ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 7

Страница: 3 из 12

и грозными остриями шипов. Пальцы левой руки унизаны стальными гранеными перстнями с шипами, превращавшими их в грозный кастет. Если бы художнику вздумалось изобразить образ Агрессии в женском обличии, то это был 100%-ный типаж. Хук справа или слева, нанёсенный любой рукой разбил бы лицо вдребезги. Лицо Леди с жестким макияжем стальных и фиолетовых тонов выдавало в ней прибалтийский этнос. Она — бесспорно красивая, но, как и вся готика, это была жесткая, суровая красота.

В руке Леди Викинг держала длинный стек с нашлёпкой, пальцы с ногтями под черно-серым лаком были неподвижны. Она несколько минут смотрела в сторону, затем перевела взгляд на меня и, выждав паузу, поманила меня к себе. Я привстал, она одобрительно кивнула, разрешив подойти к ней во весь рост. На некотором расстоянии от себя, она движением стека остановила меня и показала его концом на пол. Я опустился на колени. Она рассматривала меня, я исподлобья любовался ею. Наконец она встала на длинных ногах, обутых в высоченные под ягодицы серебристые ботфорты со стальной инкрустацией и нарочито рваными верхами голенищ. Высокие каблуки и острые носы ботфортов двинулись ко мне. Ниже пояса на Домине было две тяжелых цепи — одна — по талии, вторая — через промежность. Таким образом, вся её одежда состояла из цеповых перевязей. Стек поднял мой подбородок и я увидел близко её лицо, цепкий и жесткий взгляд.

 — Так вот какая у меня сегодня вещь, не новая вещица. Реально — секонд-хэнд! Другие пользовались, а теперь мне досталась. — Сказала Леди с отчетливым прибалтийским акцентом. — Ну что ж все детали пока целые и на сегодняшнее моё развлечение пригодные. Начнем!

Она развернулась на каблуках, красивой походкой подошла к одному из гобеленов, потянула за шнур и ткань взлетела, сворачиваясь, к потолку открыв нишу с выставленной атрибутикой для флагелляции. Это были развешанные плётки, несколько десятков плёток различных размеров, форм и материалов. Леди через плечо метнула в меня кожаные манжеты с крепёжными кольцами и ошейник и приказала одеть. Она выбрала средней величины плеть из красной кожи и подошла ко мне. Я возился с манжетами, а она, держа плеть под мышкой, стеком стала пошлёпывать меня по телу, сначала легко, потом чувствительнее, затем уже с силой.

«Видимо готовит моё тело для порки». — Догадался я и мне стало себя жалко.

Отложив стек, она взяла пульт и привела в движение какие-то механизмы. Кнопка на пульте, легкое жужжание моторчика и всё нужное легко достигнуто. С потолка спустились две цепи, к которым зафиксировались мои манжеты на руках, нажим на пульт и руки у меня разъехались в стороны. И сразу раздался легких свист летящих мне на встречу плёточных лент. Потом ещё и еще. Удары были по туловищу и ягодицам, умеренно болезненные. Затем сильнее и больнее. Я задергался и стал издавать вскрики и шипение как от ожога. Домина, не обращая внимания, работала плетью, потом сменила её на пеструю более жесткую и тут уже боль была реальная и несколько раз вскрикнул, и она прервала процесс, чтобы опоясать мой раскрытый рот толстой цепью стянутой на моём затылке. Обычно принято вставлять красный резиновый шарик, с ремешками, застёгивающимися сзади. Но у неё всё проще — цепь поперёк рта — и, если соскучился по стоматологам, можешь погрызть! Так я был лишен права голоса. Пультом она раздвинула мои ноги, и теперь я был растянут по максимуму. Новая плеть — новая боль. Эрекция не заставила себя ждать.

Леди была безучастна, работала с равнодушным выражением лица и без видимого напряжения. Удары были различными по силе, по амплитуде замаха и частоте нанесения. Иногда она нарочито промахивалась, но от этого было только хуже, так как создавало иллюзию, что и следующий удар, возможно, пройдёт мимо. Ан, нет! И это разочарование особо грузило психику.

Порка прекратилась, послышалось жужжание, и моя фиксация ослабла. Домина отстегнула мне руки и приказала отцепиться от карабинчиков на ногах. Я был брошен на козлы, я снова фиксирован, теперь верхом на рее, а Домина, подняла ещё один гобелен, за которым хранились розги, выбрала то, что ей по нраву. Гибкие прутья врезались мне в зад и пошел процесс. Кроме боли, порка розгами давала ещё и яркий звуковой эффект.

Розги при порке аж поют в воздухе.

В нише я успел увидеть множество экземпляров из мира растений, различные пруты, ветки, веники, куча побегов бамбука и каких-то причудливых лиан и терновых ветвей. Бамбук мне достался, когда Леди Викинг решила похлестать мои подошвы. Мало мне не показалось!

Следующий этап — распятие на Х-образном кресте сначала спиной к экзекуторше, потом лицом к ней. Я смотрел, как моё тело покрывалось красными полосами, и ожидал окончания порки. Но за меня взялись всерьёз!

Домина работала спокойно, и казалось без усталости. Как северянка она была немногословна и достаточно сдержана в эмоциях. Но потом в её красивых глазах заблестел азарт, наверное, она подходила к своей любимой процедуре, решил я. И вот я снова в центре залы фиксирован на все четыре конечности, жужжание мотора и меня, растянутого, медленно перевернуло вверх ногами. Леди села на свой трон, отпила из костяного кубка и закурила. Она снова внимательно рассматривала меня.

 — Вот это мне особенно по нраву! Хорошо висишь, качественно! Да, экземплярчик не супер! Предпочитаю накаченных атлетов или толстячков, врежешь им и всё нипочем. А тут как бы не покалечить. А, вещь?

Трудно отвечать, когда во рту звенья цепи. Остается только кивать головой, которая болтается у пола.

Лебедка подтащила меня прямо к Домине. Моя голова беспомощно болталась на уровне её колен. Леди легко пнула меня в лоб и, несмотря на фиксацию за все конечности, моё тело заболталось в воздухе, а она курила и покачивала меня толчками носка сапожка в голову. Докурив, она встала, взяла небольшой вибратор, розовенький, прозрачный с пружиной внутри, сдвинула цепь, разрывающую мне углы губ и сунула мне его в рот — я обсосал. Потом подсела к моему рту, чтобы я полизал её киску, и вставила смоченный вибратор в увлажненную пещерку. Вибратор почти беззвучно завибрировал в ней, она отрегулировала глубину погружения и амплитуду и её глаза слегка затуманились от кайфа. Леди Викинг встала и с вибратором в киске зашла мне за спину, на мою спину ряд к ряду посыпались резкие сильные удары жесткой, упругой плёткой. Потом она разгоряченная вернулась в кресло и, постанывая от удовольствия, наслаждалась ощущениями внутреннего вибро. Скоро ей стало совсем хорошо, она вскрикивала от кайфа, почти не глядя на меня и вдруг резко ударила меня плетью по ребрам. Удар был неожиданный очень сильный, и боль была шоковой. Она опять нежилась на вибраторе, затем последовал следующий сильнейший удар. Она била со всей силы, звук удара был жуткий, а боль такая, что если бы не кляп я бы орал как резанный. Слезы лились у меня из глаз. Когда ленты плети врезались в кожу, возникало ощущение, что они сливались с ней, припаивались к ней, на мгновение, составляя неразрывное целое. От боли член дергался налитый кровью по максимуму. Так продолжалось несколько минут и уж два десятка оглушительных ударов я принял. Наконец, она поймала оргазм, задергалась и расслабленно вытянулась. Успокоившись, Леди встала, вытащила мою ротовую затычку, которую я едва не прокусил на высоте боли, и сунула мене облитый её слизью вибратор в рот, облизать...

Она села на трон и подтянула меня так близко, что моё лицо уперлось ей в колени, затем опустила меня в низ головой к носкам своих ботфортов. Я почувствовал, как стек поглаживает мой одуревший от эрекции член, потом нашлепка легко ударила его по головке, ещё удар, ещё, все больнее, всё чаще. Я издавал крики, но Леди они были безразличны. От непрерывно струящейся боли головка члена одеревенела, а удары по ней слились в беспросветную череду, как ударник, который выколачивает на барабанах длинную дробь. Внезапно жар залил все мое измученное тело,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх