Люба

Страница: 2 из 3

ее соседка. Ей было лет 55—60, жила она одна. Она была полноватой, грудастой и молодилась, выглядела она максимально лет на 40. Я был сильно удивлен, ведь было похоже на то, что они пили вино как близкие подруги... Видно было, что они уже не раз уединялись... Они обе подошли ко мне, образовался треугольник. Мне дали выпить бокал вина. Пока я пил, меня стали раздевать. Я и не собирался сопротивляться. Тётя Люба и баба Надя целовали поочередно то меня, то друг дружку. От вина и возбуждения я быстро захмелел, но был в рабочем состоянии. Меня совершенно нагого и слегка смущенного целовали, гладили и ласкали две совершенно опытные и красивые зрелые женщины, и нам всем это ужасно нравилось. Я принялся неопытными движениями ласкать и их, но получилось так, что сперва мы с бабой Таней начали раздевать мою тётю. Пока их губы сливались в страстном французском поцелуе, я развязал халатик и распахнул его. Обратно это великолепные груди! Пока я их целовал, сосал и облизывал соски, баба Надя обошла тётю сзади и стянула с неё халатик. Тётя Люба стала целовать меня взасос, ее горячий язык со вкусом сладкого вина гулял в моем рту, она покусывала мой язык, мои жадные губы. Баба Надя стянула трусы с крутых бедер тёти и, обняв её со спины, принялась также ласкать её груди. Меня Люба подавила вниз, и я начал спускаться все ниже и ниже, целуя её живот, пупок. Я добрался до сладко пахнувшего треугольника, когда баба Надя сказала: Раздень меня тоже, девонька...

Они повернулись к себе лицами. Я поцеловал тётю в ее роскошную попу и стал помогать ей. Баба Надя стала целовать то тётю, то меня. Обе женщины томно стонали. Пока тётя расстёгивала кофточку и бюстгальтер, я нащупал замочек юбки и открыл его, юбка упала на пол. Под ней я обнаружил белые трусы. Они были большого размера и обтягивали живот почти до пупка. Нагнувшись, я стянул их вниз. Я начал целовать её полные бёдра, поднимаясь все выше и выше. Добравшись до того места, где у тёти благоухал густой и тёмный треугольник, я обнаружил то же самое, но всё пахло иначе. Одной рукой я тёр её обширную жопу, другой тётину. Стоны становились длиннее, с жадными вздохами и обжигающим дыханием. Я стал подниматься, целуя их по очереди в лобок, живот, пуп. У бабы Нади сиськи были больше, чем у тёти, но с меньшими и тёмными сосками, и тоже очень вкусные и даже сладкие. Они тяжело свисали, и тётя мяла их с видимым удовольствием. Мной первой занялась баба Надя, взяв мой твёрдый член в свою вспотевшую ладонь, и стала им поигрывать и подрочивать, я начал исследовать загадочный треугольник тёти Любы, гладя упругие кудряшки и пробираясь всё ниже, как и тётя у бабы Нади. Им это очень нравилось, как и мне.

Стоная, охая, целуясь, лаская и гладя всё, до чего мы могли дотянуться, мы перебрались на кровать. Меня бережно положили на середину, и тётя Люба с бабой Надей легли пониже, слева и справа от меня. Я дотянулся руками до их голов, играл с волосами, гладил лица, когда их губы сошлись в поцелуе над моим животом. Они приподнялись на локтях, и тётя сказала: Сейчас мы сделаем из мальчика юношу, а потом мужчину. Они принялись гладить себя, и баба Надя, глядя мне в глаза, стала целовать мой живот, медленно двигаясь вниз. Тётя стала вторить ей с другой стороны. Я дрожал от возбуждения, дыхание вырывалось толчками из моей груди, мои женщины (МОИ ЖЕНЩИНЫ!!!) стонали так страстно... Это было так приятно смотреть на них, как они приближаются к моему гудящему члену... и вдруг они его достигли. О, это неописуемо, это надо было почувствовать! С обоих сторон вверх по стволу устремились двое горячих, жадных и ловких языка. Казалось, они наперегонки, но не спеша, стремились к вершине, играя с моим членом и друг с дружкой. И... и... и... и вот они сошлись на конце в жарком поцелуе, который плавно перешел в поочёредное посасывание члена. Первой была тётя. Приняв набухшую головку в свои губы, она как бы всосала ее в рот, облизнув её там кончиком языка. Я аж задержал дыхание, такое это было наслаждение.

Выпустив головку изо рта, тётя Люба поцеловала бабу Надю, передавая эстафету. Та не замедлила повторить то же действие, но на свой лад. Я сразу заметил, что сосет она по-другому, кладя сперва головку на язык и затем затягивая её в свой рот. Я громко застонал. Боже, как она умело отсасывала! Так продолжалось с минуту, я успел лишь прохрипеть: Хааа... Они сразу поняли, что я вот-вот кончу. По праву старшей баба Надя первой приняла горячий заряд моей спермы в себя, жадно её глотая. Ее было так много, что она стекала вниз по моему члену на пальцы бабы Нади. Тётя Люба, заметив это, стала нежно облизывать её ладонь, все быстрее двигая ладонью у себя внизу. Вот так я в первый раз кончил в рот женщине. Тётя Люба залепила мокрые от спермы губы бабы Нади страстным поцелуем и начала медленно, но верно кончать. Баба Надя полностью переключилась на неё, положив на кровать рядом со мной. Мне было очень интересно наблюдать, как она, стоя на коленях, одновременно ласкала себя и тётю.

Запустив одну ладонь себе в промежность, она позвала меня помочь ей. Я конечно же сразу согласился. Я лёг между ног тёти и смотрел, как баба Надя, раздвинув тётины ноги, засунула ей во влагалище два пальца, средний и безымянный, а большим стала по кругу массировать клитор. Тётя стонала и теребила свои соски, терла их друг о дружку. Обнаглев, я решил попробовать тётин клитор языком. Отстранив руку бабы Нади, я осторожно коснулся кончиком языка этого бугорка и сразу почувствовал, как ей понравилось. Лижи, лижи тётину пизду, мальчик, сказала баба Надя, гладя меня по голове. Я очень увлёкся вылизыванием тётиной щели, всё обследовал языком, все её складки, вытягивая её губы, проникая и поглубже. Теперь я знал, почему её волосатая пизда так возбуждающе пахла. Это был запах неповторимый, во сто крат сильнее, чем на ее трусах. Я прямо так и сказал: Тётя, твоя пизда очень вкусная и сочная! Люба кончила, когда я уступил место бабе Наде. Она умелыми движениями рук быстро и уверенно довела её до оргазма. Пока тётя переводила дыхание, баба Надя легла рядом с ней, широко раскинув свои полные ляжки. Ее заросли блестели капельками влаги, и, расширив свою мокрую пизду пальцами, она принялась поигрывать пальчиками со своими губами и клитором. Всё это сопровождалось стонами и охами. Тётя Люба стала ей помогать, подвинулась к её промежности лицом и при этом посадила меня бабе Наде на живот. Недолго думая, я стал играть с её огромными сиськами, положив свой член между ними. Баба Надя подвинула меня ближе к себе, взяв меня за попу. Пока тётя вылизывала её сочную пизду, она сосала мой член, то и дело давая мне потереть его между сиськами. Я с интересом смотрел, как мой член то исчезает во рту, то медленно, нехотя выходит и трётся между этих огромных сисек. Он прятался между ними, и баба Надя, найдя его, немедленно принималась его сосать. Она стала подгонять тётю своими стонами. Мне это нравилось, я стонал в такт её стонам. Я наблюдал за лицом бабы Нади. Райское наслаждение читалось на нём, наслаждение запретным плодом. Улыбнувшись, она принялась целовать головку члена, закрыв глаза. Я почувствовал, как её плотное тело заколыхалось подо мной, груди заходили ходуном, она сильно застонала, выгнув спину и кончила. Тётя сдвинула меня с бабы Нади, приподнялась на локтях и легла сверху, целуя её. Наконец-то они по разу кончили и решили по-настоящему заняться мной! Плотоядные взгляды двух разгоряченных самок пожирали меня. Их ласковые руки снова уложили меня на кровать, лаская мое юное тело. Я просто ловил кайф. Тётя Люба стала на кровати надо мной. Она вспотела, раскраснелась, на губах блудная улыбка. Её огромные груди тяжело висели, острые соски торчали, внутренняя сторона бёдер блестела. Баба Надя села рядом со мной. Её сиська легла мне на грудь, а рукой она стала подрачивать мой член. Она сказала, что сейчас моя тётя сделает меня мужчиной.

Я раздвинул её ноги и нащупал среди зарослей её пухлые и влажные губы, сказал, что хочу и их тоже попробовать. Она улыбнулась, поцеловала меня и ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх