При свечах

Страница: 1 из 3

Наша прихожая встретила меня темнотой, лишь слегка рассеянной тонкой полоской света, пробивавшейся из-за неплотно закрытой двери в спальню. Супруга, видимо, готовилась ко сну, что и неудивительно, — я здорово задержался на очередном безотлагательном совещании. А ещё я запоздало вспомнил, что сегодня у меня день рождения. Жаль, что испортил жене вечер. Я бросил портфель, быстро разулся и скинул пальто. Потом почти бесшумно раскрыл дверь в спальню, стараясь не разбудить жену, если она уже заснула.

Однако я оказался не прав, — Иришка не спала и, пока я пропадал на работе, приготовила мне сюрприз. Нашу спальню, а точнее, — широкую кровать, занимавшую почти всё свободное место, освещал десяток свечей, на тумбочке, в вазе стоял огромный букет белых, в цвет мебели и стен, хризантем. Там же, на тумбочке стояла бутылка «Мадам Клико» и два высоких бокала. А к запаху свечей примешивался лёгкий, дурманящий аромат восточных трав. Сама Иришка являла собой живописную картинку, лёжа поверх белоснежного покрывала с книжкой в руке, глядя на меня томно и, в то же время, хитро. Она знала, чем меня порадовать, когда надевала на себя это изысканное бельё, которого я до сих пор не видел, но смог оценить по достоинству, как только моя драгоценная поднялась мне навстречу во все свои метр семьдесят. Длинная, почти до пола, чёрная юбка, оставляла открытыми лишь ступни длинных и тонких ног, но была настолько прозрачной, что позволяла отчётливо разглядеть малюсенькие чёрные трусики, благопристойно прикрывающие бритый лобок. Топик, такой же прозрачный и тонкий, с очень короткими рукавами, призванный не скрывать, а дразнить, только подчёркивал округлость её непропорционально больших грудей и отчётливо прорисовывал соски. В свои 29 лет она выглядела также прекрасно, и оставалась такой стройной, как и семь лет назад, когда мы только познакомились. И до сих пор, для меня не было женщины лучше и желаннее.

 — Ты задержался, милый, — Иришка подошла ко мне, и её длинные тёмные волосы плавно стекли по плечам и груди.

 — Извини, дорогая, мне стыдно, — я торопливо снимал пиджак, — даже забыл о дне рождения. Представляешь?

 — Зато я не забыла! — она помогла мне избавиться от галстука, — и мы всё-таки отметим наш праздник.

 — Спасибо, Ириш! — она стояла так близко и так чудесно пахла какими-то дорогими духами, что слова благодарности хрипом застряли в моём горле. Зато, забытый на время работы, друг в брюках, вопросительно поднял голову. Это не осталось незамеченным.

 — Не благодари, и так всё видно, — она смотрела как раз туда, — этот вид твоей благодарности, куда красноречивее слов!

 — Я: э? — что-то пытался промямлить я, но Ирка прикрыла мне рот поцелуям и я, перестав искать оправдания, отдался во власть чувств.

Мы сплетались языками, слегка покусывали друг другу губы, я перебирал пальцами её волосы и упирался ей в живот своей воспрявшей плотью. А Иришка времени даром не теряла, поэтому, когда мы прервали поцелуй, на мне остались только расстёгнутая рубашка и носки.

 — Ложись, я буду делать тебе подарок, — она потянула меня к кровати за торчащий колом член, как собачку за поводок. Я послушно последовал за ней, надеясь, на продолжение. Правда, успел по дороге стянуть с себя носки, чтобы не уподобляться американцам.

Повинуясь её толчку, я упал на покрывало. Ирка села мне на живот, подтянув юбку вверх, чем несколько расстроила мои планы немедленного совокупления. Я схватил её за бёдра, с намерением исправить ошибку.

 — Не спеши дорогой, — она отвела мои руки, — и расслабься. Мои подарки ещё закончились.

Она взяла с тумбочки бокал и, наполнив его до краёв и расплескав часть мне на грудь, заставила меня выпить шампанского. Я сделал это с удовольствием, — вино было в меру холодным и не очень сладким, Иринка учла мои вкусы. А попка её была такой тёплой, что я снова попытался схватить её, на этот раз за грудь.

 — Подожди, я тоже хочу выпить, — она налила себе. И выпила залпом. — Ты заставил себя долго ждать, поэтому должен быть немножко наказан. Только твои 37 лет дают тебе право претендовать на меньшее наказание, чем ты заслужил.

 — О нет, не мучай меня, моя госпожа, — решил я подыграть ей, хотя ролевыми играми мы никогда не баловались, — ты хочешь капать на меня воском, что ли?

Ты всё узнаешь в своё время. А пока, — она наклонилась, чтобы извлечь из-под кровати коробку в подарочной упаковке, — интересно, что внутри? Сейчас покажу.

Она ловко избавилась от лент и бумаги. Раскрыла коробку и достала что-то кожаное с ремешками.

 — Не ломай себе голову, это браслетики для твоих рук, — она нацепила мне на запястье один из них, — видишь, как просто? Теперь ремешок закрепляем на спинке кровати... Вот теперь ты не сможешь шевелить этой рукой.

 — Милая, ты мне не говорила, что любишь такие игры!

 — Какие уж тут игры? А тебе не нравится? — Ирка уже застёгивала второй браслет, — если не нравится, — то не будем продолжать и никаких сюрпризов больше.

 — Нет, нет! Ты что? Это интригует!

 — Тогда помолчи немного. Хочешь ещё шампанского? — она закрепила вторую руку.

 — Нет, не хочу.

 — А я выпью, — она быстро налила себе и также быстро выпила. — Подвигай руками.

 — Не выходит, — я честно попытался ими шевелить.

 — Это хорошо! — она медленно провела ладонями по моей груди, — нравится?

 — Конечно! Нельзя ли теперь перейти к активным действиям?

 — Ещё чуть-чуть, милый, и перейдём. — Из коробки появились ещё два браслета, точные копии предыдущих. — А это на ноги.

 — Так необходимо? — Я уже исстрадался, у меня лопнет мошонка.

 — Правда? — Иринка развернулась и переползла к ногам, на долю секунды положила свою ладошку мне между ног, — и вправду, как торчит! И раздулся весь! Потерпи.

Она ловко, будто не раз репетировала, развела в стороны мои ноги и прицепила их к ножкам кровати. В результате, я оказался распятым, как в малобюджетных немецких фильмах для определённой целевой аудитории.

 — Ну как? — Ирка стояла у меня в ногах, — сможешь вырваться?

 — Не смогу. Теперь ты довольна?

 — Не совсем. Смотри, — она из той же коробки достала ещё что-то, — это чтобы ты не болтал без умолку!

 — Тогда я не только не смогу болтать, но и целоваться не смогу!

 — Точно. Зато я смогу! А теперь приоткрой рот, — молодец! — она застегнула кляп на мне, лишив меня возможности комментировать происходящее.

 — Вот теперь — всё! — сказала она удовлетворённо, — надо выпить.

Она выпила, вернула бокал на тумбочку и задумчиво посмотрела мне в глаза. Я молчал. Не потому, что сказать мне было нечего. Всё это было интересно. Я уже догадывался, что вечер не будет коротким, что Ирка решила меня немного помучить. Но каким беспомощным я почувствовал себя в тот момент. — Не всегда приятно понимать, что ты полностью в чьём-то распоряжении, пусть даже это твоя жена. Хорошо ещё она мне глаза не завязала. Хотя...

 — Милый, хочешь, я глаза тебе завяжу? — словно прочитав мои мысли, спросила она. — Или предпочитаешь увидеть всё? — Я кивнул.

 — А ещё, ты, наверно, хотел бы, чтобы я занялась твоим дружком, — я опять закивал, даже слишком усердно закивал. Ирка переползла по кровати и устроилась между моих ног.

 — Так? — она провела пальцами по члену, — или так? — её пальца сжались вокруг моего страдающего органа....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх