Подружка хлебореза

Страница: 1 из 3

В армию меня призвали в обычную часть. Только служба у меня была несколько необычная. Впрочем, все по порядку. Служить меня направили далеко, настолько далеко, что на картах это место обозначено сплошь зеленым и коричневым и не одного населенного пункта. Когда я попал в часть, то там я задержался не надолго, только до принятия присяги. Далее меня отправили на точку, где постоянно нес службу взвод, охранявший что-то. Попал на точку я один. Причина была в том, что один из служивших там заболел чем-то серьезным и его отправили в госпиталь, а затем в часть, а меня прислали ему на замену. Только попав на точку я понял, что мне будет нелегко: взвод полностью состоял из «дедов». Это определило их отношение ко мне: я стал «вечным дневальным». Практически я не вылезал из кухни: на мне была чистка картошки, мытье посуды и прочее, прочее. На меня, салагу, вроде бы никто не обращал внимания, не придирался и не третировал. Единственное, я как-то неожиданно осознал, что слишком часто попадаю в хлеборезку. Работа там была не тяжелая, но ее было много. Приходилось задерживаться и после отбоя.

 — Здесь нет девушек, и некому помочь в этом деле, ну, ты сам понимаешь, — и посмотрел на меня. — Приходится удовлетворять себя самому. В общем, я хотел бы, чтобы ты подрочил мой... Понимаешь, я и сам могу это сделать, но мне это надоело. Хочу почувствовать ласку твоих рук... пожалуйста.

Я колебался и краснел, мне было страшно и стыдно: ведь это ко мне, а не к кому-нибудь, обратились с подобным предложением. Правду сказать, он мне нравился: высокий, мускулистый, все при нем.

 — Не бойся, никто не узнает, — прошептал он, нежно поглаживая меня по щеке.

Я уступил и спросил голосом, хриплым от волнения:

 — Что мне делать?

Он положил мне руки на плечи и опустил перед ним на колени. Затем, расстегнул ширинку и сказал:

 — Вытащи его.

Я несмело просунул руку в ширинку, оттянул трусы вниз и взял член в руку. Член уже почти совсем напрягся, был толстым, я обхватил его пальцами и вытащил наружу. Обхватив его удобнее я начал дрочить. Мои старания скоро увенчались успехом — я услышал стон. Через мгновение брызнула первая струя спермы. Не говоря ни слова, он схватил меня за уши и развернул мою голову так, что следующая, еще более мощная струя спермы ударила мне в лицо и залила глаза, нос, губы. От неожиданности я закрыл глаза, закашлялся и третья струя попала мне уже в рот. Глаза я открыть не мог, так как они были залеплены спермой. Зато я почувствовал, как в рот засовывают что-то теплое и толстое. Это был член, который продолжал выбрасывать струйки густой, желтоватой жидкости. Наконец он кончил, но член изо рта не вынул. Он неподвижно стоял надо мной, и хотя уши мои отпустил, одной рукой гладил меня по голове, а другой крепко держал за затылок. Сперму во рту девать было некуда, она просто переполняла мой рот. Член во рту мешал выплюнуть ее и делать нечего, я сделал глотательное движение. От стыда я не представлял, что мне дальше делать и просто продолжал стоять перед ним на коленях. Член стал мягким, вялым и весь помещался у меня во рту.

 — Пососи, — наконец услышал я и послушался.

Мой язык прилежно изучал головку, а губы облизывали сам член. Он стал напрягаться, опять стал твердым и толстым и скоро уже не помещался во рту. Я сосал головку, водил языком по всей его длине, облизывал яички и вдыхал острые запахи свежего пота и спермы.

 — Подожди, — сказал он и поднял меня с колен. — Снимай штаны, — и сам, не дожидаясь меня, начал спускать с меня не по размеру большие штаны.

Я путаясь в ногах, сдернул их с себя. Развернув к себе спиной, он наклонил меня вперед так, что мне пришлось упереться руками об стену, чтобы не упасть. От волнения у меня сильно тряслись руки и ноги, и я боялся, что сейчас упаду. А он стянул с меня армейские трусы и коленом раздвинул мне ноги. Взяв со стола кусок масла, он мазнул им мне по промежности, обтер руку об ягодицу, приставил член к попке и надавил. Член не входил, и было больно так, что я чуть не закричал. Удерживая меня руками за бедра, он давил и давил членом. Наконец головка члена вошла внутрь, и тут я застонал от режущей боли.

Вернее будет, с того момента как он вошел в мою попку, застонала. Движение члена в попке отдавалось болью, а он не обращая внимания на мои стоны, все энергичнее двигал бедрами. Постепенно боль размылась и куда-то исчезла. Осталось ощущение тяжести в попе, но скоро исчезло и оно. Я даже не заметила, как начала подмахивать ему. А он держал меня руками за бедра и притягивая к себе, так глубоко засаживал в меня член, что яйца хлопали об мою задницу. Через какое-то время он остановился и осторожно вынул член. Подвел меня к столу и сказал:

 — Ложись.

Лицо у него было распаленное, красное, руки мелко подрагивали. Я налезла попкой на стол и откинулась назад. Ногам в таком положении было неудобно и я согнула их в коленях, прижав к груди так, что пятки смотрели в потолок. Он стал передо мной и положил мои ноги себе на плечи. При этом он что-то говорил себе под нос, но невнятно и я смогла услышать только обрывки фраз:

 — Славная девочка... сладенькая... попочка моя... сейчас еще буду любить тебя...

Упер головку в сфинктер и руками подтянул меня к себе. Член с легким чавканьем вошел в мою попку. Сейчас он уже не спешил: медленно вводил член до конца и также медленно выводил. Мы оба тяжело дышали. Постепенно он опять начал заводиться, ускоряя темп. Странно, но меня начало переполнять ощущение необычайной легкости. Я уже сама начала шептать какие-то слова. В большинстве своем они были бессвязные, что-то вроде:

 — Еще... еще... хочу... возьми меня... глубже... трахай меня... трахай...

К этому времени он уже изо всех сил трахал меня своим елдаком, вгоняя его так, что доставал до самых глубин. Вдруг он вскрикнул и на долю секунды застыл, затем замолотил с прежней силой, и я чувствовала как пульсирует во мне член, вбрасывая в меня струи спермы. Постепенно он затихал, и лицо приобретало блаженное выражение. Руки его гладили меня по животу и бедрам, глаза были закрыты. Когда он совсем успокоился, я услышала заботливый голос:

 — Хорошая моя... девочка моя... тебе надо подмыться.

Сперма на лице у меня застыла и стянула кожу. Я, на ощупь, хватаясь за стены, побрела в сторону умывальника. Умыв лицо, провела рукой по попке. На ладони остались кровавые потеки. Я подмылась и вернулась обратно. Хлеборез стоял и довольно улыбался. Его можно было понять: кончилась суходрочка, теперь под рукой всегда есть попка, которой можно воспользоваться.

 — Можно, я буду звать тебя Наташа? — спросил он меня.

Возразить мне было нечего и я кивнула головой в знак согласия.

 — Скажи, Наташа, тебе нравится, как я тебя трахаю?

Надо было что-то отвечать и я сказала:

 — Да, милый, мне понравилось то, что ты со мной сделал.

 — Ты довольна, что у тебя такой мужчина?

Не знаю, что на меня нашло, но неожиданно для самого себя я сказала:

 — Я рада, что ты обратил внимание на такую девушку, как я. Мне нравится как ты водишь членом мне по губам, как суешь мне в рот и спускаешь, как трахаешь мою попку.

Мои слова произвели на него впечатление и я заметила, как начали оттопыриваться его штаны. Не знаю почему, но я опять почувствовала возбуждение. Я сама направилась к нему, и вновь встав перед ним на колени, расстегнула ему ширинку и вытащила член. Теперь я взяла в рот осознанно: лизала, сосала, старалась проглотить его поглубже.

 — Наташка моя, милая, — его нежный шепот подстегивал меня.

Не дожидаясь его приказа, я повернулась к нему попкой и наклонилась вперед. На этот раз член вошел легче. Несмотря на боль, я старалась для него: подмахивала, стараясь, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх