Сладкое киви

Страница: 3 из 4

и проклинала вслед, то друзья тех пацанов кричали ей «шлюха» и кидали в неё бутылки из-под пива.

Жить в городе стало невыносимо, а в село возвращаться уже не хотелось. И тогда она послушала совет подружки, которая звала её работать домохозяйкой в Турции.

Милка поехала в Стамбул на пароходе. На пирсе её встретил хозяин дома, как он себя назвал. Взял в руки паспорт «посмотреть» и потом его отдал полиции только через 3 года, когда Милка чуть не убила одного из своих клиентов, отобрала пистолет и на припрятанные деньги доехала до Анкары в украинское посольство.

Я первый раз увидел Милу в одесском кафе, где она задумчиво пила кофе и курила длинную сигарету. Она работала в турецкой фирме неподалёку, а я приехал в Одессу на конференцию. Увидел, познакомился и навсегда с ней остался. Но вернёмся в комнату.

Роза уже была мокрая. Я дотронулся к её влагалищу и почувствовал на руке липкую влагу. Второй рукой я взял свой член и стоя подвёл его к выпяченному вперёд влагалищу Розы. Оно уже призывало меня. До оргазма оставалось недолго. Надо было только войти и несколько раз двинуть тазом. Милка так ласкала и гладила Розу, что сейчас можно было смело нырять и более толстым членом.

«Привет, новая дырка», — успел подумать я и воткнулся по самые яйца в масляную дырку Розы.

Во влагалище я почти сразу почувствовал женские конвульсивные движения. Роза меня просто доила как опытный ветеринар доит молодого бычка. Я уже не мог сопротивляться потоку в теле и выплеснул в Розу огромную порцию спермы тремя толчками своего внутреннего насоса. Выскочить из тепла Розы я уже просто не успевал да и не сильно хотел если честно. Только последняя струя пошла мимо влагалища и попала Миле на ноги.

 — Ух какой ебака-барабака! Уже отстрелил залп? Обо мне вообще теперь забудешь?

 — Милка, дай передохнуть.

 — Какой отдых? Я уже вся истекаю.

 — Как ты хочешь?

Мила подошла к зеркалу и повернувшись вполоборота, поманила меня своим длинным пальчиком. Мне всегда нравился секс перед зеркалом. Так же как и на глазах у других людей. Мы ездили в разные свингерские клубы и даже непонятно, что нам больше нравилось — трахаться с другими людьми или делать это вдвоем на глазах у других, изредка перескакивая на предлагавших себя женщин и мужчин.

Милка приподнялась на носочки и оттопырила попку. В этой позе она была неотразима. Между ногами можно было видеть контуры персика половых губ. Ягодицы слегка раздвигались и между ними была видна аккуратная начисто выбритая дырочка. В отличие от Розы, у Милки влагалище было спрятано далеко между ногами и входить в него лучше всего было сзади. Милка стояла на носках и смотрела в зеркале то на мой член, то на моё лицо. Я слегка её повернул худым задом к зеркалу и начал медленно входить в родное влагалище жены. Милкин зад и мой член выглядели даже как-то непропорционально. Свою балду на сухую вводить во влагалище — это только неопытные женщины могли на такое согласиться и сразу понимали, какую ошибку они совершали. Но Милка слегка прогнулась, двинула тазом назад и сама наскочила на член почти на всю длину.

 — Ебака-барабака, — повторила она и я начал таскать Милу по члену как если бы в моих руках была резиновая кукла.

Милка знала этот приём. Она могла обвиснуть в моих руках и опустить вниз туловище и голову. А я крепко держал её зад и долбал влагалище пока не почувствовал, как Мила дёрнулась сначала назад, потом вперёд, а потом уже сама начала отталкиваться от члена. Кончить я уже не успевал за ней.

 — Милка, дососи, всё на подходе уже.

 — А Розочка что будет делать?

Я уже и забыл что это и есть работа Розы. Милка подозвала её и показала рукой на член. Роза только успела схватить член губами и пару раз двинула головой, как получила вторую за сегодня порцию спермы. Я чувствовал как она языком проскочила по моей дырочке и, аккуратно заныривая, пыталась вычистить кончиком языка саму дырочку, слегка подсасывая член. Рукой она аккуратно водила по члену, как бы выталкивая последнюю каплю из ствола. Когда Роза отодвинулась, то член был вымыт до блеска и почти сразу начал уменьшаться.

 — Спасибо, девчонки. Чувствую себя арабским шейхом.

 — Скакун ты арабский, — парировала Мила.

Роза старалась незаметно пережевать сперму. Может ей было противно, но она старалась этого не показывать. Только движение скул на красивом лице выдавало её. Я моргнул Миле и мы пошли к двери. Мила остановилась.

 — Роза, отдохни с дороги и покушай. Бери всё что видишь на столе и в холодильнике. Распоряжайся всем по своему усмотрению, как хозяйка. Говори что надо докупить, к чему ты привыкла. Да, кстати, ты и есть теперь наша домохозяйка если кто-то в городе тебя спросит. И запомни, мы тебя не держим. Каждый день я тебе буду давать по сотне долларов. Так до конца месяца. Захочешь уехать раньше — отвезём тебя в аэропорт или куда скажешь. Если не захочешь, то ты помнишь зачем мы тебя позвали. Роза внимательно выслушала, но ни слова в ответ не сказала. Всё-таки тяжело говорить когда полный рот незнакомой спермы. Я незаметно щипнул Милу и мы вышли, закрыв за собой дверь. Теперь можно было говорить по-русски.

 — Ну как тебе? Сбылась мечта идиота?

 — Сбылась, Мила, сбылась. О таком только мечтать можно. Она покорна как рабыня, а делает всё как профессионалка.

 — Азиатки как будто рождены для этого. На них всегда в борделях был спрос. Видно мужикам нравятся их узкие дырки. У Розы дырка узкая?

 — Сама проверишь. Ты её так разогрела, что и слон мог бы войти без смазки. Милка, а что, ты ревнуешь?

 — Дурак ты, Федя. Только что ебал её у меня на глазах, а теперь спрашиваешь ревную ли я?

 — Милка, не ругайся.

Мила только улыбнулась в ответ. Я обожал её улыбку. Особенно сейчас, когда она была обнажённая, когда можно было увидеть все изгибы её тела, все родные ямочки и впадинки — на ключицах, посередине груди, на щеках, сзади на пояснице. Роза почти сразу заснула, я пошёл работать в свою комнату, а Милка стряпала на кухне свои фирменные блинчики, предварительно одев на голое тело передник.

Я почти заснул у компьютера. Уже глубокой ночью перешёл с кресла на кровать и завалился спать, обняв Милу. В эту ночь мне снилась зима. Я не видел снега, но чётко знал что за окном зима. Мне хотелось укутаться во что-то тёплое, но я замерзал. Как будто я пытался одеть на себя много разной одежды, но все равно было холодно. Я пытался обтирать себя руками, но все равно мёрз. Потом во сне я разжёг костёр и начал греться. Стоял возле костра и грелся. Грелся долго пока не почувствовал как тепло начало снизу идти по всему телу. Мелькнула в голове мысль что это не сон. Когда такая мысль появляется, то начинаешь за ней из сна гнаться пока не проверишь и в конце концов просыпаешься. Я проснулся, ещё лежал с закрытыми глазами, но уже слышал птиц за окном, а тепло всё так же шло от ног выше по всему телу. Только теперь я начал понимать, что ногам было тепло потому, что на них сидела Роза, не спеша играясь и разглядывая мой член. Милы рядом не было.

 — А где Мила?

 — Поехала в магазин. Сказала мне разбудить вас.

Милка знала этот приём. Когда с утра мне хочется в туалет и член стоит столбом, женщина может получить всё что она хочет очень быстро, сев сверху.

Но мне вдруг стало не хватать Милы. Я лежу на своей кровати, на мне какая-то филипинка, а жена поехала в магазин. Прилив какого-то блядского одиночества внезапно нахлынул на меня. Но в этот момент Роза начала настоящий танец языка под моей головкой. Она так ловко это делала, что всё тело уже было направлено на то чтобы кончить. И вдруг неловкое движение. Как фальшивая нота на конкурсе скрипачей режет ухо, так и какое-то лишнее касание сбило темп. Я поднял ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх