В полной темноте

Страница: 2 из 3

Только, может быть, по одному? А то задохнёмся. Хотя, на мой взгляд, это не самое страшное.

 — А что, интересно, на твой взгляд, может быть страшнее? — Саня откровенно паясничал.

 — Туалет. — А вот это, почему-то ни одному из нас в голову не пришло. Странно. А вот мои две бутылочки пива, тут же о себе напомнили.

 — У нас скоро освободится целая куча бутылок. Так что не стоит волноваться! — Славик всех рассмешил. Принял, видимо, уже хорошо.

 — Это тебе не стоит волноваться, — вписался Костик за супругу, — а ей что делать?

 — Пить, друзья мои, пить! Новый год на дворе! — я поднял бутылку, — а всё остальное, — по мере поступления.

Мы снова выпили. Стало ощутимо жарко. Саня встал и закурил, стараясь дымить в решётку вентиляции. Даже я, курящий уже лет пять, почувствовал запах табака.

 — А ведь мы можем тут и задохнуться, — сказал Костик, — да ещё свечка кислород сжигает.

 — Хватит сгущать краски. Придумаем чего-нибудь.

Мы со Славиком подошли к дверям и, в очередной раз попробовали их раздвинуть. Результат был минимальный, но нам удалось впихнуть зажигалку меж уплотнителей, и появилось подобие движения воздуха. Потом опять выпили. Свечку задули. Но прикол всё равно остался. Мы болтали на эту тему. Когда, и в правду, ещё представится случай встретить Новый год в Лифте? — Романтика, блин. Пожалели, что никто не взял фотоаппарат. Зато взяли дивиди плеер. И к нему, как оказалось, несколько забавных дисков с порнухой, специально для мужской вечеринки. Посмеялись над Славиковой предприимчивостью, вкупе с отсутствием электричества.

Мы с Ленкой периодически сталкивались то локтями, то коленями, смеялись, извинялись. Но соседство женщины, тем временем, всё более меня беспокоило. Ленка вступала в разговор, смеялась, когда было смешно, в общем, чувствовала себя совершенно свободно. Я, — напротив, всё чаще из разговора выпадал, думая о её близости. Словно в ответ мне, она захотела подышать свежим воздухом, а, учитывая, что Славик только закончил курить, то её желание было вполне обоснованным. До решётки вентиляции, с её ростом, дотянуться было проблематично. Костян (сам) предложил ей встать нам на плечи и держаться за потолок. Я его поддержал, с условием, что она разуется.

 — Конечно, — сказал Костик, — не хватало ещё в новогоднюю ночь попротыкать нас своими шпильками!

 — А вы меня поддержите? А то в такой темноте и хлопнуться не долго.

 — Конечно, подержим, — я улыбался, — можем свечку зажечь, что бы тебе страшно не было. — Нет, не надо свечку. Вы будете ко мне под юбку заглядывать, а я в чулках! — Вот и ответ на мой незаданный вопрос. Я мысленно потёр руки.

Раздался звук расстёгиваемых молний, шуршания и Ленка сказала: давайте руки, да не уроните меня.

 — Что ты, никогда бы себе не простил, — я протянул ладонь на её голос. Ткнулся в коленку, но она сама меня поймала за руку.

Опять всё зашуршало. Мне в плечо упёрлась её ступня, с лёгким запахом кожаной обуви и пота, я ухватился за неё свободной рукой, и Ленка взлетела к потолку.

 — Ну как? — Это Костик.

 — Хорошо, тут воздух свежий. Вам не тяжело? Только не вздумайте щекотаться, боюсь, страсть как.

Мы дружно отмели её подозрения и решили выпить. Я не собирался её щекотать, но это не значит, что я не собирался к ней прикасаться вообще. Пить поэтому я не стал, всё равно никто не видит. Ленка меня интересовала куда больше, чем выпивка, особенно в этой беспомощной позиции. Мне хотелось проверить, правильно ли мне показалось, что Лена совершенно не против знаков внимания от мужчин нашего маленького коллектива. Я дал волю рукам. Ну, естественно, не наглея. На левой моей ладони разместилась маленькая Ленкина ножка. Я крепко обхватил её пальцами. Реакции не последовало. Я погладил её пальцы. Слегка.

Пальцы её чуть сжались в моей ладони, словно приглашая меня не останавливаться. — Отлично. Второй рукой я взялся за пятку.

Какие у неё ступни малюсенькие! Пальчики тоненькие, как у ребёнка.

 — Лен, у тебя какой размер? — глупо спросил я, — твоя ступня не больше моей ладони.

 — Тридцать шестой. Не урони, смотри!

 — Да уж, ты чем занят? Тебя держать просили, а не ноги её мерить, — встрял её муж.

Сидел он не так уж близко от меня. А, учитывая, что жена его по недоразумению надела чулки, то где-то рядом с моей головой находится её обнажённое тело! Рука моя медленно поползла в сторону колена. А что оставалось делать? — Сколько она ещё дышать будет?

Я ощупал коленку. — Очень впечатляюще! Остренькая такая. Провёл рукой по голени, чувствуя, как напрягается мышца под касаниями. Со стороны Костика послышался очевидный скрипящий звук, — он тоже гладил Ленкины ноги. С той лишь разницей, что он мог делать это на законных основаниях. Звук исчез. — Видимо, кончился чулок. У меня в паху начал активно оживать мой репродуктивный орган.

 — Костик, не трогай меня, пожалуйста, щекотно же!

 — Всё, — не трогаю. Пардон! А ты долго ещё?

 — Устал, что ли? — в её голосе было столько разных оттенков. Не только пьяное кокетство и деланные капризные нотки, но и лёгкая дрожь, какая-то. А мне-то она не запрещала себя трогать. Я двинул ладонь выше, не забывая непринуждённо (ха!) поддерживать разговор. Край чулка! Лена слишком очевидно вздрогнула. Вроде, руки у меня тёплые, — в жаре такой. Нравится ей? Или она боится, что кто-то заметит? Тем временем, мои пальцы скользнули по кромке чулка, а затем дальше. На внутренней стороне бедра кожа была настолько нежной, что мои грубые пальцы практически не чувствовали прикосновения. Я сосредоточил лёгкие движения в этом месте, тыльной стороной ладони ощущая тепло второй ноги. Очень близко располагались, прикрытые эфемерными трусиками, но недоступные мне, Ленкины сокровища. Хотелось схватить эту хрупкую женщину всей пятернёй за промежность, откинув в сторону резинку трусов. Запустить в неё свои жадные пальцы, глубоко, насколько возможно, вырвать сладострастный стон из Ленкиных губ. И ковырять её мокрое, податливое нутро. Оттягивать, раздвигать, мять. Я убрал руку, чтобы дрожью пальцев не выдать своего возбуждения.

 — Мальчики, я слезаю, — чуть хрипло оповестила нас обладательница этих чудесных ног.

 — Держим, — хором ответили мы с Костиком. И подставили ей руки.

По моему лицу скользнул чулок, Ленка пожала мою ладонь. Или показалось? И всё.

 — Так, я ни на кого не сяду? — она по стенке, аккуратно спустилась с заоблачных высот. И уселась спиной к стене. А я остался наедине со своей бурей эмоций.

 — А вот теперь можно и выпить, — сказал Костян и, не очень к месту, добавил, — баба с возу, как говорится.

 — Я баба, значит? — Ленкина нога прижалась к моей. — И что все за это пить станут?

Ей ответил возмущённый пьяный хор голосов. Поступило предложение выпить за единственную, присутствующую здесь даму.

 — Прекрасную даму! — поправил Саня. — Видимо, не я один отметил незаурядную красоту Костиковой благоверной. Мы выпили.

Зато я один, не считая её благоверного, сидел, прижимаясь к её ноге. Два пива подавали тревожные сигналы в мозг, но заставить себя оторваться от этого тёплого бедра я не мог. Тонкий слой капрона отделял меня от её тела, но даже он в этой ситуации казался непреодолимой стеной. Мне пришло в голову, что если кто-нибудь воспользуется зажигалкой, то Ленка, сидящая в той же позе, что и остальные, явит взорам окружающих всё, что скрывало до сих пор её платье. Вместо зажигалки Саня воспользовался телефоном. Даже ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх