Сладкое киви

Страница: 2 из 4

 — Нет. Хочу начать работу.

Роза пристально посмотрела мне в глаза как бы спрашивая взглядом с чего начинать. Я молча снял рубаху и шорты. Нескромно описывать свой член. Ну может немного он толще чем у многих, может иногда чувствовал им спирали в женщинах или доставал до матки, но лично я считал, что он ничем не отличается от тех, которые Мила и другие девушки пробовали и о которых мне рассказывали.

Роза несколько секунд с удивлением на него смотрела. Я даже подумал что может действительно она ещё девушка. Но потом подошла ко мне, встала на колени и начала сначала гладить его рукой, а потом дотронулась губами. Как же она дотронулась! Именно дотронулась. Не проглотила его как корова огурец, не грызанула как заяц морковку, а скорее дотронулась как пчела дотрагивается до цветка. Проворным движением языка лизнула блестящую капельку (этой капельке уже было часа два, с момента когда я увидел Розу в аэропорту. Пробежала грациозно языком до яичек, оббежала их движениями, похожими на полёт бабочки и вернулась к кончику члена чтобы своими пухлыми губами, сложенными так, что в темноте можно с влагалищем спутать. Роза плавно втянула в себя мой член.

Сперва мне показалось, что у этой девочки зубов вообще нет. Жена Мила была специалисткой своего дела, но могла и схватить, и укусить когда надо. Роза была полной противоположностью. Она была просто создана для того чтобы губами приносить мужчинам удовольствие. Если бы проводили чемпионат по минетам, то Роза без споров взошла бы на пьедестал. Она сосала мой член как никто другая. Она жила с моим членом во рту. Член нырял так глубоко ей в рот, что мне уже казалось что я начинаю ездить им по её глубокому горлу. Долго так продолжаться не могло. Я почувствовал как во мне заревел горный поток, пробежал оргазмом по телу и выплеснулся Розе в рот так, что она только успела вздрогнуть от неожиданности. Уже ничего не надо было глотать, потому что вся сперма прямиком через горло ушла в глотку.

Роза как будто умыла своими губами член, ещё минутку его вылизывала пока я не взял её за голову и не поднял лицо.

 — Где ты научилась такое делать, волшебница?

 — Не скажу.

 — Ты меня просто пугаешь. Скажи мне прямо сейчас, где ты так научилась. Меня это даже беспокоит. Может Милу в эту школу отправлю.

 — Нет, в такую школу не надо. Я жила в одной комнате с братом. Он немного отставал умственно и с ним ни одна девушка не хотела встречаться. А мне приходилось о нём заботиться, потому что мама целыми днями работала, а отца мы почти не видели, он рыбак. Мой брат очень наивный. У него всегда мальчики с нашего квартала отнимали деньги и вещи, а девочки с него смеялись.

Все его эмоции всегда можно было увидеть на его лице. Если это страх, то это животный страх, если радость, то радость ребёнка. Когда ему стало 13 лет, на нашей постели начали появляться жёлтые пятна. Мне тогда было 17. Однажды ночью я проснулась от того, что качалась кровать. Я увидела как он дёргает рукой член. Так продолжалось несколько раз. Я понимала что он делает, но притворялась что сплю. Однажды мне его стало жалко и я сама положила свою руку на его дёргающуюся ручку.

Он сразу не понял что это моя рука. Но когда понял, то моментально отдёрнул руку от члена и резко всхлипнул. Его член под моей рукой начал сникать. Я не хотела его огорчать и сама начала гладить член. Но тогда я ещё не знала точно как это делается и увидела на его лице почти боль. Как же так? Ведь только что он сиял от счастья, а теперь ему больно? Я тогда завернула его головку и начала её слегка сдавливать. Брат затих. Тогда я подумала что у него никогда не было женщины и наверно не будет, но все его желания такие же как и других мужчин и решила немного ему помочь. Сползла вниз и поцеловала его в член. Он дёрнулся и замер, ожидая что будет дальше. А что из этого получилось — вы сами сейчас попробовали. Вам понравилось? Как я это делаю?

 — Девочка, ты не просто хорошо это делаешь, ты как будто читала мои мысли когда это делала.

 — Ребята, что-то я не поняла. Я вас так и не дождалась.

В дверях появилась Мила, энергично вытиравшая свои белокурые, спадающие до плеч волосы.

 — Ну что, Федя, не покормил гостью, а уже заставляешь её работать?

 — Милка, Роза сама за работу взялась.

 — Без меня уже и кончил? А я в душе клитор натираю, тебя жду. Изменяешь.

 — Милка, ну не ругайся. Ты же знаешь что меня на вас двоих хватит и ещё останется.

 — Когда ты уже успокоишься?

Роза с удивлением слушала этот странный спор. Над губой виднелось белое пятнышко засохшей спермы, но с ним она выглядела ещё более привлекательно.

Я переступил через лежавшие на полу шорты, поднял их и положил на кресло. Мила как кошка обошла неподвижную Розу, взяла её сзади за талию, начала гладить нижнюю часть живота. Потом одна рука потянулась вверх к груди, а вторая нежно пронырнула в трусы Розы.

 — Роза, раздевайся. У нас здесь свой мир, мы одеваемся только когда едем куда-то. Привыкай.

Роза начала стягивать футболку. Она это делала так элегантно, что мне захотелось включить музыку.

 — Роза, Мила, подождите.

Роза остановилась. Я подошёл к центру, негромко включил музыку и повернулся к девочкам.

Роза продолжила свой стриптиз, но теперь это уже было элегантное зрелище под музыку Вивальди. Грудь Розы действительно была роскошна. Огромные бордовые соски на шоколадном теле. По форме как небольшие арбузики со срезанными шляпками. Роза действительно соответствовала своему имени. Пышные тёмные волосы, спадающие ниже плеч, красивое азиатское лицо с пышными губами, крупным лбом и скулами. Я смотрел на Розу и представлял её стоящей на подиуме конкурса «Мисс Вселенная», где собираются такие разные ослепительно красивые лучшие дочери своих народов. Роза заняла бы среди этих красавиц достойное место.

Мила моргнула мне из-за плеча Розы, всё так же продолжая её гладить по животу. Я подошёл к Розе, обнял её и стоявшую за ней Милу и, слегка присев, просунул давно стоявший член между ног Розы, пока не почувствовал как дотронулся до ноги Милы. У Розы на лице уже не было испуга. Она приспустила веки и слегка закатила глаза. Я взялся за резинку и медленно потянул юбку вместе с трусами вниз. Мои руки скользили по бархатной тёмной коже. Взору предстал слегка пушистый лобок Розы, за которым виднелся шикарнейший клитор, торчавший наружу и чем-то напоминавший раскрывшуюся мидию. За ним начинались такие же пухлые губы как и те, которые ещё недавно обнимали мой член. Я нагнулся чтобы дать Розе переступить через свою одежду. Она аккуратно подняла свои точёные ножки в аккуратных высоких туфельках. Поднимая голову, я прикоснулся губами к клитору Розы. Он был невообразимо большой, чем-то похожий на мужскую головку у окончания члена. Я лизнул его несколько раз, плавно проходя всей длиной языка и касаясь к нему кончиком языка. Роза лениво расставила ножки шире и запрокинула голову на плечо Миле.

 — Федя, ну что, пробуй новенькую. С какой дырки начнёшь?

 — Не обламывай так пошло.

 — Тебя не обламаешь, все равно выебешь её как пёс суку.

 — Милка, ну помолчи.

Стоит заметить, что Миле пришлось многое за свои неполные 30 лет пережить. Родилась в небольшом городке. С её школьных фотографий на меня смотрела улыбающаяся девушка с большими голубыми глазами. Она была ангелом во плоти, её любил весь город. Но оставаться там она не захотела. После 9-го класса поехала учиться в город на швею. Пришлось жить в общаге и там пролились первые слёзы, когда пьяные пацаны из соседнего квартала залезли ночью в комнату и лишили Милку девственности. Пацанов посадили, но этот случай приобрёл такую широкую огласку, что Милка не могла спокойно пройти по городу. То мать одного из пацанов плевала ей на спину ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх