.

Можно было говорить дальше, но время слов закончилось. Я вдыхал запах женщины, ощущал ее плоть, чувствовал ее желание. Знала ли она, что скоро окончательно подчиниться моим ласкам, откроется и отдастся своему вожделению? Я уже не сомневался в этом. Мне позволили так далеко зайти и я не отступлю назад.

В ход пошли более возбуждающие ласки. Щекотал языком, впивался в кожу, губами,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх