Газета из аэропорта

Страница: 2 из 3

он совершенно органично вошел внутрь меня, и с каждой его фрикцией я испытывал то, что, наверное, испытывает ангел, поднимаясь к небесам. Наши встречи стали регулярными, я ближе познакомился и с другими членами клуба, и они мне очень понравились. Шок я испытал только один раз — когда у одного из членов клуба выявили СПИД. К счастью, для меня обошлось — никаких его проявлений у меня до сих пор не было.

 — Вы проверились у врача?

 — Зачем? Если бы я заболел, то меня бы уже и в живых не было. Это ведь та цена, которую платят геи за принадлежность к высшей касте. Хуже другое — интенсивное общение с друзьями привело к образованию у меня анальной трещины, отчего заниматься с ними сексом для меня стало болезненно и плохо для белья — кровь его все время пачкала, и часто приходилось покупать новые трусы. Да и недержание кала тоже стало происходить, поэтому даже сейчас мне приходится время от времени пользоваться памперсами.

 — И вы перешли к активной форме общения?

 — К тому времени я уже окончил институт, получил диплом не только гинеколога, но и юриста, и благодаря родителям стал работать в сфере распределения лицензий на добычу полезных ископаемых. Поэтому в деньгах я не нуждался. Их я инвестировал с умом — вложил в Демократическое объединение молодежи (ДОМ).

 — Гей-клуб?

 — Ни в коем случае! Это действительно объединение молодежи, где малообеспеченные студенты могут найти себе дело по душе, получить поддержку и немного подзаработать. Конечно, среди членов объединения существуют не только духовные контакты, но и телесные, но это вовсе не является обязательным. Многие молодые люди приходят в Демократическое объединение молодежи со своими подругами, и если кому-то приходится не по душе однополая любовь, они могут уйти. Но большинство остается.

 — Те, кто остается — ваши друзья?

 — Большинство. Повторяю — для настоящей дружбы между мужчинами должна быть не только духовная близость, но и телесная. Да, коза намного приятнее женщины, но настоящее удовольствие можно получить только с мужчиной. И когда я проникаю внутрь юноши, держу его тело в руках и чувствую, как он вздрагивает, повинуясь каждому движению моего естества внутри него, я чувствую единство с ним. Так телесная близость переходит в духовную. Ведь всегда больше доверяешь человеку, готовому подставить тебе не только плечо, но и попу. Такая сплоченность дала свои плоды — благодаря ей я стал депутатом. Во время выборов несколько сот членов Демократического объединения молодежи обходили дома, рассказывали избирателям о моих достоинствах и агитировали голосовать за меня. И делали они это исключительно в силу своих убеждений и отношений со мной. Разумеется, с учетом контингента избирателей я категорически запретил им затрагивать тему нетрадиционного секса, поручив сделать упор на более привычные и уже обкатанные темы — экономику, мораль, коррупцию, и везде — подчеркивая мою молодость и перспективность. Сработало. Вы ведь знаете: главное на выборах — это говорить и обещать только то, что хотят услышать избиратели. И ничего другого. Здесь главное — наличие денег, чтобы нанять хороших социологов, которые выявят настроения избирателей и составят под них хорошую программу. Затем следует привлечь талантливых журналистов, которые распишут твои достоинства, а потом — обеспечить печатание агитматериалов и их доставку избирателям. Ну, а обход квартир и встречи во дворах — это святое. Здесь тоже пришлось говорить то, что от тебя ждут. И ни слова о гомосексуализме!

 — Ваши избиратели негативно относятся к геям и лесбиянкам?

 — Не то слово! Мне достался избирательный округ, населенный весьма специфическим контингентом. Представьте себе стоящие впритык друг к другу бывшие советские заводы-монстры и жилые кварталы при них, битком набитые дубовыми пролетариями. Они неспособны уяснить новые жизненные реалии, все еще что-то бормочут про восстановление производства на этих никому не нужных заводах, тогда как в других местах передовые хозяйственники давно преобразовали заводские корпуса в складские помещения. И с немалой выгодой сдают их предпринимателям-импортерам, помогая наполнить наш рынок высококачественными китайскими и турецкими товарами. А эти все еще говорят о заводах, о своих рабочих местах: В сексуальном же плане мои избиратели настолько темны, что традиционный межполовой секс — это все, что они могут себе позволить. Вершины гомосексуализма им недоступны. И самое неприятное — их бесполезно просвещать. Несколько попыток, предпринятых мною с избирателями, закончились оскорблениями — меня обозвали «гомиком», «педиком», и пришлось потратить немалые деньги, чтобы убедить несостоявшихся партнеров «забыть» эту попытку сближения. Так что вся ставка — на молодежь. Особенно в моем округе.

 — Молодые люди по-другому относятся к вашим инициативам?

 — Конечно. Во-первых, они не отравлены ядом прошлого. Во-вторых, работе с молодежью очень помогает Демократическое объединение молодежи (ДОМ), которое я создал и возглавил. Понимаете, ведь просто так не придешь в ВУЗ или на дискотеку и не станешь приглашать молодых людей на гей-вечеринку — нашему обществу надо до этого еще дорасти. Поэтому ДОМ организовывает благотворительные акции, спортивные соревнования, развернул сеть дискуссионных клубов, куда мы приглашаем молодежь поговорить, поспорить о жизни, о перспективах, обсудить музыкальные новинки. И если речь как бы сама собой заходит о нетрадиционных сексуальных отношениях, это уже не вызывает отторжения. Наоборот, мы стараемся вызвать интерес к нетрадиционному сексу, и наша методика дает прекрасные плоды — за последние два года численность Демократического объединения молодежи выросла почти в четыре раза. Лучшие психологи, социологи, юристы разрабатывали эту методику, и главное в ней — молодой человек искренне считает, что не мы вовлекли его в число сторонников нетрадиционных сексуальных отношений, а это его собственный осознанный выбор. А когда человек психологически подготовлен, то первый физиологический контакт проходит без проблем. Кстати, в этом очень помогает мой депутатский статус — молодые люди из обычных семей видят во мне представителя высшего общества, и первый их гомосексуальный контакт, происходящий со мной, создает у них ощущения вхождения в это общество. Хотя на самом деле это я в них вхожу. Без ложной скромности могу сказать — именно я дал путевку в мир однополой любви более чем трем сотням парней!

 — Демократическое объединение молодежи (ДОМ) — чисто мужская организация?

 — Вовсе нет. У нас много девушек, и далеко не все они — лесбиянки. Большинство из них приобщились к работе ДОМа, приходя сюда вместе со своими парнями. И многие парни, регулярно контактируя со мной (а иногда и между собой), в то же время не порывают отношений со своими подругами. Мы регулярно проводим встречи, и я стараюсь не пропустить ни одной. Иногда я прихожу на встречу со своей любимой овчаркой Аяксом, многократным чемпионом различных конкурсов и выставок. Сплоченности нашей организации особенно способствует то, что мы постоянно оказываем материальную помощь нашим членам, помогаем оплачивать учебу и даже способствуем карьерному росту. Уже нескольких наших членов мы смогли провести в депутаты местных советов, устроили в органы власти. Да и я сам начал свое восхождение с местного совета — в далеком 1998 году благодаря именно ДОМу мне достался мандат депутата городского совета. Уверен, что на следующих выборах я смогу не только сохранить свой депутатский статус, но и приведу в парламент и в местные советы больше своих друзей. В наших планах — создание на базе ДОМа политической партии. И тогда мои нынешние инициативы по развитию и продвижению гомосексуализма в нашей стране будут ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх