Сканда

Страница: 5 из 5

вошёл в меня. После уже нескольких толчков я ощутил в себе горячую, мощную струю его семени. Я слышал о таком, но мне и во сне не могло присниться, что и меня это постигнет. Ниже падать мне было некуда. Хозяин полежал на мне, отдыхая, потом сильно укусил за шею:

 — Встать, только не вздумай пролить мой подарок!

Я закусил губу, с трудом поднялся, сжимая ягодицы. Господина колотило от вожделения. Ему на глаза попалась чаша. Он поставил её на пол, приказал мне присесть над ней и выпустить его семя туда. От этого очередного унижения слёзы брызнули у меня из глаз, но отступать было некуда. Со связанными руками я опустился на корточки и расслабил мышцы. Мой господин залился смехом при виде этой сцены.

 — Умница, у тебя хорошо получается. А теперь выпей, — он поднёс чашу к моим губам, — это не вино, не грех.

 — Д-да, господин, благодарю, вас, — я сделал глоток, остатки Фрей размазал мне по лицу.

Он продолжал играться со мной: вставал мне на грудь, живот, насиловал, бил палкой и засовывал мне её в зад, насиловал, заставлял изливать перед ним моё собственное семя и слизывать его с пола, опять насиловал. Хозяин был неутомим. Вино, низкая страсть и неограниченная власть над невольником предавали ему всё новые силы.

Мне было уже всё равно, я перестал чувствовать стыд, почти не чувствовал боль, я перешёл свой предел того и другого и ощущал даже что-то вроде удовольствия. Речь у меня окончательно пропала, я только стонал. Хозяин, наконец, утомился. Кроме того, моё безразличие к издевательствам его не возбуждало. Мы оба уснули на полу, ноги хозяина покоились у меня на спине.

Ну вот, я закончил свой рассказ, надо быстрее отнести его хозяину, а то меня накажут.

10.

Я сижу на берегу и смотрю на воды холодного залива. Там, за ним, очень далеко, моя родина. Туда вчера ушли на военных ладьях викинги. Мой хозяин тоже отправился в поход с воинами. Теперь я часто сюда прихожу. Хозяин в походе, и никому нет до меня дела. Не могу оторвать взгляд от горизонта, и такая тоска!

Чувствую себя опустошённым. Как будто, вырвав всё, что было внутри, меня просто выбросили.

Пару недель назад хозяин вдруг запретил всем слугам со мной разговаривать. Мне также было запрещено обращаться к кому-либо в доме или вне него. Меня как будто похоронили заживо — чудовищное ощущение. По мне, лучше пусть бьют, но остаться в полной пустоте хуже смерти! Как сказал господин, единственное, что мне осталось, это служить его утехам. И я делаю всё, что он требует. Приказывает надеть женское платье — надеваю. Приказывает стоять перед ним и его друзьями голым на коленях и петь песни на берберском — пою. Приказывает бежать за его лошадью на охоте и подставлять спину как опору, когда хозяин сходит на землю — исполняю и это. Как бы плохо и больно мне не было, но ведь больше никто ко мне не прикасается, не говорит со мной. Я не могу этого выносить! Хозяин пытается приучить меня к тому, чтобы боль всегда сочеталась с удовлетворением. Хочет, чтобы я сам просил мучить меня. Такая гадость!

Да, я — ничтожество. Мне нет оправдания и нет прощения. И больше у меня нет надежды на счастье. После того, что со мной сделали, я не имею права даже мыслями осквернять имя Хильдегард.

Чем дольше смотрю на залив, тем яснее понимаю, что мне нужно сделать. Я украду лодку, и, если меня поймают, то в этот раз я сам поспособствую своей гибели. Ничто больше меня не держит. Какой холодный ветер! Хотя, я уже привык. И его дуновение облегчает ноющую боль, которую мне иногда доставляет шрам.

Будь, что будет — я сделаю это!

Я резко поворачиваюсь, потому, что всей кожей чувствую чьё-то присутствие. И снова, в который раз цепенею, это Хильдегард. Она стоит так близко, придерживая на плечах меховую накидку, и неотрывно смотрит на меня. Наконец-то опомнившись, я склоняю голову, и пока она не видит моего лица, зажмуриваю глаза и сжимаю зубы. Как мне вырвать из сердца эту любовь, которая теперь преступна как никогда? Похоже, легче вырвать само сердце. Я постараюсь, нельзя, нельзя, я это сделаю. Почему она молчит? Хильдегард внимательно разглядывает меня, и божественное лицо её как всегда непроницаемо, никогда не знаю, что она чувствует. Госпожа, приподняв брови, смотрит на мои грязные ступни и с немым вопросом заглядывает мне в глаза.

 — Хозяин велел мне ходить босиком, — я глупо улыбаюсь и переминаюсь с ноги на ногу.

Не знаю, что делать, куда спрятать глаза, руки, пылающие щёки.

 — Да твой хозяин просто осыпал тебя милостями!

Нет, зачем она это делает? Она подходит ко мне совсем близко, я вижу крошечную родинку у неё на виске, чувствую аромат её молочной кожи. Я по сравнению с ней почти чёрный. Хильдегард протягивает руку и почти неощутимо проводит пальцами по шраму на моём лице. Это как ветер, боль проходит. Я почти не могу дышать, но изумление сильнее:

 — Вам не противно прикасаться ко мне, Госпожа?

Что это? Её глаза чуть краснеют, она закусывает губу. Это зрелище производит на меня такое впечатление, что я делаю: в общем, то, что делаю. Я беру её, уже готовую развернуться и уйти, за плечи и крепко обнимаю. Да, вот так. Это была самая счастливая минута моей жизни. Я не могу выразить то, что чувствовал, мой язык несоизмеримо беден, но смысл и оправдание всего моего существования именно в той минуте.

Словом, смотрел я на удаляющуюся девушку уже другими глазами, и был уже просто другим человеком. Она, как будто отдала мне всё, что может дать женщина, полностью переродив меня. И я был свободен.

11.

Это моя последняя запись. Я снова пишу арабицей, потому что моими действиями снова руководит моя собственная воля.

Я вернулся в Ливию к моей семье, которая уже давно оплакала мою гибель. В чём-то они были правы: год плена изменил меня так, что я чувствую, будто живу другую жизнь. Во мне изменилось всё, от пристрастий и понимания мира до цвета глаз, из синих они превратились в тёмно-фиолетовые.

Ещё не хочу больше участвовать в войнах. Может, это пройдёт, но что-то сейчас мне не даёт так же легко отнимать чужую жизнь. Стать что ли писателем?

Шучу, конечно. У меня теперь нет рабов, слугам я плачу деньги. Хоть я никогда не обращался с ними жестоко, теперь стараюсь даже не повышать голос.

Я женат, и скоро у нас будет первенец. Ещё совсем недавно я не мог и представить, что мою жену будут звать не Хильдегард, но воля Бога всегда сильнее человеческой. Хильдегард сказала, что выйдет замуж за Фрея, а я даже не умер при этом. Она помогла мне бежать, отдала мои рукописи, которые нашла у хозяина.

 — Я хочу, чтобы ты был счастлив. Мне нечего подарить тебе, кроме свободы, но всё остальное у тебя есть. Ты не заслуживаешь того, на что обрекает тебя Фрей.

Собственно, она прогнала меня.

От произошедшего со мной у меня остались эти записи и знаки на теле, как доказательство того, что это на самом деле было.

Я только хочу сказать, всё, что с нами происходит, даёт нам шанс стать лучше и сильнее, если мы принимаем волю Бога с открытым сердцем.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх