ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 8

Страница: 4 из 7

утром, зайдя в свою квартиру, отданную временно девушке, увидел её мертвой на кровати. Милиция следов насилия не установила, а вскрытие дало неожиданный результат: девушка скончалась, будучи здоровой! Горю Хозяйки не было предела, она подняла на ноги весь цвет медицины, но глупый диагноз: «Синдром внезапной смерти» был единственным вариантом. Они с профессором съездили к известному кардиологу, который после долгих наукообразных рассуждений признался:

 — «Синдром внезапной смерти» — это диагноз отчаяния! То есть у девушки остановилось сердце. Возникла непонятная электрическая нестабильность миокарда. Импульс побежал по сердцу, чтобы вызвать его сокращение, но почему-то не добежал и сокращение не состоялось. А нового импульса не было, сердце замерло и организм умер.

Хозяйка вернулась домой совершенно подавленная, известила родню девушки, те нагрянули с воплями и упрёкам, что Хозяйка не уберегла их дитя, она, молча всё снесла, тело девушки увезли на Родину. Хозяйка решила открыто не отдавать им солидные деньги, заработанные Патрицией, а распорядилась, чтобы профессор позже перевёл деньги матери девушки от неизвестного лица. Тело сопровождал убитый горем избранник. Его проигравший конкурент даже не появился.

Далее Хозяйка сделала неожиданные и не понятные действия. Она велела профессору оставить её одну на несколько дней. Профессор ходил под окнами любимой квартиры, где обитал его кумир, видел зажжённый свет, мелькавшую тень Хозяйки, но что она делала не известно. Наконец, он осмелился войти в квартиру. В комнатах было всё разбросано, хотя Хозяйка была очень требовательна к порядку и стоял чад, как будто что-то сгорело на плите. Ещё была записка, где Хозяйка писала, что уехала ненадолго и просила прибрать в доме. В тот же день пришло известие о трагической гибели помощника режиссёра, того, кому Патриция отказала в симпатии.

Вернулась Хозяйка через несколько дней, тихая и очень спокойная. Сказала, что ездила к одному монаху, тот когда-то был одним из первых её клиентов, потом открестился от BDSM, принял монашество и ушёл в дальний монастырь.

 — Теперь я никому ничего не должна. — Сказала она. — Только Богу!

Хозяйка попросила заказать роскошный ужин, причем самые дорогие и изысканные блюда и вина, настояла, чтобы он потратил и её деньги тоже. Профессор отказывался, но Хозяйка была непреклонной. Только самое лучшее. Пока он делал заказы в лучших ресторанах и сервировал стол, она обзвонила всех своих постоянных поклонников. С каждым подолгу поговорила по душам, вспоминала их встречи. Надо сказать, что прежде она никогда никому не звонила, а тут как будто прощалась с каждым.

Затем, они долго сидели с профессором за роскошным столом, она была непривычно ласковой, нежной, даже весёлой, что профессор просто терялся, он услышал от неё столько откровений, на которые прежде не было даже намёка. Потом она стала очень серьёзной и молвила:

 — Запомни, мон шер, однажды сюда придёт Чёрная Королева — моя любимица! Патриция была прекрасной девушкой и очень талантливой, но не понимала она меня. Увы! Расскажи ей всё, слышишь, всё-всё! Она умница и всё поймёт. Сделаешь, как она скажет, любую прихоть выполнишь, любую просьбу.

Профессор пообещал.

 — Мы ведь с ней одной крови. Она и я!

И ещё. Разговор зашёл о гибели одного из поклонников Патриции. Того неудачника. Сообщалось, что в сауне он поскользнулся и упал, ударившись головой, пролежал несколько часов при огромной жаре, смерть наступила от перегрева.

 — Так вот, значит, как у них это делается! — Неожиданно жестко сказала Хозяйка. — Геена Огненная. За что же он там запнулся, за копыто или за хвост?

Профессор обомлел от непонимания, но разговор был переведён на другую тему. Роскошный ужин подходил к концу, Хозяйка заметно устала и нуждалась в отдыхе. Профессор унёс посуду, а когда вернулся она была без сознания. Скорая помощь приехала, какие-то уколы, потом вызвали кардиобригаду, на электрокардиограмме выявлен обширный инфаркт миокарда, омертвела вся передняя стенка левого желудочка, сокращаться было практически нечему. Пока шла эта возня, сердце Хозяйки остановилось. Навсегда».

Мы с тобой одной крови. Ты и я.

Госпожа встала и подошла к окну. Я воспользовался паузой и спросил:

 — А почему кремация?

 — Хозяйка с детства была поклонницей Эдгара По, обожала его лирику и мистику, панически боялась быть похороненной заживо. Рассказы «Падение дома Ашеров», «Бочонок Амонтильядо», «Заживо погребённый» порождали у неё этот страх. На кремации настояла категорически.

 — Теперь понятно. Тем более, когда стало известно, что при вскрытии гроба Н. В. Гоголя со внутренней стороны крышки были обнаружены следы от ногтей, не двусмысленно указывающие, что автор «Мертвых душ» был жив после похорон, это не кажется причудой.

 — Я являюсь душеприказчиком Хозяйки. — Сказал профессор, обращаясь к Госпоже. — Завещание будет оглашено позднее, но не секрет, что Вы являетесь единственной наследницей имущества покойной. Я обязан передать Вам это.

Он отдал Госпоже сейфовый ключ.

 — Где дверца?

Профессор подошёл к бару, выбрал оттуда бутылки и отодвинул заднюю стенку. Мы хотели удалиться, но Госпожа велела нам присутствовать. В сейфе было два отделение. В верхнем лежала шкатулка с драгоценностями, меня поразило старинной колье из изумрудов и перстень с огромным сапфиром.

 — Такие изумруды и сапфиры — камни первой ювелирной ценности, стоят дороже бриллиантов. — Сказал профессор Госпоже.

 — Я знаю. Это исторические реликвии польского королевского двора. Мне их когда-то бабушка показывала.

Еще на полке лежали пачки валюты, туфли, которые мы с Госпожой подарили Хозяйке и её плеть с татуированной кожей на ручке.

 — Она очень берегла эти туфли. — Сказал профессор. — Ходила в них только в помещении. Ну, а плётка — её любимая, практически все поклонники её познали.

На нижней полке лежал массивный кожаный футляр, на нём конверт, придавленный пистолетом.

 — Пистолет газовый, только для самообороны. Она не любила оружие.

Госпожа вынула из конверта фотографию. Это была Хозяйка в роскошном ракурсе и трогательной надписью Госпоже на память, она называла её по имени, в верхнем углу степлером была пришита еловая веточка. Госпожа поцеловала фотку и положила себе в сумочку.

 — Мерси, тетя! — Она улыбнулась и посмотрела на портрет на стене. — Но подсказок мне не нужно. Мы с тобой одной крови. Ты и я.

Она поставила туфли на сиденье кресла-трона Хозяйки, рядом положила её плётку.

 — Её Величество и Его Высочество на троне! — Сказала она шутливо.

 — Госпожа, Вы в праве пользоваться всем этим. — Смиренно сказал профессор.

 — Не называйте меня госпожой, никогда! — Резко сказала Госпожа. — Ваша Госпожа — Хозяйка этого дома!

Потом более спокойно:

 — Угостите нас чаем. Пожалуйста!

 — Простите! У меня к Вам большая личная просьба, Вы хозяйка этой квартиры, а в ней моя жизнь. У меня собственная квартира, равноценная, даже площадь побольше, если надумаете эту продавать, пожалуйста, продайте мне, я свою отдам. Очень Вас прошу.

 — Ничего продавать пока не будем. Живите как жили. Два поручения, первое, заботиться об обоих домах, цветы там поливать, коммуналку платить и прочее, и второе, найдите порядочного священника, не пьяницу, педофила или хапугу, а нормального, истинно верующего, пусть он тут всё освятит, сколько нужно столько раз и сделает, каждый угол, каждый метр. Много тут чего тёмного творилось.

 — Спасибо, всё сделаю, как велите!

Профессор побежал на кухню готовить чай, а Госпожа подошла ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх