ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 8

Страница: 2 из 7

всё то, чего сторонилась всю жизнь. Её сессии продолжались, но она при любом разговоре с профессором упоминала то Чёрную Королеву, то Пьедестал.

Шли годы и Хозяйку постепенно стала печалить мысль о её возрасте, отсутствии преемницы, утраты её личной отточенной до совершенства школы классического Femdomа. Однажды, профессор застал её за чтением письма от дальних родственников из Белоруссии. Хозяйка сказала, что они просят помочь с проживанием девушки, которая мечтает стать актрисой и будет поступать в здешнюю театральную школу. На фото была миловидная блондинка лет 18—19. Хозяйка долго раздумывала, потом сказала, что хочет сама съездить к девушке, посмотреть поговорить. От сопровождения категорически отказалась. Пробыв в отъезде несколько дней, Хозяйка вернулась и сообщила, что скоро в её доме поселится эта девушка. Так, в ареале Хозяйки появилась молоденькая блондинка, которую Хозяйка велела всем называть Патрицией».

... Мы вернулись в гостиницу. Нужно было её как-то отвлечь. И самому переключиться.

 — Давай придумаем новую ролевую игру. — Сказал я.

Это не было кощунство, просто надо было съехать с похоронной темы. Это защитная реакция психики.

 — У меня давно есть идея по сюжету детской сказки. — Тихо сказала Госпожа. — Угадай какой?

Я стал размышлять, но ничего в голову не лезло.

 — А помнишь наш цикл «Времена года»?

 — Или «Маленькие трагедии»?

Месть Снежной Королевы

Как паршивую собаку! Именно так она тащила меня по снегу абсолютно голого в ошейнике с пристёгнутой цепью. Моя одежда была грубо сорвана и валялась вокруг, разбросанная её яростью. Я от пинка полетел головой в сугроб. Дождь ударов плётки по спине, ногам, заднице!

 — Тварь!, мразь!, гнус!, погань!

Она была вне себя от злобы, она била меня плёткой, заводясь от жестокости!

 — Я — Снежная Королева! Приблизила к себе тебя, жалкое ничтожество. Ты, Кай, стал избранным из всех, ты, сволочь, сам залез ко мне в сани, осколки волшебного зеркала, попавшие тебе в глаз и сердце дали тебе шанс, уникальный шанс стать великим. Проложили путь ко мне. Я окружила тебя вниманием, заботой, ты жил в немыслимой роскоши! Имел всё, о чём можно только мечтать. И это ты, дрянной обыкновенный мальчишка дебильной наружности! Сучонок! И чем Кай, ты мне отплатил? Чем? Своим предательством? Соплями по этой недоношенной прыщавой Герде? Ублюдок!

Я не уворачивался от ударов, их было столько, что любое положение было уязвимым, только закрывал лицо... Наконец она устала.

 — Дрянь! — В бессильной злобе плюнула она на меня. Перевела дыхание. — Принеси мне сигареты, придурок!

Я, хрустя босыми ногами по снегу, побежал выполнять приказ, прихватил зажигалку, чтобы ещё раз не бегать. Но она это раскусила!

 — Безмозглая тварь! Как я буду курить, неси мне кресло!

Я принес раскладное кресло, установил его, но Снежная Королева не спешила присесть.

 — Столик!

Я по снегу приволок столик. Ноги онемели от холода, запас тепла улетучивался с каждой секундой. Наконец она села в кресло и закинула ногу на ногу, разминая пальцами с длинными серебристыми ногтями сигарету.

 — Оближи мне сапоги, видишь они в снегу!

 — Слушаюсь!

Я бросился к выставленным белым лакированным сапожкам на шпильке. Крупные комки снега сглатывал, потом застывающим языком лизал грязный снег. Моё усердие пропало даром. Она внезапно поставила вылизанный сапожок снова на снег.

 — Принеси мой мундштук!

Я разогнул сведенные судорогой холода колени и, шатаясь, посеменил за мундштуком. Принес.

 — Пепельницу!

Я исполнил.

Она не спеша вставила сигарету в мундштук и замерла. Я скрюченными пальцами попытался чиркнуть зажигалку. Получилось, поднёс ей огонь. Она прикурила и выпустила красивую струю дыма мне в лицо.

 — Сапоги!

Я снова на коленях занялся вылизыванием её сапожек. Она с презрением наблюдала как я, трясясь от холода, исполняю её приказ.

 — Принеси мне вон ту коробку! — Сказала она, докурив.

Я сбегал за коробкой.

 — Открой её!

Открыл. Там был гуашевые краски. Несколько разноцветных баночек.

 — Открой их и принеси термос.

Я принес термос и кое-как отвинтил крышки.

 — Налей немножко воды вот сюда, в блюдце и встань сюда.

Она взяла кисточки, окунула их в горячую воду и, макая в гуашь, стала меня разрисовывать. Красные стрелки, зелёные кружки, синие звёздочки, жёлтые загогулины. Лицо, спина, грудь, живот. От водяных мазков холод, проникший во все внутренности, стал просто невыносимым. Снежная Королева встала и, усмехаясь, обошла меня.

 — Это шедевр! Скоморох! Клоун! Петух ряженный! И чего я в нём нашла? Задом повернись. Сейчас я нарисую на твоей заднице мишень. Вот так, хорошо! Марш к дереву и зад оттопырь!

Окоченевший я уперся руками в ствол и снежок шлёпнул меня в зад.

Я смиренно стоял, прогнувшись у дерева, а Королева с издёвками кидала в меня снежки. Потом ей это надоело. Через плечо я увидел, что она, пошарив по карманам, вытащила детский шарик в фольге на резинке и одела петельку на палец в перчатке. Шарик полетел и ударил меня по бедру. Снежная Королева засмеялась. Она уселась в кресло и стала сначала с азартом, потом уже более лениво метать в меня эту штучку. Не больно конечно, но до омерзения унизительно. Потом она подошла, отломила с ветки сосульку, приказала мне обсосать кончик и бесцеремонно вставила её мне в зад. Холод пронизал меня изнутри. Потешаясь, она пнула прямо по сосульке, вгоняя её вглубь. Было очень больно и мерзко. Наигравшись, она приказала:

 — Я замерзла, принеси мне чаю!

Она мёрзла в длинной белой пушистой шубе до пят, а я размалёванный нагишом превращался в еле двигающуюся сосульку. Её вид, нежащийся от горячего ароматного чая, был не выносим и я уставился в землю. Но Королева хотела, чтобы я смотрел на неё...

 — Ну и как? Ты был избранным, но бросил вызов Снежной Королеве... Повелительнице снегов, пурги и холода! Я поставила тебя на место. Это твой финал.

Она зачерпнула рукой пригоршню снега и швырнула мне в лицо.

 — Там где-то валяется мой окурок. — Она прихлебнула чай. — Найди его!

Я ползал по снегу вокруг её кресла, наконец нашёл.

 — Жри его, мразь.

Я выполнил. Конечности мои меня уже почти не слушались.

Королева разглядывала окоченевшее существо, скрючившееся у её ног.

 — Бедненький мальчик, доставай своё хозяйство!

Сама мысль потрогать обледеневшими руками сморщенную фиолетовую мошонку со спрятавшимся в складках членом была шокирующей. Я раскопал среди складок кончик члена. Она бросила мне плоскую льдинку.

 — Пролижи в центре дырочку, одень себе на хер и дрочи!

Язык лип ко льду, но отверстие всё же получилось я одел ледяной бублик и начал массировать головку. Но член упорно втягивался назад в мошонку.

Понаблюдав за мои ми мучениями, Королева с презрением сказала:

 — Жалкая твоя доля, Кай!

Она распахнула полы белой шубы и стянула с себя тёплые пуховые штанишки, потом, ёжась от холода, трусики. Сапог властно упёрся мне плечо.

 — Рот! Дам тебе последний шанс!

Горячая янтарная струя полилась мне в рот, я захлёбываясь пил её, ловя живительные импульсы тепла от неё. Что-то дернулось между ног, член встрепенулся и я зашелся в мучительной мастурбации. Короткий нитевидный кайф и плевок спермы сброшен. Снежная Королева с размаху ударила меня по щеке!

 — Прощай, Кай!

Я лежал на животе на снегу, а она, черпая взъёмом сапога снег, забрасывала меня им пока не засыпала всего...

 — ... Пей!

Я ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх