Пленница

Страница: 1 из 3

Я проснулась рано утром, начинался обычный день. Мне предстояло позаботится о завтраке и выполнить всю работу по дому. Расскажу немного о себе. Я дочь крестьянина, мне 18 лет, высокая, полная, у меня длинные волосы, которые доставляют массу хлопот, но обрезать я их не собираюсь (и хорошо, что я этого не сделала, мне это очень помогло в будущем).

Итак, стоя у колодца, куда я пришла за водой, я услышала крики женщин и вскоре колокольный набат, я поняла что произошло что-то ужасное, а скорее всего это были набеги разбойников, новости о которых уже доходили и до наших краев. Я бросила ведра и побежала в дом, но по дороге меня перехватили два всадника, в испуге оглядевшись я увидела, что деревня уже горела и многие мои соседи и друзья были убиты или ранены, над женщинами трудились разбойники, а мужчин заставляли смотреть как имеют их жен. Я думала, что меня постигнет та же участь и уже готовилась дать достойный отпор, когда поняла, что меня везут к избе главы нашей деревни, около которой уже находились все девушки окрестных домов. Там нас пересчитали и какой-то мужчина сказал следующее:

 — Если вы будете вести себя тихо, то вас оставят в живых и может быть у вас будет жизнь о какой вы даже не мечтали, но если же вы попытаетесь бежать, то убить мы вас не убьем, но тогда уже вы пройдете через строй моих ребят и участь ваша будет решена — РАБОТА пока не сдохните, а мы постараемся, чтобы это произошло как можно скорее. Скажу сразу вас везут далеко отсюда и советую смиритесь и делайте все, что вам говорят.

После этих слов нас связали и повели прочь из деревни, которую подожгли.

Не буду описывать все трудности нашего путешествия, но мы оказались где-то далеко от дома — на юге. Наш хозяин разделил нас на группы и продал в какие-то дома, как потом оказалось — аукционы. Нас, девушек вымыли, сняли наши лохмотья и одели в красивые, но почти ничего не скрывающие одежды, После этого нас сразу же выставили на торги, цена менялась мгновенно, но вот она замерла и я поняла — я стала чей-то собственностью, до этого момента я не ощущала этого, но теперь я осознала, что не принадлежу сама себе. Спустившись с помоста нас собрали вместе, и женщина, работавшая у хозяина аукциона сказала нам: — Вам не повезло больше всех, вас продали самому жестокому и развратному господину, если вы не покоритесь его воли, вы умрете. Не сразу, но умрете. Девушки, вы станете его наложницами, его рабынями, делайте что он говорит и вы справитесь. С этими словами нас увели в неизвестный нам тогда дом. Там нас встречал сам покупатель, или как он приказал нам его называть — Господин. Он трогал нас везде, с моего лица не сходила краска стыда, и заметив ее, он ухмылялся. Раздев нас догола, он заставил нас в таком виде пройти в его часть дома, это была такая пытка, когда на тебя глазеют рабы и охрана, а ты не можешь даже прикрыться, ведь за это незамедлительно следует удар хлыстом, который как впрочем выяснилось не оставлял никаких следов, кроме жгучей боли. При ходьбе груди колыхались, и нас провожали затуманенными взглядами все кто встречался нам по пути.

Нас было пятеро, но Господину нужно было лишь 4 девушки и он приказал провести «обычный отсев». Выглядело это так: Один охранник подходил к девушкам и вешал им на соски прищепки, сам Господин в это время приказал нам ласкать свою грудь самим, не обращая внимание ни на прищепки, ни на него, ни на десятки мужчин, перед которыми мы стояли. Затем он приказал нам раздвинуть ноги и стоять так. Через некоторое время прошел охранник и провел рукой у каждой по влагалищу и только у одной из нас оно было сухим. Я сама себя не узнавала — меня возбуждало это. Я горела о стыда, но мое тело не слушалось меня, между ног у меня текло.

Теперь нас уже четверых повели в покои Господина. Он решил сразу же устроить нам проверку и показать чего нам от него ждать. Он приказал двум из нас лечь на спины на раскиданные по полу подушки, остальным он сказал лечь сверху, но так, чтобы наш лицо упиралось в мокрые влагалища наших подруг по несчастью. Я решительно отказалась сделать это. Тогда появившиеся из ниоткуда охранники силой ткнули меня во влагалище девушки и приказали лизать там и не отпускали до тех пор пока она не кончила, мне пришлось вылизывать все там, чтобы не осталось ни единой капли. Так как я была единственной кто так резко воспротивился воле Господина и еще из-за того что он питал слабость к длинным волосам, он решил оставить меня у себя и воспитывать меня. Но для этого меня надо было наказать за непокорность. С утра, меня привязали к столбу во дворе и созвали всех рабов посмотреть на порку, а посмотреть было на что. Это было 50 ударов хлыстом по спине, к концу порки моя спина была ужасна, но я уже начала склоняться к повиновению — вынести еще раз такое я бы не смогла.

После того как все зажило, Господин решил начать мое обучение, но каждый урок начинался с унижения и оскорблений. В первый раз в знак того, что я стала его собственностью он заставил меня выпить коктейль из его мочи и спермы, после первого же глотка меня стошнило, но Господин приказал мне все выпить, и сказал, если меня еще стошнит, то он заставит выпить еще один коктейль, но уже на этот раз из спермы всей стражи. У меня не было выбора — я выпила. В тот момент я хотела умереть, меня тошнило, но я сдержалась — из глаз лились слезы отчаяния и моральной боли — но я сдержалась. — это стало одним из переломных моментов всей моей жизни. Следующий эпизод заставил меня полностью отдаться и подчиниться Господину — после него мне стали сначала безразличны все его действия, а потом..

Он приказал мне лечь на ковер на полу и завязал глаза. Спустя мгновение в мой полуоткрытый рот ткнулся чей-то член, я понимала что это не член Господина, потому что он сидел у моей головы и гладил голову и волосы. Это был не совсем обычный член — головка у него ощущалась нечетко, зато на кончике крайняя плоть была весьма обильна, и постоянно сочилась смазкой. Я правда тогда еще не понимала, что он не обычен, но вот Господин снимает повязку и я вижу: я вижу ПСА!!! Дога!!! Надо мной, нависая брюхом над головой, стоял дог. Не успев прийти в себя от шока, я почувствовала как господин намотал мои волосы на руку, заставил открыть рот и силой натянул мой ротик на этот член, собачий член!!! Он двигал моей головой вдоль пениса собаки, а слезы отчаяния вновь хлынули из моих глаз и не в моих силах было их остановить. И при этом я слышала всего одну фразу, которую он повторял:

 — После этого ты будешь только моей.

Услышав это, я вдруг осознала, что хочу попробовать ЕГО ЧЛЕН, ЧЛЕН ГОСПОДИНА, но вот член пса напрягся и мощной струей полилась сперма, но Господин успел оттащить пса и им занялась женщина-служанка, а меня Господин заставил смотреть на это, он положил мою руку мне же на клитор, а сам ласкал грудь, и я возбудилась от этого зрелища, вскоре я уже ничего не видела — мои глаза затуманились, я кончила.

Он дал мне некоторое время, чтобы прийти в себя, потом он задал один единственный вопрос:

 — Чего ты сейчас больше всего хочешь?

Мой ответ поразил меня!!! Я сама того не осознавая стала говорить, я слышала все это и не верила, что это я могла произнести все это, я краснела и смущалась, но говорила, а он в ответ улыбался, не ухмылялся нет, он улыбался — он достиг чего хотел — теперь я хотела его, я говорила:

 — Я бы хотела обнять тебя, прижаться к твоему телу, покрывая его поцелуями!!! Сначала я хотела бы целовать тебя в губы долго и страстно, твой язычок проникал бы в мой рот, а я жадно ловила мгновения экстаза, так как ты — меня никто никогда в жизни не целовал — меня еще никто не целовал!!! Я хочу целовать каждую клеточку твоего тела!!! Спускаясь от шеи к груди, потом на животик, вокруг пупка, опускаясь все ниже и ниже... Хочу, чтобы ты смотрел на меня, смотрел, как я целую и ласкаю тебя! С животика, я опущусь ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх