ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 7

Страница: 6 из 12

рядом с собой мне не в радость!

 — Спасибо!

 — Не за что! Я просто тебе показала, что такое возможно, если бы я была другой и ты тоже. Женская Доминация? Это всё очень-очень непросто, а иногда и страшно, и просто мерзко. Кто как её понимает.

Золотой глаз.

... Её жилище напоминало восточный шелковый шатёр. Пылкость красок роскоши и торжество нереальных изысков. Курящиеся благовониями напольные вазы, бассейн в центре комнаты, целая оранжерея цветов и лиан, столики с южными фруктами, мягчайшие огромные подушки, ложа, пуфы и она! Она среди всего этого великолепия, смуглая красавица с глазами цвета южной ночи, грацией газели и дурманом опиумных плантаций. Почти невидимая тончайшая золотистая туника, такие же невесомые шаровары с секс-вырезом на промежности, туфли с загнутыми носами. Практически без одежды, всё на виду. Красивые груди и гладко обритая киска демонстрировались сразу и во всех ракурсах. Она сразу располагала к себе своей открытостью и доверительной раскованностью. Начала она с того, что мы выпили на брудершафт, перешли на «ты», она ласкала меня, окутала жаркими объятиями, целовала по долгу в губы. Попросила сделать ей нежный лизет и сама не осталась в долгу — минет был очень чувственный, но кончить она мне пока не дала. Это было похоже на сказку из 1001-й ночи...

 — Зови меня Клеопатра!

 — Госпожа Клеопатра?

 — Просто Клеопатра, какая я тебе госпожа? Я — Золотой глаз, ввинченный в твое Небо!

Не переставая осыпать меня ласками, шепча мне самые лестные для мужского слуха слова, она тонкой шелковой бичевкой, поставив меня голого на колени, не спеша очень прочно связала мне сзади руки, потом ноги и соединила обе перевязи между собой. Итак, бандаж готов, я стреножен, обездвижен, но её очарование расковало меня, и я с улыбкой наблюдал её манипуляции. Какая классная и интересная у неё Доминация. Лёгкая как игра с ребёнком. А какие комплементы!

Первая тревога промелькнула, когда она стала целовать мои соски, сначала лизала их, сосала, потом, постанывая, стала их кусать всё больнее и больнее. Я задергался, залепетал. Но у меня во рту оказался роторасширитель, а язык захвачен за кончик крепкой прищепкой.

 — Не бойся, мой сладкий, это восхитительно! Ты узнаешь нечаянное тонкое наслаждение, потому что я — царица Царства Боли!

«Мама мия!» — подумал и стал искать возможность вырваться, если, что пойдёт не так. Но... Фиксация была жесткая, а Клео всё укрепляла её новыми стяжками.

 — Ты полюбишь боль. Ты не сможешь без неё жить. Как не могу я без твоей боли и своей тоже.

Она взяла какие-то стальные палочки как соединенные между собой на концах спицы с силой разжала их и, просунув свои соски, отпустила. Соски сразу побелели от пережима, а Клео заворковала:

 — Очаровательный мой, мне так сладко! Это нирвана, сейчас мы будем вместе купаться в боли. Видишь мой клитор, ты его недавно лизал, он ещё горячий, мокрый и набухший, теперь смотри!

Она взяла диковинный зажим с цепочкой и украшениями на ней и защемила себе рудимент мужского органа.

 — Классно! По телу струится боль! Это волшебно!

Я мог только слушать, таращиться с высунутым языком, мычать и гнать из головы ужасные предчувствия. А она лезла обниматься, целовала моё тело, мяла застывший от эрекции член, катала в ладони яички, игралась с волосами на моем лобке. Вдруг меня пронизала боль: Клео незаметно подвела иглу с длинной красной блестящей нитью и проколола мне сосок! Медленно со стонами вытянула сквозь прокол нить и нашашлычила второй сосок, я задёргался, но был засыпан её поцелуями. И пошла у неё работа! Стяжки легли на мою грудь, потом горло, она провела свою нить через нежную кожу за ушами, но когда игла вонзилась мне в носовую перегородку, прямо под полумаску, я в отчаянии закрутил головой. И зря! Голова моя в натяг была тут же фиксирована к заломленным сзади рукам.

 — Это оттого, что тебе так сладко со мной, лапочка!

Штопка моего тела продолжалась, крови не было видно, но болело повсюду! Вот уже подхвачены на нить складки пупка, вот зацеплена кожа спинки члена, мошонки и... Она проколола уздечку под головкой и нить нырнула туда. Я уже плохо соображал от боли и отчаяния, последними швами были покрыта кожа моей несчастной попы вокруг ануса!

Клеопатра села рядом и смотрела на меня приторно-сексуальным взглядом, потом она курила кальян, выдыхая фруктовый дым мне в раззявленный рот. Зажгла тонкие лучинки и коснулась моих сосков, я задергался, но это её только распаляло. Рот у неё не закрывался, лилась нежная речь с дифирамбами боли! Досталось огоньку и члену, и анусу. Болело везде!

Золотой глаз оказался Оком Саурона.

Я весь вспотел и когда я уже пришел в полное безумие от боли и ужаса происходящего, она вдруг нежно языком лизнула дырочку на моём торчащем члене. Потом развела пальцами с золотистыми ноготками губки члена и ввела в уретру тонкую стеклянную палочку, я весь задрожал, но она вдруг выдернула её и мощно всосалась мне в головку. Сперма ударила фонтаном и очумелым оргазмом, она дрочила член, вплескивающий залпы мазала семя по своему лицу, томно облизываясь как кошка, лижущая сливки. Нет, как дикая кошка, сосущая соки своей жертвы. А какие были стоны!

Член опал, но не надолго. Под томные речи она надела на него вакуумную помпу и заработала резиновой грушей, такого жутко раздутого размера члена у меня никогда не было! Кажется, половина крови организма сбежалась в моё мужское достоинство. Член пылал огнем, но было не больно. Никогда не пользовался помпой, но знал, что больно и очень будет потом, когда анестезия отека будет сходить, а набухшие отёки опадать. Но пока я думал о члене, две помпы уже втянули кровь в мои соски, превращая меня в подобие трансексуала! Я весь затёк от напряжения, вдобавок моя фиксация была изнурительной, хотелось поменять позу, но это не удавалось, и я почувствовал, что от неловкой стянутости у меня сейчас начнутся судороги в ногах и руках.

Я мутным взглядом нашел Клео. Она, глядя мне в глаза, мастурбировала себя одной рукой какой-то шипастой трубкой, а клитор, освобожденный от зажима, ласкала хвостиком то ли норки, то ли другого грызуна! Она реально оргазмировала, глядя на мои муки. Шалея от боли, я испытывал ещё больший ужас от того, каким садистским восторгом сияли её глаза, как она буквально питалась моими страданиями, как жадно ловила и смаковала любое болезненное подёргивание моего несчастного тела.

Пока я очумело ловил источники боли по всему телу, Клео незаметно перевязала меня в новый бандаж. Теперь стало гораздо свободнее, но радовался я рано. Свобода моих движений давала возможность моей истязательнице лицезреть мои конвульсии от боли на полном размахе. Она не преминула воспользоваться моим раздутым помпой членом со стонами насадив на него свою вагину. Кто не трахался после помповой накачки, меня не поймёт. Член, не смотря на жуткие размеры, почти полностью лишен чувствительности, а отёк напрочь перекрывал канал внутри. Так же можно было бы трахаться как на колене — объём и чувствительность та же. Но, Клео это не смущало: у неё был здоровенный тупой фаллос — мой член и она забилась на нём, чавкая выделяемой слизью. Наслаждалась она долго и со смаком, останавливаясь, и снова приседая на моём уроде. Я уже только ждал конца, не контролируя её действия. Затем она встала, прилепила мне какие-то насадки со стерженьками на руки, на бедра, на мошонку и освободила мой рот. Я понял, что она задумала, когда стерженьки были соединены с проводками. И началось! Электрические разряды стегали и буравили мои нервные окончания по всему телу, я бился и орал от боли, а Клео жадно впитывала все мои судороги и децибелы крика. Она регулировала электрошок по группам моих органов, по силе ударов, я просто обезумел от боли. И когда казалось что вот-вот рехнусь, Клео вновь оседлала меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх