Пирсинг

Страница: 1 из 2

Мы уже давно посещали с женой этот свинг-клуб. Открыв для себя радость контролируемого обмена партнёрами и заглядывая сюда раз в месяц мы натрахавшись один вечер в клубе, ещё долго могли удовлетворять друг друга новыми ласками и техникой траханья, изученными в этот день. Когда нашему воображению приходил конец, мы опять заходили в клуб, и, постигнув нового, ещё долго упражнялись в усвоении материала в супружеской постели.

В клубе сложилась тёплая атмосфера и сплочённый коллектив. Люди были доброжелательны друг другу и скандалов связанных с ревностью, я никогда не наблюдал. Придя в клуб к определённому времени, мужчины и женщины, делились на пары при помощи лоттотрона и расходились по комнатам воплощать свои мыслимые и немыслимые фантазии. Иногда воля жребия сводила в одну комнату мужа и жену, и тогда они пытались придумать что-нибудь новенькое прямо в клубе. В сексе между партнёрами разрешалось всё, кроме того, что не хотела другая сторона. Эксперименты только поощрялись.

Кабинетами для утех каждой пары служили по две комнаты, одной из которых было само ложе, в котором находилась огромная, застеленная атласом кровать, пару кресел и журнальный столик. На стенах, в подсвечниках всегда горели свечи, а над кроватью висело огромных размеров зеркало. Во второй комнате был душ, зеркало для раскраски и т. д., в общем, комната для приведения себя в порядок.

В это раз жребий выпал мне на Вику. Я давно уже заприметил эту девушку. Особенностью её был пирсинг, украшающий во многих местах её тело. Мне нравилась её проколотые бровь и ноздря, сквозь которые были продеты золотые колечки, пупок, на котором блестела серёжка с камешком. Я заметил, что золотые украшения она носила даже на пальчиках ног. Когда Вика начинала говорить, я видел, как её язычок украшали продетые с обеих сторон бусинки, а на зубках красовались многочисленные камешки. Мне также казалось, что на её губах и в ушках, я иногда видел дополнительные дырочки, но если они и были, то она умело маскировала их.

Взяв меня под руку, Вика поприветствовала меня, поцеловав в щёку, и мы пошли в выделенную нам комнату. Войдя в комнату, мы скинули с себя верхнюю одежду, оставшись в одном белье. Я первым пошёл принимать душ. Выйдя из подготовительной комнаты абсолютно голым и вытираясь полотенцем, я заметил, как туда прошмыгнула Вика, взяв с собой довольно внушительных размеров сумочку. Мой взгляд упал на журнальный столик, где уже были разложены фаллоимитаторы различных толщин и длин, наручники, анальные шарики, плётка и острейший кортик.

«Ну, ладно» — подумал я, — «фаллосы и плётки я знаю для чего, но для чего нужен кортик?»

В дверь постучали, и официантка внесла положенное в таких случаях охлаждённое шампанское и фрукты. Налив пузырящийся напиток по фужерам, я принялся ждать свою сегодняшнюю любовницу. Её долго не было. Я не понимал, почему она так долго не появлялась. Я люблю, когда женщины накрашены и одеты сексуально во время сношения, но в прошедшее время, это можно было сделать уже раза три. Моё желание постепенно угасало, как вдруг дверь в соседнюю комнату распахнулась и вошла Вика.

У меня, от увиденного отвисла челюсть. Её вид заставил остановиться моему дыханию. Вика была одета в длинные чёрные блестящие сапоги на тонких, длинных каблучках, доходившие ей до колен, чулки в очень крупную сетку и висящие на подтяжках. Лобок и попку прикрывали очень тонкие кожаные трусики. Талию, тесно сужая, обхватывала золотая цепь с крупными звеньями. Кожаный жакет ярко-розового цвета прикрывал ей только спину, а на руки были надеты гладкие перчатки, доходившие ей до самых локтей. Шейку Вики обхватывал кожаный обруч с огромным количеством острых шипов. Такие же обручи только поменьше, украшали обе её руки. Ярко-красные губы и фиолетовая раскраска над глазами, вкупе с розовыми щеками, делали её очень соблазнительной. На голове Вика сделала два хвостика в разные стороны, повесив на них огромные бантики, как у школьницы. Но не это меня удивило. Количество элементов пирсинга, за время пребывания её в подготовительной комнате, удесятерилось. На пупке уже висело несколько цепочек различной длинны и толщины. На их кончиках висели камешки различных окрасок и размеров. В пупок была вшита уже не одна, а три серёжки. Подняв взгляд выше, я увидел, как в кончики сосков Вики были вставлены два крупных сапфира. Сквозь сами соски были продеты маленькие колечки, связанные между собой цепочкой. Также цепочки свисали с самих колечек вниз. В ушки девушки, сквозь многочисленные дырочки сделанные по всей длине, было вставлено штук по пятнадцать серёжек различных форм и размеров. Были среди них и большие цыганские кольца, и тоненькие цепочки и маленькие люстры, весом грамм по десять. Брови, и даже веки Вики, были уже пронизаны большим количеством колечек и серёжек. Она бы даже при диком желании, не смогла бы сомкнуть ни один глаз. На ноздрях девушки было также несколько колечек и камешков, но больше всего мне понравилось, большое и толстое кольцо, продетое сквозь нос, как у быка. Его нижний край висел даже ниже губ Вики, каждая из которых была пронизана пятью маленькими колечками, одинакового размера. Открыв рот, девушка показала мне покрытый камешками и бусинками язык. Бусинки также покрывали внутренние стороны щёк Вики. Исследовав тело девушки взглядом, я опустился на её промежность.

«Что же твориться там?» — подумал я, увидев, как из под узкого треугольника трусиков, прикрывающего лобок, вылезало несколько золотых цепочек, не уместившись в этом плотно набитом треугольничке.

Всё тело Вики искрилось растёртыми по нему блёстками. Вид девушки меня одновременно возбуждал и пугал. Я с опаской и интересом глядел на неё.

 — Вот и я! — весело проворковала, слегка изменившимся, голосом Вика.

Её добрый настрой передался мне и я расслабился. Она подошла ко мне, и, положив мне руки на плечи, слегка надавив шипами, пошептала:

 — Я хочу быть сегодня твоей рабыней. Делай со мной, что захочешь.

Я никогда не был в роли хозяина и принялся обдумывать, как лучше войти в роль. Я протянул девушке шампанское, и мы попытались выпить на брудершафт, но у Вики ничего не получилось, так как она, цокая кольцами по краю бокала, лишь пролила всё на себя. Я окунул в шампанское палец, и, вставив ей в рот, почувствовал, как она жадно сосёт его. Я, незаметно взяв со стола наручники, завёл руки девушки за спину. Я пытался поцеловать её взасос, но многочисленные колечки и то большое кольцо, превратили мой поцелуй в лизание губ. С руками за спиной Вики я справился лучше. Когда щёлкнули наручники, связавшие ей сзади руки, она отпрянула от меня, взглянув изучающим взглядом. Я взял в руки плётку.

 — На колени, — стараясь быть, как можно грознее прошипел я. — На колени сука!

Вика, уже пугаясь, смотрела на меня. Она, медленно приседая, стала опускаться. Во мне проснулось звериное желание крови, и я сильно размахнувшись, влепил пощёчину по нежной щеке девушки, которая тот час же побагровела. Девушка уже стояла на коленях когда я, высоко замахнувшись, стеганул по её спинке плёткой. На спине проявились красные следы плети.

 — Соси шлюха, — я вставил рукоятку плети глубоко в её горло, и она принялась сосать её задыхаясь. — А теперь целуй ноги.

Помотав её головой, держась за глубоко вставленную в рот рукоятку, я высунул плеть из её горла, дав ей тем самым возможность наклонясь поцеловать мне стопы. Приподняв одну ногу, я дал Вике поцеловать каждый палец в отдельности, а потом вогнал ей всю ступню в рот. Девушка, кашляя опять начала задыхаться. Её лицо раскраснелось.

 — Что раскашлялась? Пить захотелось? Тогда попей.

С этими словами я, взяв свой член рукой, принялся мочиться в широко раскрытый ротик. Струя, задевая колечки и брызгая при этом на лицо Вики, весело журчала ударяясь глубоко в её горло. Повернувшись, я стал ссать на пол.

 — Слизывай свинья. Слизывай ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх