Семья

Страница: 1 из 4

Марк:

Карл был в ужасном настроении, и мы с Бонни ждали грозы. Внезапно он поднялся и направился ко мне. Я инстинктивно поднял руку, защищаясь. Карл приказал мне встать на колени, но, прежде, раздеться, Бонни, сжавшейся в углу дивана, он, не оборачиваясь, также велел раздеться.

Когда я выполнил его приказ и опустился перед ним на колени, Карл рывком поднял мою голову вверх за подбородок. Я боялся смотреть ему в глаза, так как это злило Карла и он бил меня по лицу. Брат достал из кармана железный собачий ошейник и надел мне на шею. Металлическая пластинка замыкалась ключом, который Карл опустил обратно в карман.

 — Будешь носить это, пока не заслужишь прощения, — процедил он сквозь зубы.

 — Прощения за что? — осмелился спросить я.

Уже направившийся было к Бонни, Карл замер и резко обернулся.

 — Ещё одно слово, — проговорил брат, — и ты простоишь на коленях всю ночь.

Карл ударил меня тыльной стороной ладони по лицу и протянул мне её для поцелуя. Я схватил его пальцы обеими руками и поцеловал. Брат не отнимал руку, и я прижал её к губам ещё раз. Карл вновь направился к Бонни, оставив меня стоять на коленях, совершенно голого. Подхватив тихо попискивающую Бонни на руки, он отнёс её в другую комнату. Я прислушался к звукам, доносящимся оттуда, и решил, что, по крайней мере, полчаса Карл не выйдет.

За это полчаса я должен был успеть многое. Мне нужно было выбраться из дома, добраться до Вудстока и пригнать домой шевролет Карла. Настоящее чудо, что он не заметил его отсутствия до сих пор: машина обычно стояла прямо под окнами. Натянув на себя джинсы и чёрную майку, я проверил, не выпал ли из кармана ключ от автомобиля. Но в ошейнике на улицу выйти было нельзя, пришлось обмотать шею шёлковым платком Бонни. Как я и думал, входные двери были заперты. На этот случай существовало окно спальни прислуги на втором этаже. Стараясь не шуметь, я взбежал по лестнице, открыл окно и спустился в сад по веткам бука, моей обычной дороге. Ещё раз убедившись, что мой побег не замечен, я кинулся к калитке.

Всё это, конечно, глупо, но мы с Бонни в первый раз воспользовались машиной Карла — и в такой неудачный день! Моя машина в ремонте, я разбил её на днях, и это ещё одна новость, которую Карлу лучше не знать.

После двух-трёх автомобилей, проскочивших мимо, меня наконец-то согласились подбросить до Вудстока. Времени оставалось мало. Хозяева машины, пожилая супружеская пара, с интересом разглядывали меня в зеркало. Я нервничал, смотрел то на часы, то в окно, одной рукой придерживая платок на шее.

 — У тебя ангина, сынок? — полюбопытствовала дама. — В такую жару это встречается. У меня в сумочке есть таблетки.

 — Нет, нет, спасибо, мэм, — я потуже затянул платок. — У меня всё в порядке. С какой скоростью мы едем, сэр?

 — Молодость! — заметил тот. — В твои годы я тоже был как ртуть. Не волнуйся, сынок, Вудсток будет минуты через три. Наверное, девушка ждёт?

Я постарался взять себя в руки и улыбнулся супругам в зеркало. Через пять минут я уже мчался обратно так быстро, как только позволял двигатель шевролета. По дороге я вынужден был заскочить на бензоколонку — всё должно выглядеть безупречно. У дома я предельно сбавил скорость и почти «подполз» к окнам. Надеюсь, Бонни всё ещё занимает Карла больше, чем я.

Вскарабкавшись по буку, я бросился вниз по лестнице. В комнате, где меня оставил брат, было пусто. Но, стащив с себя наполовину джинсы, я услышал голос Карла, показавшийся мне громче Иерихонских труб:

 — Где? Ты? Был?

Карл рванул мои джинсы к себе, я полетел на пол, ободрав локти и бок. Не говоря ни слова и сохраняя на лице невозмутимое выражение, Карл несколько раз хлестнул меня джинсами, держа их за штанины. Металлическая пряжка больно ударила по виску.

 — Я не слышал, Марк, Где ты был?

Надо было мне раньше придумать версию, где я был. Бонни показалась в дверях, она прислонилась к косяку и принялась подтачивать ногти.

 — Оставь мальчика в покое, Карл, с каким лицом он завтра отправится в колледж?!

Карл швырнул мне джинсы и направился к Бонни. Он обнял девушку за плечи и нежно, если это слово применимо к Карлу, поцеловал её. Целовались они всегда очень долго и красиво.

 — Ты знаешь, ты права, дорогая, — Карл прервался на мгновение. — Пожалуй, завтра он не пойдёт в колледж.

Ещё раз чмокнув Бонни в маленький нос, брат подошёл к столу и взялся рукой за бронзовую статуэтку Селена, я подарил её Карлу на день рождения. Бросив взгляд на пейзаж за окном, он подошёл ко мне. Никогда не следует обманываться на счёт выражения лица Карла. От первого удара я чудом смог увернуться. Брат перехватил Селена в другую руку, я услышал крик Бонни, страшная боль обожгла колено и мгновенно разлилась по телу.

 — К-карл! — застонал я.

 — Карл! Ты разбил ему колено! — закричала Бонни и кинулась ко мне.

Карл перехватил её на бегу и удержал.

 — Оставь его, любимая. Если он и будет до конца жизни ходить на костылях, так он этого и заслуживает.

Бонни отстранилась от Карла и дрожащим голосом проговорила:

 — Я пойду и вызову скорую, Карл, хорошо? Я сейчас пойду и позвоню.

 — Нет, не сейчас. Я ещё не насмотрелся на моего любимого младшего брата, чтобы его вот так взяли и увезли.

 — Я не могу, Карл, я хочу уйти, не держи меня, — Бонни оттолкнула брата и скрылась за дверью.

 — Не делай глупостей, женщина, — крикнул он ей вдогонку.

Затем присел рядом со мной и участливо осведомился:

 — Тебе очень больно, Марк, сильно болит? — и хлопнул ладонью по моему горящему колену.

Я схватил его за руку. Речь и лицо Карла были само сострадание, сама братская любовь, но он продолжал мучить меня. Не помню, как долго ещё Карл терзал мою раздробленную ногу, так что красные круги плыли у меня перед глазами. Чтобы я не кричал, Карл закрывал мне рот поцелуями. Потом я потерял сознание от дикой боли и усталости, а очнулся уже в больнице.

Бонни:

То, что Карл сделал с Марком, потрясло меня. Нет, я видела, конечно, что он избивает своего брата, Карл и на меня поднимает руку. Но всё это не выходило за рамки негласной договорённости. А сейчас я испугалась. Карл пришёл не скоро и сразу бухнулся на постель.

 — Ты выглядишь печальной, дорогая.

 — Что с Марком?

 — Он в больнице, можешь не беспокоиться о нём.

 — Надеюсь, ты не додумался отправить его в красный крест?

 — Ага! — Карл щёлкнул пальцами. — Эта идея не пришла мне в голову. Почему ты не подала мне её раньше?

Видя, что я всё ещё мрачна, он перевернулся на живот и дёрнул меня за руку, заставляя повернуться к себе.

 — Да всё в порядке, говорю тебе. Марк в клинике Саймона. Ты же знаешь, наш врач — лучший в округе.

 — О, Карл! — я прижалась к нему, и муж уверенно обнял меня. — Ты всегда говорил, что любишь брата!

 — Я люблю его.

 — И меня ты любишь! И мне ты сможешь сломать ногу?!

 — Нет, ты не поняла, — Карл опустился на ковёр около софы и обнял мои колени. — Как мне объяснить тебе... Ему это нужно было. Ему этого не хватало. Марк слишком красив и совершенен, чтобы играть свою роль в нашем союзе. Он нуждался в каком-нибудь физическом недостатке. Марк будет мне ещё благодарен за сегодняшнее.

Я начинала понимать поступок мужа, и, представив Марка в инвалидной коляске и нас, катящих коляску по улице, испытала острое возбуждение.

 — Да, но... — я всё ещё не сдавалась, — ты так многого лишаешь его.

 — Марк не ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх