ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 7

Страница: 8 из 12

LIVE AND LET DIE

McCartney

When you were young

and your heart was an open book

You used to say live and let live

you know you did

you know you did

you know you did

But if this ever changin

in which we live in

Makes you give in and cry

Say live and let die

Live and let die

Шаровая молния.

Всё устроилось. Я — человеческая фурнитура. На диване моя Госпожа в великолепном вечернем платье с эффектным боковым разрезом и перьевой полумаске обнимается и целуется с дюжим мужчиной, своим секс-партнером на сегодняшнее рандеву. Мне мимоходом указано пальчиком на очаровательные ступни моего Сокровища и я поглощен тем, что самозабвенно вылизываю их в шикарных босоножках. Как же я их люблю. Эти пальчики, сегодня с покрашенными пурпурными ноготками, нежной эластичной кожей и велюровыми пяточками. Всё это у меня перед глазами, я этим поглощён! Поглощён, потому, что заранее установил для себя тактику поведения: я не должен смотреть на их действия, ну или максимально избегать этого. Я не должен слушать их воркование, стоны, вздохи. Ловить их взгляды, мимику их лиц. Нет! Иначе, я сорвусь и натворю не весь что. А ведь я дал обещание... Ей! Там, за экраном, жгла душу ревность, выматывала злоба на себя, заходилось сердце в трепет и горечь, пульсировали виски, и горело лицо. Но там было, всё-таки, проще, дистанция и настрой на неправдоподобность сценического действия спасало от безумия. А тут уж надо вставить себе в мозг аутотренинговую программу, которая должна как-то самартизировать негатив.

Пара на верху перешла к активным сексуальным действиям. Скинуты одежды, ножки улетают от меня и я их преследую моими поцелуями, и это все что мне уготовано. Меня можно стукнуть каблуком или носком туфельки при перемене позиции, со мной не церемонятся. Я — всего лишь фурнитура. Проскальзывают слова, стоны, угадываются движения, но я гоню это всё из головы. Главное выдержать, не сорваться. Кайф?! Какой к черту кайф! Одна мысль — скорее бы закончился этот кошмар! На мужчину я вообще не обращаю внимания, иначе... убил бы гада! Но держусь, хотя он просто выполняет свою работу. Но... Жигало поганый, как я его ненавижу!!!

Внезапно рука Госпожи хватает меня за подбородок и, отдёрнув его вниз, открывает мне рот. Плевок Госпожи со спермой этого самца! Еще и ещё. Я принимал с благодарностью все её выделения, вынесу и это. Так мне и надо!

Запах сигаретного дыма, расслабленные позы, мой рот в роли пепельницы для Госпожи, но вот снова секс. Но и мне отведена роль. Роль подставки. Я был плевательницей, пепельницей, теперь установлен на четвереньки, а она встала коленками мне на спину, и началось. Он сзади, этот самец совокупляется... ну думать даже не хочу, короче... сзади в вагину той женщины, которая на мне. Тепло её коленок, голеней, наша пирамида ходит ходуном, потому что секс — это движение. Госпожа переворачивается на спинку и вытягивается вдоль моей спины, движение, горячее тело женщины, женщины в сексе, легкая испарина на её теле, я её чувствую... Когда же это кончится!?

Самец отвалил на диван и тяжело дышит. Я уложен на спину на пол Госпожа присела над моим лицом, чтобы я вылизал её киску. Самец в резине и спермы в вагине нет. Как я люблю лизать её девочку. Сознаюсь, мне особенно нравится лизет, когда она после вибро или другой мастурбации или после сношения в любой позе. У нас с ней это было. Киска тогда гостеприимно расширена, умаслена слизью, огненно-горячая! Стенки расслаблено провисают, клитор раздражен, полость ещё зияет. И все это требует ласки, нежности для успокоения её. Нужно лизать и посасывать очень-очень деликатно. Столько сразу вкуса, столько запаха! Язык в ней просто блаженствует. Киска после женского оргазма — это деликатес! Как и сейчас, всё классно, только одно но... Это все производное от работы члена в резине этого... Но киска-то её, она же как родная... Не могу отказать себе в довольствии и очень хочу, что бы и ей было в кайф, чтобы напомнить, что у «фурнитуры» есть сердце, которое она безраздельно заполняет. И всё-таки, так больно...

У них — отдых, а моя работа вновь и вновь лизать её ножки, но от этого меня отрывают и Госпожа, встав на коленки на диван, притягивает мою голову за волосы к своей очаровательной попочке. Ясно, я должен глубоко пролизать её анус перед анальным сексом, может быть, последним этапом секс-экшн. Я навсегда сражен наповал её великолепным телом. Что бы ни делать, лишь бы касаться его! И если по сюжету нужно лизать её нежный анус... Лижу, это тоже вкусный процесс, но я стараюсь не для этого... самца, а для неё, только для неё...

Она стоит на коленках на краю дивана, моя голова под её киской, киска свободна и я её лижу. А сзади стоит самец, который вводит свой поршень в анус моей женщины. Языком, засунутым в горячую мокрую киску, я чувствую его движения. Стенка между киской и анусом тоненькая... Главное не представлять, что он тебя трахает своим поршнем в рот... Это представлять не надо, будет срыв. Мокрый от пота лобок ездит по моему лбу, рот в её соках. Думал ли я, что буду делать лизет даме, когда она занимается анальным сексом с другим... Только для одной женщины я бы смог выдавить из себя такое... Но, это — малодушие, причём тут она? Моя Любовь, сам же... всё сам... Эх, если бы это была бы женская мастурбация, а я бы был помощником женщины, как бы было классно... Голова идет кругом, внутреннее напряжение волнообразно — от полного отчаяния, до сдержанного оптимизма. Я выдержу, как джеклондоновский герой, упрямо и стойко идущий через Белое Безмолвие и почти обречённый на смерть. Я сдюжу... Ради неё...

Внезапно всё кончилось. Нет рядом этих мерзких волосатых мужских ног, дёргающейся мошонки, запаха потного от секса самца... Необыкновенная лёгкость в теле и эйфоричная тупость в голове. Меня пьяно ведёт в сторону. Я вижу в поволоке, как Госпожа расстаётся с партнёром, садится на диван, устало смотрит на меня в упор, сверху вниз, а у меня перед глазами в тумане летают жёлтые яблоки, нет — огненные шары, нет — шаровые молнии! Наверное, так люди сходят с ума... Предметы исполнены значительного смысла... Шаровые молнии в голове и вокруг меня. Они искрят и плавают в пространстве. Это и забавно, и как-то глупо... И очень хорошо, что я выдержал, не подвёл её... но почему всё темнеет? Помешательство какое-то... Где свет?... Только блеск шаров, начинённых молниями... Жидкий огонь в сферах, очерченная кругом пульсирующая плазма и...

Я потерял себя...

Живешь только дважды.

Какой причудливый свет! Плотный и радужный. Воздух можно, кажется, ощутить на ощупь. Не воздух, а растворенный перламутр. Пелена. Предметы едва различимы. Колыхающиеся стены, волнообразно текущие пол и потолок. Дышать тяжело как при гриппе, в голове ступор как спросонок, в душе расплавленная тревога и предчувствие чего-то дурного. Плохого и неизбежного. Какая-то диковинная мебель, на тахте два мужчины — блондин и брюнет. Лица безучастные, амимичные до жути, как изваяния. Тишина и оторопь. Всё фантастически медленно подвижно, в бесконечном и бессмысленном движении... Почему это? Где я? Я ведь здесь не случайно. Пьян? Нет! Наркотики? Никогда не было? Сон? Точно не сон, всё слишком чувственно... каждым органом, каждой клеткой организма... Забытьё.

Вдруг всё ожило, пришло иное движение. И причина этого — Она. Моя Госпожа появилась в комнате. Неожиданно, как будто здесь и была. Я всегда узнаю её. Хоть сейчас это женская фигура в объемном белом с золотом атласном халате с капюшоном. Она откинула голову назад, и я вижу её красивое лицо, эти глаза цвета морской волны, изящные брови, тонкий нос, рубиновые губы. Но она без маски... Зачем? Она сняла капюшон. У неё белые, абсолютно белые волосы и длинные до плеч. Ещё утром она жгучая брюнетка с короткой стрижкой. А сейчас. Это мог быть только парик. Белые волосы, не платиновые как у ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх