Подружка хлебореза

Страница: 2 из 3

чтобы член вошел поглубже, терлась об его промежность. Любил он меня гораздо дольше и кончил с мощным криком, глубоко засаживая в меня, рыча и вздрагивая всем телом.

Так я стала подружкой хлебореза. Я спала с ним в одной кровати, и жила с ним, как его женщина. Скоро попка растянулась и уже не болела и меня можно было трахать как угодно. Он был добр со мной и ласков. В благодарность за его человеческое отношение я стирала его белье, готовила, убиралась и помогала ему в хлеборезке.

Но так длилось недолго. Как-то проходя мимо каптерки старшины, я услышала крики. Я прислушалась: оказалось, что все уже знали о том, что делается в хлеборезке, и спор заключался в том, что остальные были недовольны единоличной властью хлебореза над моей попкой. Судя по звукам, спор сопровождался вскакиванием со стульев, размахиванием руками и прочими атрибутами горячего кавказского спора. Наконец, большинство победило и хлеборез был вынужден уступить. Я тихонько ушла в хлеборезку и села в углу, думая о том, что ждет меня теперь. Скоро появился и хлеборез.

 — Наташа, милая, сегодня у нас будут гости. Будь с ними поласковее.

Вечером явились обещанные гости. Их было трое. Я к этому времени уже приготовила на стол: нажарила картошки, порезала салат, хлеб, выставила две бутылки с водкой и стаканы. Оказалось, что у них тоже была водка — еще две бутылки. Они расселись, меня за стол не пригласили, разлили водку, выпили, стали закусывать. Через некоторое время один из них повернул голову ко мне и спросил:

 — Что-ж ты там стоишь, как неродная? Возьми стул и присаживайся к нам.

Когда я присела, мне налили стакан водки и заставили выпить. Тут мой сосед уронил ложку под стол и попросил достать. Я полезла под стол, подняла ложку и увидела, что гости уже обнажили свои члены и лениво их подрачивают. Понятно, для кого это готовилось. Я уже достаточно опьянела и мне в голову пришла шальная мысль:

«Зачем ждать того, чего уже не избежать».

Я подползла к одному из них и просунув голову между ног, обхватила губами его член, от неожиданности он дернулся, но поняв что к чему, успокоился. Член был тонкий и длинный. Я сосала с упоением, глубоко забирая его в рот. Скоро член запульсировал и в рот мне хлынула сперма. Я проглотила все, облизала член и поползла к следующему. У него член был массивный, тяжелый, с большой головкой.

«Как же он меня будет трахать», — подумала я, начиная сосать.

Головка с трудом влезла мне в рот, но я старалась, и скоро он тоже накормил меня своим семенем. Так я добралась до третьего. У него член был как рог — изогнутый и с небольшой, круглой головкой. К этому времени я уже опьянела и сосала со все растущим желанием почувствовать наконец что-нибудь и в попке. И с третьим парнем тоже награда не заставила себя долго ждать. Я глотала горячую сперму и наслаждалась. Когда я вылезла из-под стола, мне почему-то зааплодировали.

 — Молодец, Наташка!

Хлеборез за стол еще не садился, и я видела, как напрягся его член. Подойдя к нему, я опустилась на колени, и, став так, чтобы было видно всем, вытащила его член. Я сосала его член, радуясь тому, что впереди меня ждут радости, доступные не всем женщинам. Я не дала ему кончить в рот. Я встала с колен и повернулась попкой к нему. Он спустил с меня трусики (к тому времени я носила только женские трусики) и вошел в меня легко, как будто так и должно было быть. Чтобы не упасть, я оперлась руками в пол.

 — Ай, какая девочка, — раздавались возгласы из-за стола.

После хлебореза меня ебал парень с толстым членом. Головка его члена с натугой вошла мне в попу. Было больно, но я терпела. Зато когда он полностью вошел в меня, я получила настоящее наслаждение. Он ебал меня, драл, трахал, с таким усердием, что я выла от удовольствия. Кончил он не так скоро, как в тот раз, когда я него сосала, и каждая минута с его членом в попе была для меня радостью. После началась настоящая карусель. На пол принесли и бросили матрас и я легла на него, задрав ноги кверху. Мужики были молодые, здоровые, поэтому каждый прошелся по мне несколько раз. Они ебали меня как хотели: ставили раком, стоя, лежа, вниз головой, и ебали, ебали, ебали. Периодически я брала полотенце, кем-то заботливо брошенное рядом со мной и обтиралась от спермы. Затем ко мне опять кто-то пристраивался и все начиналось сначала. Про то, что чей-нибудь член во рта у меня был постоянно, я уже не говорю. С этим было проще, так как сперму я всю глотала. Я к тому времени уже ничего не соображала. Только на другой день мне рассказали, что в тот день меня, оказывается, переебал весь взвод. Можно сказать, что я стала взводной подстилкой. Спала я теперь не в казарме, со всеми, а в каморке, в углу, отгороженной стойкой с шинелями и обмундированием. Мне принесли кружевное белье, косметику. Прошло несколько месяцев и я заметила, что мои формы начали заметно округляться, а голос стал мягким и нежным. Попа заметно стала больше. А как-то, глядя на себя в зеркало, заметила, что со спины мой пол определить уже довольно затруднительно. Впрочем, ребятам это нравилось. Правда, таких масштабных оргий уже не устривали. Я бы сказала так, что для меня началась спокойная семейная жизнь. В день ко мне теперь приходило человек три-пять, не больше. Причем, все старались придти по-одиночке, редко вдвоем или втроем. Я думаю, что они меня где-то даже любили. Они приносили сладости, где-то находили и приносили красивое белье. Я в свою очередь, дарила им свою признательность и любовь. Но, как бы хорошо я к ним не относилась, среди всех я все равно выделяла своего первого мужчину — хлебореза. Каждый его приход был для меня настоящей радостью. Я увивалась вокруг него, ласкалась и старалась показать как мне хорошо. И он отвечал мне искренней заботой и лаской. Ему нравилось, когда я ложилась на спину и раздвигала ноги в миссионерской позе. Он ложился на меня, входил и любил долго и ласково. В такие мгновенья я млела от счастья.

Так прошли мои полтора счастливых года. В один далеко не прекрасный для меня день вышел приказ о демобилизации. Через некоторое время вышел приказ об увольнении и за моими любимыми пришла машина. Для меня это был день черной тоски. Я была как в ступоре. Ребята начали грузиться, стараясь не смотреть в мою сторону. А я, поняв, что больше их никогда не увижу, вдруг горько расплакалась. Они поняли мои чувства и смущенно молчали. Я попросила:

 — Пожалуйста, в последний раз, пожалуйста.

Кто-то из них сходил к водителю, уже нетерпеливо кричавшего о том, что времени нет, и о чем-то поговорил. Я ушла в свою каморку, разделась, легла на спину, задрала ноги к верху и согнула их в коленях и закрыла глаза. Почти сразу зашел мой первый любовник — хлеборез. Он сел на кровать у меня в ногах, притянул меня к себе и положил мои ноги себе на плечи, аккуратно ввел член и задвигал тазом. Через некоторое время они пошли по другому кругу и я потеряла счет как им, так и времени. Кто-то из них ставил меня раком, кого-то я обхватывала ногами, кто-то прислонял меня к стене. Впрочем, вкусы их я знала и всегда заранее угадывала желания.

На дембель я уходил (теперь уже уходил) одним из первых из своего призыва, и чтобы не испытывать приключений на свою голову, в часть не заезжал. Все-таки слишком много слухов разошлось обо мне. Документы мне привезли на точку и я просто ушел пешком на станцию. Идти кстати было прилично, километров шестьдесят по лесу. Но, другого выхода не было и я пошел.

Ближе к вечеру я понял, что заблудился. Наверно, я выбрал не ту просеку и ушел в сторону, так как до сих пор не видел ни одного признака цивилизации. Уже начало темнеть, когда я неожиданно вышел к дому, огороженному довольно высоким забором и с крепкими воротами. В лесу, ночевать с комарами совсем не хотелось, и я решил, что нужно попроситься переночевать. Я постучал в ворота. Через пару минут кто-то подошел к воротом и громко спросил:

 — Кто ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх