В дороге и после... Часть 3. Кино

Страница: 4 из 5

жизни. Мать звали Таней, и она работала заведующей гарнизонным клубом и изредка посещала танцевальную секцию, поэтому я была с ней знакома. Выйдя из туалета совершенно голой, она вытирала промежность полотенцем и сообщила, что чуть не обоссалась.

В отличие от дочери, это была миниатюрная женщина сорока лет, без всяких жировых излишеств. Небольшие груди с большими темными сосками еще держали форму, и было видно, что она уверенно чувствовала себя в обнаженном виде. Люся выложила гостинцы матери, и мы опять выпили. Татьяна так и сидела голой и я обратила внимание, что лобок у нее был выбрит. Люся рассказала ей мою историю, и мы уже даже шутили по этому поводу, и Таня захотела посмотреть кассету. Мы прошли в комнату и включили видик. После окончания сюжета с участием Наташи я с ужасом увидела на экране себя. На экране я была снята в ванной комнате в мужских трусах. Вспыхнув как факел, я хотела выскочить из комнаты, но Люська схватила меня за руку и усадила рядом с собой на кровать. Мы молча досмотрели запись акта между Сергеем и Натальей.

Спустя несколько минут после просмотра, Таня, сидя в кресле начала, не стесняясь натирать свой лобок и спросила можно ли вызвать Сергея, но его на работе не оказалось, а звонить домой он Люсе не разрешал. С горя выпив еще рюмку она попросила дочь помочь ей, и та, сняв халат села перед креслом на пол, широко разведя ноги и принялась целовать живот и ноги матери. Женщина подняла ноги на подлокотники и одной рукой гладила дочь по голове, а другой ласкала груди стараясь языком дотянуться до соска. Дочь уже полностью погрузила свое лицо в промежность женщины и та, приоткрыв рот и закрыв глаза, полностью доверилась её действиям. Не открывая глаз она поманила меня пальцем, и я как завороженная подошла к креслу. На мгновение открыв глаза, Таня притянула к себе мою голову и впилась в меня жадным поцелуем. Так целоваться я еще не умела. Ее язык щекотал мои губы и проникал в рот и это стало меня заводить. Оторвавшись от губ, она взяла мои руки и положила на свои груди, и я как во сне ласкала небольшие полушария, а она вновь поцеловав меня, попросила пососать ее сосок и я беспрекословно подчинилась. Ее рука уверенно проникла под мой халат и при отсутствии на мне трусиков сразу нашла дорогу к моей киске, и я непроизвольно расставила свои ноги. Она гладила мои бедра и промежность, не пытаясь проникнуть внутрь. Лаская губами и языком мое ушко она шептала, ласковые слова и вдруг оттолкнув меня и прижав двумя руками голову дочери к своей промежности прогнулась и запищала как маленькая девочка, затем дернулась и, обмякнув, отстранила от себя голову дочери.

Через несколько минут они не говоря ни слова уложили меня на кровать и Татьяна раздвинув мои ноги, пригнула голову и начала целовать мои бедра, а Люся приблизила свое разгоряченное пахнущее чужой женщиной лицо к моему и поцеловала в губы. Уже не помню тех ощущений, но прикосновение губ к моей киске пронзило током все мое тело. Опытные женские губы на клиторе и ласковые руки подруги на моем теле довели меня до моего первого оргазма, полученного с помощью другого человека, тем более женщины. Кончая, я укусила Люсю за губу сдерживая свои чувства.

Обмывшись перед сном мы не одеваясь выпили еще по сто грамм и легли спать на сброшенную на пол постель.

Перед тем как уснуть, Татьяна постаралась успокоить меня тем, что мне не стоит так стесняться своих желаний и, что в моем возрасте вполне естественно, то, что я делала в душевой, а запись они завтра сотрут и в действительности ей это удалось.

И только теперь, когда прошло столько лет, рассказывая ровеснику моего сына всё, что я всю жизнь старалась забыть, но у меня это не получилось, и я, вспоминая это, потекла и осознала, как я не права и эгоистична в отношении к зову природы моего сына, и в этот момент, я готова была исправить свои заблуждения.

Но я сдержала свои страсти и продолжила свои воспоминания.

По мнению Татьяны, мамаши сами должны учить этому своих дочерей. Хотя, когда это случилось, в их жизни, то она также сильно сомневалась в правильности своих действий, но то, что это доставляло им обеим огромное удовольствие лишало её всяких сомнений в аморальности их действий. В своем рассказе Татьяна тоже вспоминала, что в её молодости и юности не было такого понятия как секс и когда она вышла замуж, то первые месяцы жизни она была в трансе.

Отец Люси был изощренным любовником, и за короткий срок их совместной жизни обучил Татьяну не только оральному, но и анальному сексу, хотя последний вариант не успел прижиться в их недолгих семейных отношениях. Когда он узнал о её беременности, то уехал на заработки на Север и больше в их жизни не появлялся. Девочка родилась болезненной и на этой почве росла капризной. Жили они в доме у хозяйки, которая с них денег не брала, но готовка, уборка и стирка были на плечах Татьяны. Через два года хозяйка вышла замуж за прапора и уехала в другой город, а Татьяну устроила на свое место работы, кассиром в клуб. Дом тоже продавать пока не стала, оставив Таню на хозяйстве. В пять или шесть лет, девочка застудила мочевой пузырь, это у нас наследственная болезнь, и очень часто и болезненно писала. Я клала ей грелку и, прижимая к себе, целовала. Так мы и засыпали. Однажды когда у неё были сильные рези я прижалась губами к её писе и она затихла. Я целовала её, пока она не заснула. С того времени, я поцелуями лечила все ее болезни, а она часто спекулировала этим, притворяясь, что у неё болит пися или сися. Ко мне наведывались мужчины, но дочка ревниво относилась к их визитам и я все чаще прибегала к методу поцелуя, чтобы усыпить её и потрахаться. Вскоре хозяйка дома вернулась в расстроенных чувствах, и мы были вынуждены перебраться в общежитие. Теперь сексом я могла заниматься только на стороне или на работе в своей каморке. Естественно, что и качество секса соответствовало обстановке. Часто залетала и делала аборты, хорошо, что подруга работала гинекологом в областном центре. В двенадцать лет у Люси начались месячные. Она росла крупной девочкой, в папу. Циклы тоже были болезненные, а часто, как она потом призналась, дочка просто симулировала. Я это чувствовала, но не знала, как выйти из создавшегося положения. Получалось, что как наркоманов сажают на иглу, так и я посадила дочку на пизду. Я видела, как она балдела, когда я целовала её формирующиеся грудки и лобок с проступающей порослью. Меня пугало, что при этом и я заводилась и мастурбировала, прижимая её ручку или ножку к своей манде, а когда девочка подросла, то, опасаясь, что она увидит, проделывала это в туалете или когда она засыпала. Несколько раз я заводила разговор о том, что нужно учиться терпеть, у многих женщин есть боли внизу живота и тогда она сама клала свои ручки на свой лобок и успокаивала себя. Однажды вернувшись после аборта, я сама налила грелку и, согревшись, уснула. Вернувшись из школы, девочка поменяла в грелке воду, приготовила ужин, прибрала в комнате и, когда легли спать, в такие дни мы спали отдельно, но в этот день она забралась ко мне под одеяло. Обнявшись, мы согрелись, и я стала засыпать, но почувствовала, как, осторожно убрав грелку её ручка легла на мой живот. Погладив его через ткань ночнушки, она подняла ее и нерешительно стала гладить мое тело. Я не знала, что делать и притворилась спящей. Осторожно она залезла под резинку моих трусов и долго перебирала пальчиками растительность на моем лобке, добравшись до самого начала моей щелки. Дальше проникнуть, она не решалась потому, что там была подложка. От этих действий мне действительно полегчало и даже захорошело. Я поцеловала её в губки и поблагодарила, на что она несмело предложила поцеловать меня там. От этих слов у меня зашевелился червячок и поползли по телу мурашки, но я взяла себя в руки и, сославшись на то, что сегодня нельзя, отговорила её, но она выклянчила у меня обещание, что в другой раз я разрешу ей сделать это. И этот другой раз, вскоре представился.

Моя подруга уехала в командировку и предложила мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх