Доверили серьезный репортаж!

Страница: 3 из 5

сравнению с клизменным кабинетом городской детской больницы, где я в свое время имела счастье принимать эту не слишком приятную процедуру, оборудование здесь было почти «по последнему слову». Имелся даже унитаз за ширмой. Судя по всему, съемки вот-вот должны были начаться. К пока еще пустующей, накрытой клеенкой, кушетке был придвинут высокий штатив, на котором угрожающе повисла раздувшаяся от воды огромная рыжая грелка с длинной резиновой трубкой. Рядом на столике были аккуратно разложены какие-то медицинские инструменты. Пара молодых людей меланхолично возились с аппаратурой, настраивая видеокамеры и устанавливая свет. Бритый мужчина в белом халате, взгромоздившись на высокую табуретку возле стола медсестры, руководил всем процессом. На стульях в углу непринужденно расположились две девушки: длинноногая юная блондиночка в коротком цветастом платье и девушка постарше — черноволосая и несколько менее приятной наружности... Я с надеждой подумала, что клизма на штативе предназначалась все-таки не мне, а кому-то из них. Пока же девушки, скромно сдвинув голые коленки и смущенно хихикая, внимательно изучали какой-то глянцевый журнал. Возле них нетерпеливо егозил неприятного вида молодой человек в роговых очках, так же, как и бритый, облаченный в застиранный белый халат. Очевидно, ему в фильме отводилась роль «врача».

 — Ваше имя? — слышу я вдруг за спиной уже знакомый голос с акцентом.

Кажется, это меня! Сейчас начнется...

 — Оля! — поворачиваюсь я на голос.

 — Очень приятно! Я — доктор Алекс! — все с тем же легким акцентом представился мне бритый мужчина в белом халате, — Я режиссер этой студии. Подойдите, пожалуйста!

Процедура моего приема на работу была непродолжительна, но довольно насыщенна. Для начала «доктор» поинтересовался мотивами моего прихода, и мне пришлось соврать, что клизмами я увлекаюсь чуть ли не с детства, а теперь сплю и вижу, как меня будут накачивать в задницу водой лично доктор Алекс. Режиссер удовлетворенно кивнул и предложил мне пройтись по помещению. Стараясь не запнуться о тянущиеся по полу провода и кокетливо вихляя бедрами, я с максимально обворожительной улыбкой прошлась туда-сюда по всей клизменной. Краем глаза я заметила, что девушки-актрисы оторвались от журнала и во все глаза принялись таращиться на меня.

 — Теперь, пожалуйста, нагнитесь! — потребовал режиссер.

Наверное, в этот момент я покраснела, но, к счастью, этого никто не видел... По удовлетворенному цоканью у себя за спиной догадываюсь, что «фэйс-контроль» моя попка также прошла успешно.

 — Неплохо! Вы не носите нижнее белье?

 — Нет, это просто трусики такие...

 — А, стринг! Понимаю: Придется снять! Не стесняйтесь, тут все свои...

Мои «стринги» по правде и так почти ничего не прикрывали, но все-таки это был своего рода психологический рубеж. Снять трусы — не перед любимым человеком, не перед настоящим врачом даже, а перед бандой невесть кем возомнивших себя извращенцев! Однако я нашла в себе силы и преодолела этот рубеж. Хотя едва не упала в обморок от унижения.

 — Прошу вас, теперь встаньте на четвереньки!

Боже, какой стыд! Знала бы только моя мама... Почувствовав чьи-то осторожные прикосновения, невольно оборачиваюсь. Что они там делают?! Не в силах вымолвить ни слова, с замиранием сердца слежу, как длинные узловатые пальцы Алекса скользят по моей холеной загорелой попке, осторожно раздвигают ее упругие половинки, лезут в щель между ними...

 — Расслабьтесь, девочка! Не надо так зажиматься!

Я послушно расслабляюсь... и в ту же секунду получаю отвратительно-грубое проникновение пальца глубоко в прямую кишку! К счастью, длится это безобразие недолго.

 — Так, хорошо: Трещин и геморроя нет. Фактура тоже неплохая! Думаю, вы нам подойдете.

Изображаю на лице неподдельную радость. В ответ режиссер привычным жестом посылает в мусорное ведро использованный напальчник и одобрительно кивает мне головой. Однако на лице его остается легкое сомнение.

 — Простите, но: вам действительно двадцать два года?

Ха, так значит, я выгляжу все-таки моложе, раз он сомневается? Что ж: Пустячок, а приятно!

 — У меня в сумочке паспорт. Хотите посмотреть?

Вопреки моим ожиданиям, «доктор Алекс» не поленился удостовериться в правдивости моих слов. Какое-то время он молча шевелил губами, словно стараясь запомнить мое имя и фамилию, потом бросил короткий взгляд с фотографии в паспорте на мое слегка испуганное лицо.

 — Ну, хорошо... — после секундной паузы произнес он. — Трусики можно пока надеть. Теперь такой вопрос — сколько вы можете выдержать?

 — Выдержать — чего? — не сразу сообразила я.

 — Воды! — подсказывает Илья, — Тебе же тут клизмы ставить будут!

 — Три литра! — говорю первое пришедшее на ум и мысленно хватаюсь за голову...

 — О! — удивляется Алекс, — Три литра — это довольно много для девушки вашей комплекции! Вы нам подходите!

Не сомневаюсь, лысый извращенец... Когда я буду корчится на этой кушетке с тремя литрами воды в животе, ты наверняка получишь от этого зрелища ни с чем не сравнимое удовольствие!

 — Очень хорошо! Пробы начнутся примерно через час: Если хотите, можете погулять!

Очень гуманно с их стороны. Хотя немного странно, что никто до сих пор ни полусловом не обмолвился об условиях оплаты.

 — А на будущее просьба — на период съемок поменьше кушайте и обязательно промывайте кишечник! Это очень важно.

 — Как, а разве...

 — Здесь — съемочная площадка. К приходу сюда внутри вас должно быть чисто! Это вопрос гигиены!

Хорошенькое дело — выходит, надо еще и дома клизмы себе ставить! Нет, ребята, завтра вы меня здесь точно не дождетесь: Честно говоря, вообще очень хочется сбежать из этого притона прямо сейчас, не дожидаясь, пока они примутся терзать мою бедную задницу. Но журналистский долг — прежде всего! Кстати, откуда все-таки у режиссера этот странный акцент?

 — Хорошо. А можно я пока здесь побуду? Интересно посмотреть...

 — Пожалуйста! Только не шумите...

 — Буду сидеть тихо, как мышь!

Еще раз пристально оглядываюсь по сторонам, стараясь не пропустить ни одной детали обстановки этого гибрида больницы и камеры пыток. О пытках тут и впрямь напоминало многое: ремни, наручники, какие-то подозрительного вида инструменты... Даже наконечники для клизм, и те внушали страх: многие из них имели на конце странные надувные баллоны, а некоторые были такой толщины, что, по-моему, даже с вазелином не смогли бы влезть ни в одну человеческую задницу! Интересно, для кого они тогда предназначались? Для крупного рогатого скота, что ли? С одной из полок угрожающе свешивал гофрированный хобот старый армейский противогаз. Зачем им тут — вместе с целой кучей клизм, шлангов и наконечников — противогаз?! Ох и удружили вы мне, Антон Алексеевич, нечего сказать! На могилку-то хоть приходить будете?... Тут меня окликнули. Оборачиваюсь — ожидающие съемок девчата дружно машут мне руками.

 — Эй, новенькая! Иди к нам!

Подхожу, присаживаюсь.

 — Привет!

 — Привет! — отвечает та, что была помладше и посимпатичнее, — Тоже сниматься хочешь? Киваю. Девочка мило улыбается.

 — Как тебя зовут?

 — Оля! — улыбаюсь в ответ я. — А тебя?

 — Эрика!

 — Красивое имя.

 — Мне тоже нравится... А это — Кристина! Наша «звезда»!

Девушка постарше еще раз сдержанно помахала мне ручкой. Киваю ей в ответ.

 — А я — Игорь!...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх