Чудеса на виражах. Часть 2

Страница: 2 из 3

за дверью моего офиса. Внутри золото, двести килограммов, переправляет его банк Кейп-Сьюзета.

 — Обычным самолетом? На моем Нырке? Без всяких сейфов, бронированных корпусов и прочего?

 — Верно. И даже без эскорта. 70% суммы предоплатой. Балу, не напрягайте свои мозги арифметикой. Оплата как за фрукты, чтобы не вызвать подозрений, зато премия огромна.

 — Наши гарантии?

 — Никаких, — Ребекка устало потерла виски. — Если не доставим — никаких штрафов, только половина предоплаты. Офицеры береговой охраны не в курсе — в порядке секретности, но в случае проверки — все законно, документы на груз — у вас.

 — Я, конечно, понимаю, все уже обговорено без меня, и все-таки, — сколько нам с Китом за это причитается. Во сколько вы оценили наши шкуры в этот раз?

 — Я лечу вместе с вами, — в голос мисс Канингем вновь стал стальным. — В случае успеха — вы выкупите свой самолет и заработаете на долгую беззаботную жизнь.

***

 — И все-таки я не понимаю мистера Хана... Зачем он рассказывает об этом мне? Чтобы я украл его золото?

Корнаж задумчиво почесывал ухо кончиком сабли.

 — Именно, — терпение адъютанта Хана, казалось, было безграничным. — Подробности не важны. Запомните одно: груз НЕ должен долететь до места назначения.

 — Нет проблем. Мои мальчики собьют его в два счета.

 — Ни в коем случае. — На лбу худощавого тигра проступил пот, хотя голос остался ровным и спокойным. Если это произойдет, то Хан... — Никто не должен пострадать. Тихий абордаж, забираете золото и исчезаете.

 — Тихий абордаж? А вы в курсе, кто за штурвалом этого самолета?

 — Все остальное ваша проблема. Могу только заметить: самолет будет чрезвычайно тяжелым и неповоротливым.

***

Наблюдая за тем, как тихо звякают друг о друга складываемые в деревянные ящики золотые кирпичики, Балу чувствовал, что сходит с ума. Рядом с ним за погрузкой наблюдал одетый в черный строгий костюм грузный носорог, на полголовы выше его. Выход из этого искусственного стального грота преграждали массивные ворота. Мощные лампы под потолком заливали все пространство ярким белым светом.

 — Все делается в рамках политики концерна компаний — совладельцев. Я не вправе разглашать его решения. В случае возникновения непредвиденных осложнений — никаких провокаций.

 — Пираты входят в число осложнений?

 — Никакой самодеятельности. Немедленно сажаете самолет и выполняете все их требования. Погрузка окончена. Счастливого пути.

Ворота стали медленно разъезжаться.

***

 — М-м-мистер Хан... это я...

 — Да, конечно, проходи.

Дверь приоткрылась. Щель обозначилась вертикальной полоской света, почти ослепляющего от контраста с темнотой в кабинете.

 — Как наши дела?

Дверь со стуком захлопнулась, но почти одновременно зажглась лампа, поместив в круг света мистера Хана, внимательно склонившегося над своим столом, положив подбородок на скрещенные лапы. На манжетах белоснежной рубашки, выглядывающих из-под рукавов темно-синего пиджака, сверкали крупные золотые запонки. Крадущимся шагом на краю освещенного пятна покрытого дорогим паркетом пола появился его адъютант.

 — Мистер Дон Корнаж получил Ваше распоряжение и необходимые разъяснения.

 — Я надеюсь, вы доходчиво объяснили ему, что ни один волос не должен упасть с головы мисс Ребекки Канингем и ее спутников, м-м-м?

Голова Хана подалась вперед, его глаза скрылись в тени, в черных овалах остались сверкать лишь изумрудно-зеленые зрачки.

 — П-п-предельно ясно и неоднократно, мистер Хан! А его... пилотам?

 — Он доводил им информацию лично, в моем присутствии!

 — Очень хорошо. В таком случае, вся ответственность ложится на вас.

 — Да, мистер Хан!

Ему уже не раз приходилось брать на себя всю ответственность. Начальнику нравилась смелость и исполнительность, причем то и другое в предельных своих выражениях. Именно благодаря своим качествам сам Хан стал могущественным. Именно поэтому ему самому платили столь много, несмотря на несколько неудачных операций.

 — Я прошу прощения, мистер Хан...

 — Говори.

 — Вас ожидает дама.

 — Через пятнадцать минут я буду готов принять ее.

 — Слушаю, мистер Хан.

Адъютант неслышно исчез из поля зрения Хана, через некоторое время дверь вновь приоткрылась, и закрылась.

***

Гидроплан, промчавшись по водной глади почти вдвое больше обычного расстояния, с трудом оторвался от поверхности. Балу с облегчением перевел дыхание.

 — Кит, сколько у нас перегруза?

 — Чудо, что взлетели, Балу... Вы в порядке, мисс Канингем?

Ребекка, стоя позади их кресел, от последнего перед взлетом толчка не удержалась на ногах, и полетела вглубь трюма, приземлившись, к счастью, на мягкую мешковину.

 — У меня все хорошо, Кит, — откликнулась она, выпутываясь из-под складок. — А у вас все в порядке?

Балу достал из-под сидения хитро согнутый кусок железного лома и закрепил им штурвал в нейтральное положение. Потом встал и направился к все еще лежащей Ребекке.

 — Пока да, — ответил он, наконец, протягивая ей руку. — А дальше — посмотрим.

***

 — Я столь многим обязана вам, мистер Хан...

Мощная фигура хозяина кабинета на две головы возвышалась над стройной молодой тигрицей, преданно глядящей ему в глаза. Да, в другое время и в обычном своем окружении, она выглядела бы свирепой и неукротимой. Сейчас же она чувствовала себя крайне смущенной.

Хан протянул к ней свои лапы: одна из них принялась расстегивать молнию на обтягивающем платье, другая — обнажать сантиметр на сантиметром ее тело.

 — Я рад, что вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО понимаете это.

Одно полушарие ее груди уже было свободно от прикрывающей ткани — и тут же оказалось в плену алчущих пальцев. Набухшая ягодка черного соска приятно щекотала ладонь Хана. Нежно целую мощную шею, самка разорвала ширинку на брюках своего повелителя. Синие пуговицы брызнули во все стороны, и, прыгая, раскатились по всему полу. Хан почувствовал дуновение свежего воздуха на своем освободившемся члене. Остатки разума смылись под напором образа трепещущего тела. Глухо рыча, Хан развернул ее спиной к себе, и впился когтями в ее упругий подрагивающий хребет, заставив ее тело выгнуться в экстазе. Свободной рукой она направила его горящий подрагивающий конец себе в лоно, тут же содрогнувшееся от его дикой ярости. Ароматы похоти охватили обоих, вновь и вновь они терзали измученную плоть, пока не упали на пол, залитый сладко пахнущим соком и пряной спермой.

***

 — Сколько нам еще осталось, Малыш?

 — Сто миль по прямой, Балу, но нам придется обогнуть центр циклона...

Краем глаза Балу заметил на одиннадцати часах десяток черных точек, впрочем, быстро увеличивающихся. Прищурившись, он наблюдал за ними, пока, наконец, они не превратились... Резко штурвал вправо, уйти за мгновение от разорвавших воздух пулеметных очередей. Тем не менее, один из элеронов оказался разнесенным в клочья удачливым пиратом. Самолет резко потерял в маневренности.

 — Балу, ты меня слышишь? — приемник ожил, и самолет заполнил голос Корнажа. — Немедленно приземляйся! Иначе, не смотря на приказ, я...

 — Как интересно, правда? — прокричал Балу, ударом по кнопке выключив радио, пытаясь перекричать свист ветра, проникающего через аккуратные ряды пулевых отверстий. — Неустрашимый пират беспрекословно слушается ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх