Бухгалтер

Про историю, которая случилась со мной примерно год назад, я до сих пор никому не рассказывала. Но уж очень хочется выговориться, может быть, кто-нибудь поймет меня.

Меня зовут Александра. Замужем уже 24 года, двое взрослых детей. Живу в небольшом курортном городке. Работаю в филиале частной фирмы бухгалтером и неплохо зарабатываю, а по делам примерно раз в квартал приходится летать в Москву с отчетом. Главбух в Москве, Виктория, на девять лет моложе меня, но, несмотря на разницу в возрасте, у нас были неплохие, доверительные отношения, можно сказать подружки. Как правило, я прилетала утром, в течение дня решала необходимые вопросы и улетала домой в тот же день вечером. И вот как-то раз не получилось достать билет на вечер дня прилета, и пришлось взять его на утро следующего дня. Я знала, что Вика не замужем и в разговоре с ней обмолвилась о проблеме с обратным билетом, надеясь, что она пригласит меня к себе. Так и случилось.

 — Ерунда, — сказала Вика, — переночуешь у меня.

Когда она открыла дверь своей квартиры, нас встретил огромный пес. Это был красивый, ухоженный мраморный дог. Он подошел ко мне и обнюхал.

 — Свои, Грэй, — сказала Вика и пес лениво отошел. — Пошли сразу в спальню, — сказала Вика, — там уютнее.

Там действительно было уютно. Приглушенный свет, ковры на стенах и полу, музыка, льющаяся будто из стен. Мы расположились прямо на полу с шоколадными конфетами и бутылкой конька. Болтали о всякой ерунде, и где-то через пару часов я уже была основательно пьяна. Настроение было чудесное, разговор зашел о том, хорошо ли знает человек сам себя, и тут Вика спросила:

 — Хочешь узнать о себе больше?

И я ответила:

 — Ну, конечно хочу.

Она обняла меня и начала целовать в губы. Сначала смеясь и чуть касаясь, а потом поцеловала взасос, стараясь проникнуть языком в мой рот.

«Да она лесби», — подумала я, но что-то такое пробежало по телу и я не отстранилась. «Почему бы и нет», — мелькнула мысль, — «попробую то, что сейчас в моде».

Я стала отвечать на ее поцелуи, в голове у меня шумело все сильнее, Вика была лидером в этой игре, она стала раздевать меня, раздеваясь сама. Уже совсем скоро мы обе, полностью голые, вертелись перед большим зеркалом. Обе нельзя сказать, чтобы худенькие, но и не полные, фигурка есть, ножки стройные. Я ношу сорок восьмой размер, а Вика, наверное, пятидесятый, Вика немного выше меня и с короткой стрижкой, а у меня длинные, до плеч, волосы. Попа у Вики сразу привлекала внимание, она была как будто на размер больше, чем сама Вика, немного отставленная назад, гладкая, упругая задница. Хотя мне и сорок пять, но у меня, я знаю, тоже вполне приличная, без признаков целюлита попка. Муж не раз говорил, что он от нее в восторге. Грудь у Вики была гораздо больше моей — где-то четвертый размер, в то время как у меня — первый. И еще — у Вики была чистейшим образом выбрита пизда, а у меня она была такая заросшая, что называется — джунгли Амазонки.

 — Сашка, — сказала Вика, — тебе не стыдно? Почему не бреешься?

Не дожидаясь ответа, она потянула меня за волосы вниз:

 — А ну, наклоняйся.

Я наклонилась, а Вика начала меня шутливо шлепать по попе, приговаривая:

 — Почему не бреешься, дрянная девчонка?

А я, смеясь, вертела задницей и, изображала провинившуюся школьницу перед строгой учительницей:

 — Конечно, Виктория Игоревна, я обязательно побреюсь Виктория Игоревна.

 — Ладно, — сказала Вика, отпустив меня, — смотри не забудь.

И тут же достала из какого-то шкафчика интересные ремешки. Они были разные — широкие и узкие, короткие и длинные, но все красивые, из мягкой, прочной, хорошо выделанной кожи. Она потянула меня на пол и, шепнув:

 — Доверься мне, — начала надевать на меня эти ремешки.

Один широкий она продела у меня под мышкой, как бы обернув плечо, и застегнула сзади, затем то же самое сделала с другим ремешком вокруг другого плеча. Следующий широкий ремешок Вика обернула вокруг моей талии и опять застегнула сзади. Затем она короткими ремешками соединила эти три кольца на моей груди и на спине, так что спереди и сзади получились как бы треугольники, обращенные вершинами вниз. Мои сиськи оказались внутри кожаного треугольника, прижатые друг к дружке, чуть выпяченные вперед, и от этого казались чуть больше чем на самом деле. Вика начала мять мои соски сначала ласково, а затем все сильнее и сильнее, временами даже доставляя мне боль, но я уже была полностью в ее власти, не знаю, почему я так легко ей подчинилась, дома, скорее я командую мужем, чем он мной. Мало того, мне нравилось то, что она делает, меня возбуждала необходимость подчинятся и непредсказуемость продолжения. А Вика, вдруг назвав меня по фамилии, сказала:

 — Стань на четвереньки, — и при этом у нее был властный, жесткий голос.

Я повиновалась, еще и сказав в шутку:

 — Да, моя госпожа.

И тут Вика застегнула на моей спине еще два ремешка, а затем закрепила один из них за колечко, спрятанное в ковре на одной стене, а другой ремешок на противоположной стене. Поводки были натянуты, и я оказалась крепко зафиксированной на одном месте. Я не могла ни повернуться, ни двинуться вперед или назад. Вика начала гладить мою попу, внутреннею часть бедер, мою киску, я почувствовала, как у меня начала выделятся смазка, и тут она ударила меня по заднице ремнем, так что я взвизгнула, а Вика спросила: нравится ли мне порка? Я ответила, что нет и она, раздвинув мне ягодицы, поцеловала меня между них.

 — А так, — спросила она?

 — Так очень нравится, — ответила я, — поцелуй еще.

 — Хорошо, — ответила она, — но сначала — это, — и вновь ударила ремнем по моей заднице.

Я опять взвизгнула, попыталась встать, но шлейка крепко меня держала, я не смогла даже приподняться. А Вика опять начала меня гладить и целовать сзади шепча:

 — Какая ты сладкая!

Меня никогда не били ни в детстве, ни, тем более, муж. А тут, меня довольно сильно била ремнем моя подруга, намного младше меня и, боже мой, мне это нравилось. От чередования боли и ласки я вся горела, желая продолжения, и тут я почувствовала, как что-то холодное тычется мне между ног. Я опустила голову вниз и увидела, что это ее пес обнюхивает меня.

 — Вика, ты что, убери собаку, — попросила я.

Вика присела передо мной, поцеловала:

 — Сашенька, — говорит, — ты же сама этого хотела, ты мне очень нравишься, ты хорошая девочка, примерная жена, но ты же в душе сука, настоящая сука, я же вижу, у тебя уже течка началась.

Я взмолилась:

 — Вика, милая, это уже слишком, отпусти меня.

А пес уже стал лизать меня между ног. Вика поднялась, отошла от меня и вдруг сказала:

 — Грэй, можно.

Пес тут же запрыгнул на меня. Хотя скорее даже не запрыгнул, настолько он был большой, а просто подмял под себя передними лапами. Я почувствовала, как он тычется сзади своим членом, ища вход в пизду. Я задергалась и попыталась ударить его ногой, но собака так зарычала, что я тут же замерла, боясь пошевелится. У меня из глаз брызнули слезы, когда я почувствовала, что пес попал куда хотел. А Грэй подвинулся ближе и начал короткими, быстрыми толчками проталкивать свой член глубже. Когда пес полностью вошел в меня, я поняла, какой у него большой член. Член у собаки был гораздо больше, чем у моего мужа, муж никогда не мог так глубоко в меня проникнуть. Собака замерла на несколько мгновений и, началось... Он начал меня трахать. Сначала не торопясь, будто пробуя свою новую суку, его член то почти полностью выходил, то нырял так глубоко, что толкал меня довольно сильно в матку. Слезы высохли у меня, но все было будто в тумане, повернув голову, я увидела как Вика, глядя на меня горящими глазами, мастурбирует. А я уже сама отдавалась своему насильнику. Боже мой, как мне стыдно, но это были такие необычайные ощущения, да еще осознание того, что я впервые изменяла мужу. И с кем, с собакой! Грэй начал ускорять свои движения, у меня росло возбуждение, я мотала головой, издавала какие то нечленораздельные звуки, мне начало казаться, что член становится толще, у него будто рос какой то шар на конце. Этот шар распирал мое влагалище, движения члена стали причинять боль, казалось, что собачий член вот-вот порвет меня, а я облизывала пересохшие губы и двигала задницей ему навстречу, чувствуя, что вот-вот кончу. Вдруг пес замер, из его члена в меня полилась сперма и меня тут же накрыла волна сумасшедшего оргазма. Я стонала в голос и не могла остановиться. Силы покинули меня, руки подломились, я упала на плечи, буквально повиснув на собачьем члене. Где-то вдалеке раздался сладкий Викин стон. Похоже, она тоже только что кончила. Наверно через пару минут Вика подошла ко мне и расстегнула на мне ремни. Она улыбалась.

 — Ну что Сашенька, наставила рога мужу?

Я молчала, и слезы вновь показались на моих глазах. А Вика веселилась — она отошла назад и позвала к себе собаку. Грэй пошел к ней, таща своим членом меня за пизду. Я была с ним в связке, как настоящая сука. Вика принесла фотоаппарат и сделала, наверно, около десятка снимков. Спереди, сбоку, снизу. Я молчала, мне уже было все равно. Лишь минут через пятнадцать член пса выпал из меня, я поднялась и, между ног у меня потекло. Не обращая ни на что внимания, ничего ни говоря, я оделась и вышла на улицу. Взяла такси и уехала в аэропорт. Прилетев домой, на следующий день утром, я тут же залезла под душ и, все никак не могла отмыться. Мне все казалось, что от меня воняет псиной. Хорошо, что муж был на работе.

Постепенно все вошло в свое русло. Сначала я хотела уволиться, чтобы больше не встречаться с Викой, а потом передумала — ну где я еще в нашем городке найду такую зарплату?

Вот такая история. И странное дело, когда я сейчас вспоминаю о ней, знакомое тепло разливается внизу живота.

subals@rambler.ru.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх