Сосунок

Страница: 4 из 4

она опустила спину на кровать, тяжело выдохнула, но буквально через секунду всё повторилось — изогнутая спина, животный крик, её руки непроизвольно двигались по простыни.

Я заворожено смотрел, как она кончает — раз за разом — и даже не сразу заметил, что в правом верхнем углу экрана видно голое женское бедро и бок. Хозяйки тела не было видно за верхним срезом экрана, но я сразу узнал — кто это. И меня охватил неожиданный, бесконтрольный, бешеный приступ ревности. Все мои либеральные идеи по-поводу открытых взаимоотношений в браке просто утонули в нём, как пробка в водопаде! Но вместо того, чтобы бежать, что-то делать, я стоял как прикованный, с торчащим членом и смотрел заворожено, как моя обнажённая жена садится на кровать рядом с Бобом, кладёт руки ему на плечи и целует его в шею. Казалось, что ещё нет, что ещё ничего не произойдёт, я отказывался верить в очевидное. Экран телевизора добавлял нереальности, увеличивал расстояние, убирал объём, переносил действие в область сознания, где было легко убедить себя, что это не Ирочка, а кто-то другой, похожий, что всё это сон...

Боб остановил свои бешеные движения, повернулся и ласковым движением руки положил мою жену рядом с Наташей. Моя Ирочка послушно задрала ноги, дотронулось своей ногой до торчащей в воздухе ноги Наташи и ласково потерлась об неё. Наташа вышла из транса, улыбнулась моей жене и они засмеялись друг другу и поцеловались. В это время Боб переместился на мою жену и без особенных приготовлений засадил свой инструмент моей жене между ног! Я выдохнул, я готов был отвернуться, закрыть глаза, закричать, чтобы не видеть этого, но тут новое неизведанное чувство подступило ко мне. Я любил свою жену и я видел, что она счастлива! Ревность подступала и уходила волнами, всё во что я верил переосмысливалось, какие-то идеи внутри меня превращались из пустых деклараций в реальность.

Я неожиданно успокоился. Интересно, когда же она пришла? Или... Я вдруг понял, зачем Наташа задержала меня на кухне — она просто не хотела, чтобы я встретился со своей женой! Значит, она уже была в спальне у Боба не меньше десяти минут!

Тем временем Ирочка начала целовать Боба в губы и интенсивно двигать тазом навстречу ему. Наташа тихонько сползла с кровати и через секунду она вошла ко мне в комнату:

 — Эй дружок, а ты готов увидеть... , — прошептала она, но увидела включённый экран и не закончила фразы.

Я притянул её к себе и усадил на диван.

 — Нет, нет, пожалуйста, не сейчас, — засопротивлялась она, — я больше не могу, я же не железная, дай мне отдохнуть, — она погладила мой бок.

 — Милый, милый... Интересно смотреть на свою жену? Не сердись только.

Она была великолепна — игривое настроение перемежалось в ней с нежностью и с серьёзностью в одной фразе. Она взяла мой член в рот. Действие на экране продолжалось. Я никогда не видел свою жену такой. Она отдавалась Бобу страстно и активно. Иногда Боб просто выпрямлялся на руках, а моя Ирочка, опустив согнутые ноги на кровать, как хищная кошка насаживалась на него снизу. Она держала его за чёрный зад и просто вводила его в себя, поднимая свою попочку над кроватью. Наконец, она кончила — как всегда — тяжело и беззвучно, её тело почти не реагировало, но я видел как она сжимает и разжимает ляжки — верный признак её оргазма. Обычно после этого она отталкивала меня — ей нужно было отдохнуть несколько минут и только после этого она разрешала мне продолжать. Множественных оргазмов у неё со мной, впрочем, не было никогда.

С Бобом всё было по другому — теперь он двигался в ней — и она не возражала, просто лежала на кровати, задрав согнутые ноги. Через несколько минут к моему удивлению она кончила снова, я видел как заходили из стороны в сторону её колени, обнимая ляжки Боба. Теперь, впрочем, она уже хотела отдохнуть, распрямилась и пыталась держать Боба за задницу, чтобы тот сбавил темп. Боб почти остановился и теперь они просто лежали друг на друге. Моя ревность больше не проявлялась — видимо, этому способствовала активная деятельность Наташи. Неожиданно Боб вытащил свой инструмент из моей жены и начал кончать. Струи спермы вылетали из его агрегата и падали моей жене на грудь. Она взяла его рукой его за член — так же как брала обычно мой, только теперь она изогнулась и взяла его обспермленую чёрную головку в рот. Я почувствовал нечто вроде зависти — мне такого никогда не доставалась. С другой стороны я был благодарен Бобу за аккуратность — он явно знал, что моя жена не предохраняется и что месячные кончились неделю назад. Но больше всего я был рад за свою Ирочку, за то что ей было хорошо...

Я опустил голову и погладил Наташины волосы, когда я снова поднял глаза, в кадре был только Боб, спокойно отхлёбывающий пиво — моя жена, видимо, пошла в ванную. Боб повернулся в сторону камеры и, улыбаясь, торжествующе показал средний палец. Было понятно, кому он это адресовал, но я, по-моему, уже начал привыкать к его манерам.

Несмотря на все Наташины усилия, я так и не кончил. Она оторвалась от меня, бросила взгляд на экран и сказала:

 — Ничего. Порадуешь ещё свою жену вечером. Дай я тебе одежду принесу — и пойдём отсюда, пока она моется. А то ещё наделаешь глупостей.

Через несколько минут мы ехали в её машине.

 — Слушай, неужели она знает, что я её видел?

Наташа покачала головой:

 — Нет. И не надо ей рассказывать ничего. Хорошо?

Уж я то свою жену знал как облупленную и рассказывать ничего не собирался.

 — Конечно не буду.

 — И правильно. Боб сделает из неё такую шлюшку, что тебе на всю жизнь хватит.

 — А как же ты?

 — А что — у тебя не может быть любовницы? Ты что думаешь — я с кем попало трахаюсь? Только ты и Боб. Мне больше никто не нужен.

Я поразился — мы разговаривали с ней так, как будто знали друг друга лет десять.

 — Я думал у тебя есть муж.

 — У меня был муж. — она сделала ударение на слове «был», — Алименты платит, — она хмыкнула, как будто вспомнила что-то.

 — А почему ты не хочешь выйти замуж за Боба?

 — А зачем? Во-первых, Боб не захочет, во-вторых, вся русская комьюнити будет с ума сходить — Наташка за негра выскочила — нафиг мне это надо?

 — Он чем по-жизни занимается то?

 — Кто — Бобби? Да он бизнесмен. Ему принадлежит половина русского магазина.

Ого! Но во всяком случае многое встало на свои места:

 — Ну дела! Так у нас скоро там будут ямс и бататы продавать?

 — Не волнуйся, закупками я руковожу. Он в магазине совсем не появляется. Знаешь — наши на самом деле такие расисты. Узнают что чёрный хозяин магазина и перестанут ходить.

Зазвонил телефон. Это была Ира.

 — Жена звонит — останови машину пожалуйста.

Наташа понимающе кивнула и приложила палец к губам. Даже двигатель заглушила — я бы не догадался.

 — Ты где там? Я тебе на работу звонила — никто трубку не берёт, — начала жена.

Было удивительно слушать её обычный уверенный голос — я то знал, что она делала буквально десять минут назад. Я даже был уверен, что она звонит из спальни Боба!

 — Да уже иду к метро. Я в лаборатории сидел — надо было на мобильный звонить.

 — Ну ладно. Я сейчас забираю Ваню и еду домой.

 — Хорошо, целую тебя, пока!

 — Пока!

Она повесила трубку.

 — Всё в порядке?

 — Ну, знаешь, это как сказать. Я никогда бы не мог подумать...

 — Слушай, дружок, ну хватит ревновать, — перебила она меня, — не мальчик ведь. Наслаждайся тем, что имеешь. Она завела машину, наклонилась к моему уху, поцеловала нежно и шепнула, смеясь:

 — Сосунок.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх