Чудеса на виражах. Часть 3

Страница: 2 из 3

крылом, рывками перемещаясь к открывающемуся грузовому люку. Ребекка гневно взглянула на балу и, не сказав ни слова, кинулась в хвост самолета. Балу шел за ней неторопливой походкой. Наконец пловец подплыл к самому краю люка, висящему сантиметрах в двадцати над водой и, легко подтянувшись, забрался в трюм. С достоинством выпрямился. Балу фыркнул. Ребекка пунцово зарделась. Стройный красавец произвел на нее впечатление. Горделиво стоящий почти вертикально красный член почти на двадцать сантиметров выглядывал из кожаных ножен. Под ним висел меховой мешочек, с двумя крупными, с ее кулак, яйцами.

 — Я благодарю вас за столь скорое прибытие, леди, и буду рапортовать за дополнительное вознаграждение.

Тигр мягко переступил с лапы на лапу, его хвост дернулся, а член неторопливо качнулся из стороны в сторону. Ребекка будто наяву почувствовала у себя на талии эти мощные лапы, их страстные объятия, нежные, бархатистые прикосновения подушечек его пальцев к своей спине. Сладкая дрожь наполнила ее, прокатившись от макушки до кончиков пальцев, родив тяжесть внизу живота. Ах, этот язык между белыми клыками! Он ласкает ее соски, посасывает и слегка оттягивает их. Они отвечают на его ласки и набухают, точно диковинные темно-коричневые ягоды, растущие на глазах посреди поросших светло-желтой травой холмов. Не в силах дольше сдерживаться, она раздвигает ноги, и тут же чувствует упругое прикосновение орудия ласки и боли. Оно пронзает ее все глубже и глубже, доходя до ее сокровенных глубин и заполняя ее до краев пульсирующей плотью. Готовый закричать рот уверенно накрывают его губы, и она с упоением впивается в них уносящим прочь разум поцелуем. Сотрясший ее оргазм был столь силен, что она была вынуждена опереться о переборку.

 — С вами все в порядке? — Спросил тигр, и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — Если у вас есть лишняя одежда...

Балу, вполголоса пробормотав что-то, кинул ему старое, с пятнами масла, одеяло, в которое тот неторопливо завернулся.

 — Балу! — Возмутилась Ребекка.

 — Все в порядке, — успокоил ее спасенный, — если не возражаете, я немного передохну в этом гамаке до Кейп-Сьюзета?

 — Конечно, конечно! Балу, вы все еще здесь? Немедленно заводите моторы!

Ребекка, подталкивая онемевшего от наглости незваного гостя Балу (улегся в его гамак!?), скрылась в кабине пилота.

 — Хлыщ! — будто выплюнул Балу.

***

Кит проснулся, и обнаружил, что лежит на самом краю широкой кровати. Под его боком свернулась в клубочек маленькая Молли. Он с улыбкой посмотрел на нее. Видно, малышка затратила немало сил, чтобы сдвинуть его с середины дольно широкой кровать на самый ее краешек. Неожиданно мирно спящая девочка испуганно захныкала и зашарила вокруг себя ручкой. Кит едва не взвыл, когда она сжала свои пальцы прямо на его мошонке. Мальчик замер с широко открытыми глазами. Разбудить ее сейчас? Нет, нельзя. Молли обязательно расскажет все маме, а мисс Канингем ни за что не поверит, что он тут не причем! Тем временем девочка всхлипывала все сильней, ей, наверное, было очень страшно там, в ее сне. Кит осмелился успокаивающе погладить ее по голове. Где-то внутри него словно разливался целый океан нежности и чего-то большего к маленькому и беззащитному существу рядом с ним. Ему так часто хотелось быть большим и сильным рядом с ней! Молли слабо улыбнулась в ответ на его ласку. И крошечные капельки слез в уголках ее глаз исчезли как по волшебству. Пальцы ее, до этого теребившие чувствительную, поросшую темно-коричневым мехом, кожицу Ветрогона, двинулись дальше. Кит перестал даже дышать, когда ловкие пальчики прошлись, погладив, по его меховой трубочке и коснулись ярко-красной головки его наполовину восставшего члена. Он никак не мог более остаться равнодушным к такой, пусть трижды неосознанной, со стороны не помышлявшей ни о чем таком девочки, ласке. Ее пальцы скользили по влажному от смазки, разбухшему от невероятного прилива крови стволу. Кит, машинально продолжавший гладить ее по голове, сместил свою руку ниже и прижал девочку к себе. Молли доверчиво прижалась ушком к его груди и наверняка слышала, как часто и сильно колотится его сердце. Вдруг будто молния пронзила его, и три густые и пряные, молочно-белые струйки спермы выплеснулись из него. Частью застыв капельками на его животе, частью оросив простыню. По щечке Молли тоже стекала большая и тягучая капля. Девочка наморщила лобик: наверно, ей не понравились судорожные движения под ее пальцами. Она разжала кулачек, повернулась на другой бок, и мирно засопела. Кит медленно и глубоко выдохнул и, расплывшись в довольной улыбке, завернулся в одеяло и заснул.

***

От стоявшего навытяжку, в идеально сидящем на нем военному мундире, молодого тигра исходила аура решимости и нетерпения, еле сдерживаемых железными цепями дисциплины. Льющийся из огромного, во всю стену, окна солнечный свет бил ему в глаза, мешая разглядеть лицо глубоко сидящего в кресле хозяина кабинета. Хан медленно кивнул, будто одобряя свои мысли.

 — Итак, майор... ?

 — Майор Ракам, сэр!

 — Вас рекомендовали как лучшего из лучших пилотов-истребителей. Полагаю, под вашим началом находятся не последние летчики в воздушном флоте?

 — Так точно, сэр!

Хан, поднявшись с кресла, отошел к окну, повернувшись спиной к настороженно замершему командиру эскадрильей. Его мощный силуэт купался в потоках света, проходящих сквозь толстое стекло.

 — Я предлагаю вам возможность раз и навсегда покончить с пиратом, называющим себя Дон Корнажем, — медленно и четко произнес он.

Майор скрипнул зубами.

 — Мы не оставим от этой банды даже пыли, сэр!

Губы Хана чуть искривила невидимая для Ракама усмешка.

 — Другого я и не ожидал. Будьте готовы вылететь по моей команде. Вы свободны.

Едва успела захлопнуться дверь, ожил встроенный в крышку стола динамик.

 — Мистер Хан, на связи темфриец!

 — Включите экран.

Одна из занавесей, во множестве драпировавших стены кабинета, отъехала в сторону, обнажив мягко светящийся экран. По меньшей мере, половину его занимала клыкастая морда.

 — Я — полковник Шпигат, вы хорошо знать меня, — непрерывно шепелявя и глотая окончания слов, разразилось речью нечто в багрово-красной форме и непомерно большой фуражке между маленькими торчащими ушками.

 — Кто же не знает полковника Шпигата? — Ирония, как и юмор, с трудом доходила до подавляющего большинства живущих в своей ледяной стране Темфрии.

 — Меня знает каждый, но некоторые с трудом вспоминают, где они обо мне слышали! К делу, вероятный противник! Мы даем вам сутки для того, чтобы вернуть нашу священную реликвию, иначе наш непобедимый флот обрушится на вас всей своей ужасающей мощью! Как видите, мы очень терпеливы!

 — Всего двадцать четыре часа? Впрочем, для отсрочки есть весомая причина, не так ли, господин полковник?

 — Двадцать четыре часа? — Шпигат хрюкнул от возмущения. — Слишком много! Только сутки! Насчет отсрочки — вы правы! Мы очень рады прибытию новых послов вашей страны.

Шпигат нажал одну из многочисленных кнопок на подлокотнике своего кресла, и камера отдалилась. Сбоку от кресла на коленях сидела молодая тигрица, «одетая» только в миниатюрные трусики, скорее подчеркивающие ее прелести, чем что-либо скрывающие. Она, со всем старанием, делала минет «господину полковнику». Его небольшой коричневый член до основания погрузился в ее ротик. Одной из своих рук она забавлялась с его мошонкой. Хан, сжав челюсти, впился выпущенными когтями в свои ладони, с трудом сохраняя самообладание. Шпигат, надувшись от самодовольства, положил свою ручку ей на голову, и она послушно заработала головой, плотно обхватив губами ствол....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх