Сладкое киви

Страница: 1 из 4

Три года прошло с тех пор как мы приехали в Новую Зеландию.

Нам никто в жизни не нужен. Мы бы с таким же успехом могли поехать в сибирскую тундру и быть счастливы. Моя жена Мила, как и я, больше всего на свете ценит спокойствие в семье. Мы живём сегодняшним днём. Делаем друг другу маленькие праздники и вместе получаем удовольствие от своих безумных поступков.

Новая Зеландия — страна именно для таких отшельников как мы. На всю страну один настоящий мегаполис Окланд, из которого мы сразу сбежали как только представилась первая возможность. Я нашёл работу через Интернет, а жена занялась обустройством нового дома. Поселились в небольшом городке и сразу стали местными «звёздами» лишь потому, что мы не отказываем себе в никаких наслаждениях. Ну разве что наркотики, которые принципиально не пробовали и не хотим к ним прикасаться. Велосипед и байдарка приносят больше удовольствия чем кокаин и марихуана.

Итак, что же заставило скромных киви обратить на нас внимание?

Мы не вписались в их нормы поведения. Для нас эта ситуация была не нова. Некоторые пары всю жизнь могут провести в позе миссионеров. Мы отказываемся понимать пуританство после 18 лет, наш стиль — надо успеть всё попробовать и надо жить друг для друга. На этой ноте и женились. Медовый месяц ездили по Европе и пометили нашими соками не один отель, пляж, ресторан, поезд, библиотеку и даже центральную площадь небольшого чешского городка, где на глазах изумлённой местной молодёжи Мила делала мне минет и, увидев, что я сейчас кончу, быстро развернулась, подняла юбку и покорно подставила под вливание на выбор две готовые принять член дырки. Носить летом трусы под юбкой Мила считала таким же проявлением пуританства как и загорать в купальнике. Не удивительно, что пришлось второй раз платить за ночь в соседнем городке, куда пришлось спешно ретироваться.

Такими нас и узнали местные «киви». С одними мы знакомились на условно нудистском пляже (они в одежде, а мы без), где наиболее смелые старались неотрывно смотреть в глаза, когда я начинал смотреть на жену соседа и мой член вставал как по команде. Другие начинали нас узнавать в ресторане после того как Мила «случайно» расставляла ноги и потом мы вместе смеялись с вытягивавшихся от удивления (мужчины) и негодования (женщины) англо-саксонских лиц. Я чуть было не лишился прав после того как долго смотрел в упор на жену местного босса полиции. Ну хороша она была, местная красавица! Блондинка в стиле 70-х с пышным бюстом и игривыми глазами. Она смотрела на нас вызывающе. Даже непонятно что ей было интереснее — увидеть похоть в моих глазах или ревность в глазах Милы. Но что она не ожидала увидеть — это похоть и в мужских, и в женских глазах. Это вам не полицейской дубинкой баловаться. Для местной публики такой намёк был чем-то новым. Или не новым, но по крайней мере запретным плодом для городка где живут около 5000 человек.

По интернету мы случайно познакомились с девчонкой с Филлиппин, которая искала работу сиделкой в какой-нибудь англоязычной стране. Нам пришла в голову одна сумасшедшая идея. Намекнули на то, что прийдётся работать и «сиделкой», и «стоялкой», и «лежалкой». Не поняла сразу, начала присылать копии своих дипломов и рецензии от каких-то учителей и бабушек. Тогда мы просто отправили фотку, на которой Мила сидит на мне явно не на коленях, а на втором фото был мой член. Написали, что сидеть надо будет с ним или как девушка на фото. Две недели не отвечала. Потом нам написала другая филипинка и сказала, что увидела наш адрес когда её подруга возмущённо показывала подругам наш «розовый портрет». Хорошо ещё что мы лица закрыли на фото. Прислала филипинка свою фотку. Хорошенькая, вся округленькая такая, на вид тинэйджер, но с какой-то печалью в глазах. Филипинку зовут Роза. Семья у неё огромная — братьев и сестёр уйма. Хоть мы и понимали цель нашего приглашения, но по-человечески хотелось ей помочь, поэтому сошлись на трёх тысячах за месяц, бесплатном перелёте и помощи в оформлении документов, чтобы остаться в Новой Зеландии.

Мы даже не думали что она выйдет к нам из аэропорта. Думали, что исчезнет навсегда в толпе нелегалов. Вышла. Стоит испуганно в зале ожидания, как будто её раздели и поставили перед всеми нагишом. Говорю Миле: «Ты иди». Мила подошла к ней и несмело дотронулась до плеча.

 — Вы Роза?

 — Да. А вы кто?

 — Я жена Тэда (это я, Федя меня зовут), меня зовут Мила.

 — А где Тэд?

 — Он тоже здесь.

Мила позвала меня. Роза хоть и делала вид что ей не страшно, но зрачки у неё расширились когда я подошёл и взял её за руку.

 — Привет.

 — Здравствуйте.

 — Как был перелёт?

 — Хорошо. А можно я домой позвоню откуда-нибудь что долетела и что вы меня встретили?

 — Пожалуйста.

Я дал ей мобилку и набрал выход на международную линию. Из её тарахтения полиглот-Мила поняла что там семья как взвод в армии, с десяток братьев и сестёр наберётся. И что Роза, похоже, никому не сказала на какую работу её позвали. Розе на вид было лет 17, хотя по документам мы знали что ей уже 23. Невысокого роста, с короткими чёрными волосами и типичным пoлинезийским лицом, как красавица с картины Гогена. Можно было видеть крупные соски сквозь тонкую материю лёгкой маечки. Мы с Милой в какой-то момент вместе взглянули на эти бусинки и переглянулись.

 — Ну что, поехали?

Мы старались говорить на английском, чтобы Роза не волновалась из-за непонятной речи.

 — Роза, ты понимаешь зачем мы тебя позвали?

Я увидел в зеркале заднего вида как Роза молча кивнула.

 — Ты когда-нибудь так ездила куда-нибудь?

Роза покачала головой в стороны.

 — Роза, ты случайно не девушка до сих пор?

Опять покачивание головой в разные стороны.

Дальше мы молчали до самого дома. Роза только изредка поглядывала в окно. Всю дорогу я чувствовал её взгляд на себе. Как будто она изучала меня. Пыталась понять не сделаем ли мы ей больно? Смелая девчонка. Мы приехали. Я взял чемодан и понёс его впереди женщин в дом.

Вошли в дом. Мила сбросила своё платье, под которым никогда ничего больше не было, подошла к Розе и сказала ей спокойно, как будто она и не стояла в чём мать родила:

 — Тэд тебе покажет твою комнату и дом, а я пойду в душ. Жду вас обоих там.

Роза подняла глаза и спросила меня что ей делать.

 — Идём наверх, там твоя комната. Можешь отдохнуть, можешь поспать, дорога ведь была длинная.

 — Я не устала.

 — Ну хорошо. Можешь нырнуть в бассейн.

 — Я плавать не умею и у меня нет купальника.

 — Купальник тебе здесь не нужен, а плавать я тебя научу.

Мы поднялись наверх. Розе мы выделили лучшую большую спальню, с видом на бухту и всей необходимой мебелью, включая огромную деревянную кровать в деревенском стиле. Работать ей предстояло много, поэтому и отдых мы ей должны были обеспечить такой, чтобы работа была в удовольствие.

Роза зашла и первый раз за весь день улыбнулась.

 — Это будет моя комната? Вся комната?

 — Да. Почему тебя это так удивило?

 — У меня никогда не было своей комнаты. Всегда жила с братьями и сёстрами. У нас большая семья. У нас весь дом почти такой же как эта комната.

 — Ты за ними наверно уже скучаешь.

 — Да, очень.

 — Ты сможешь звонить домой так часто как захочешь, но постарайся даже не намекать на то зачем мы тебя сюда вызвали.

 — Конечно. Это будет большой позор для моей семьи если кто-то узнает.

Я замялся. Действительно, о таком предложении никому не расскажешь. Это личная жизнь. Особенно когда это непохожая на других личная жизнь.

 — Ну что, в бассейн, в душ или отдохнёшь?...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх