Полёт Девиатора

Страница: 3 из 5

себя, уже давно и очень-очень условно конечно, всех Доминирующих Женщин делю на две категории: Королевы и Ведьмы. Каждая по-своему притягательна. Но лично меня всегда тянуло к Королевам, хотя очарования Ведьмами не отрицаю. А вот лесбос — эффектный, чувственный жанр. Пишу про него с интересом и кое-что вроде удалось уяснить...

Но не принимать лично и напрочь игнорировать, для меня понятия разные — вот позвольте Вам показать несколько переводных рассказов — очень жестоких, но профессионально поданных. Может Вы их читали, а может нет. Я такое не напишу, но прочитал с определённым интересом и сохранил. Хотя не всё там однозначно, впрочем как и во всём садо-мазо...

Но есть и другой, захватывающий воображение, вектор. То, о чем пишете Вы. Те яркие, нестандартные ситуации, которые иногда формируете Вы сами или идет импровизация по ходу сессии или вне её: наслаждение Госпожи неожиданным унижением, пришедшего по вызову раба или рабыни, принуждение нижнего к тому, чего он не желает или остро боится, его или её ломка в покорность господским прихотям и изощрённым психологическим издевательствам.

«Я — собственница! Если бы нижняя имела секс с другой женщиной или тематические отношения, да еще бы имела наглость мне об этом заявить...

Какой еще пример привести? Платная рабыня. Пришли к ней с другом (свитчем). По телефону — все могу, все умею. Оказалось, не знает элементарного и из атрибутики одна фигня. Зато у нас с собой был пакет. Сучка была хороша — метр 75 (правда, мне больше нравятся маленькие и под мальчиков), в короткой юбочке, худенькая, с упругой грудкой.

Правда, натасканная на «забалтывание», но я ее сразу раскусила. Во-1, не сняла с нас верхнюю одежду. Во-2, не разула меня. В-3, не захотела слизывать подошву и глотать пепел. В-4, под «жесткой поркой» она подразумевала шлепки ладонью, либо мочалкой, именуемой ею плеткой для порки. В общем, девочка с услугами анала.

Что ж, раз нет нормальной порки и унижений, то во всяком случае сучку можно жестко и унизительно отыметь. Заставив вылизать-таки себе сапоги, я сказала девочке раздеться.

 — Чудесно, — погладила я ее грудь и лобок — это именно то, что мне по вкусу: маленькая грудка и небритая п... да.

Затем я связала ей руки, дала отсосать и, подняв сучке ногу, стала делать фистинг, описывая свои действия вслух и призывая нашего «зрителя» оценить части тела шлюшки и сам процесс. Затем интенсивно два часа имела девочку во все щели (с целью не только получить удовольствие, но и делая все как можно унизительней), плюс плевки в рот и на п... ду, удары по ягодицам (рукой, но сильно — так что остались синяки), порка плеткой по п... де и напоследок, когда и она, и я несколько раз кончили, я принудила сучку вылизать меня, в то время как я делала ей фистинг сразу в обе дырки. Кончили мы одновременно».

Над чем летим? Нет, это просто человеческая комедия! Карикатура! Убожество! Политики, реваншисты, лицемеры, хапуги, вруны, подхалимы, быдло, взяточники, папараци, дешевый пиар, олигархи, казнокрадство, демократы, коммунисты, либералы, банкроты, националисты, скин-хеды, террористы, кидалы, сионисты, антисемиты, логодиарея, лохи, уголовники, попса. И они ещё претендуют на что-то, давят из себя какую-то идеологию и мораль. Будучи аморалами до мозга костей.

«Вам бы пузо набить колбасой и лапшой,

Нам бы в небе парить оголённой душой!».

Хроники! Жуть! Мрак! Но всё это — внизу! А в полёте — главное сам Полёт!

Полёт Девиатора!

«... ведь всем нам, и госпожам и рабам, да и просто F и М, приходится испытывать разочарование, когда один нюанс, деталь оставляют не просто осадок, а дают пощечину нашему эстетическому чувству. Когда вдруг образ, который мы представляли совершенным, вдруг обнаруживает в себе изъян. И, в общем-то, чаще всего это переживается перфекционистом. Дон Жуан тоже был перфекционист... и только раз он ошибся в своем разочаровании.

С одной точки зрения — мне близки и понятны эти ощущения, которые приходят чуть ли не после каждой сессии.

«Мы напротив друг друга. Его темные, почти черные глаза, выдают в нем сильную личность. Мы говорим об ограничениях — насколько я могу или не могу их учесть. Но это второстепенно. Вначале борьба взглядов. Он, привыкший быть хозяином положения, пытается взять надо мной верх. Я не даю сделать этого и выдерживаю взгляд. Теперь я пытаюсь найти в его глазах слабину. Кажется, это нереально. Не узнаю свой голос — вкрадчивый, низкий, словно гипнотизирующий... Вижу, оно промелькнуло. Так и есть. Вот его слабое место... Это насмешка. Одно насмешливое замечание, попадающее в цель. Его попытка отвести взгляд. И вот его глаза, темные глаза смотрят на меня... уже не такие доминантные. Беру его за галстук и произношу фразу... Но главное не эта фраза, главное — это сила в голосе, сила не мужчины, а женщины, которая подчиняет, провоцируя соблазнением. Это было начало. Это было начало, которое завело меня особенно. Кажется, это похоже на борьбу в одной весовой категории, где 99% успеха зависит от этого момента. В процессе сессии я реально ощущала... что-то. И что же?

 — Госпожа, я люблю вас... я боготворю вас... нет ли у вас подружки, которую вы заставите смотреть на мое унижение?

И вот, после этого примитивного пожелания, я потеряла всякий интерес к происходящему. Настолько, что пришлось выгнать его, поскольку он перестал вызывать интерес. Разочарование. Мне нужно ощущение, что он моя собственность, абсолютная собственность, пусть на один час, пусть он мне никто и звать никак, и как мужчина (может быть) неинтересен.

А с другой стороны... Вот представила себя на ее месте. Вот сижу, воплощение сексуальной элегантности. Чувствую всем телом жаркие взгляды мужчин. Становлюсь пантерой, хищницей, femme fatale, соблазняя своих жертв. Вернее одного, который не сводит взгляд, но так нерешителен, оттягивая знакомство. Черт возьми, еще пару минут и я напьюсь. Нагло напьюсь в гордом одиночестве.

Танцуем... Поздно, голубчик. Мне уже хорошо самой с собой. Если смотреть на вещи здраво, какая разница, ты или кто-то другой? Не является ли фатальность роковой женщины просто наживкой на самцов? Я знаю наперед все, что произойдет. Так зачем играть комедь? Сейчас ты боготворишь меня, а после секса я стану просто самкой для тебя, как и ты для меня самцом. Поэтому мне плевать, вульгарна ли я сейчас и разит ли от меня алкоголем. Ты и сам смотришь как похотливый самец, и я знаю, что скрывается за всеми этими обожаниями. Может, именно это проклятое зелье заставляет меня поверить в свой мираж и самообман».

«Дело в том, что по жизни я столкнулся с двумя полярностями, я бы их так назвал: одна реальная Госпожа получала удовольствие только от сексуальной доминации, секс был главным атрибутом, в нём она мучила, унижала, порола и т. д. рабов, но всё сводилось к получению многократных острых тематических оргазмов и её и рабами. В быту ей доминация была без надобности — мягкая, даже застенчивая дама, но только идёт дело к половому возбуждению — держитесь нижние! И второй реал — Госпожа, у которой секс, вообще практически отсутствовал, она жаждала бытового, публичного, личностного унижения, боли страданий рабов, а оргазмом, сексом почти не интересовалась. Чисто бытовой садизм женщины, нужен рабу оргазм — подрочишь дома, а уж здесь я понаслаждаюсь, полюбуюсь твоими муками, воплями, болью, слезами. Вот такие два подхода, я даже не знаю толком, можно ли это назвать Фемдомом или нет».

Ну а это-то как там? Нет, просто невозможно было так жить! Истратить на это свою единственную жизнь. Обречь на понурую судьбу, которую будешь проклинать на старости лет. Гинекологи, таблетки, микстуры, психотерапия, аборты, суррогатное материнство, кесарево сечение, трахома, гангрена, сифилис, прививки, очередь к проктологу, насморк, андролог, педикулёз, грыжа, бледная спирохета, трепет ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх