Две недели с малолеткой

Страница: 2 из 2

вздох.

 — Дурак! Я чуть не задохнулась! У меня и так нос заложен!

 — Еще одно кривое слово — и я тебя замотаю опять. Понятно?

 — Да, поняла, не буду, — ответила Алена, и тихо добавила, — развяжи меня, пожалуйста, а то мне так очень неудобно стоять, уже занемело все.

 — А кто тебе сказал, что все закончилось?! Попку я уже попробовал, осталось еще две дырочки! Ты что, родная, «летать — так летать, ебать, — так ебать... «! — разошелся Олег.

 — Ну, можно, хотя бы на пару минут развязать! Я обещаю, что буду себя вести спокойно!

Олег подумал, и сказал:

 — Если ты не будешь сопротивляться, то я тебя могу вообще не связывать. Но тогда ты сама будешь принимать позы, которые я скажу, и подставлять дырки, которые я захочу. А к кровати я тебя привяжу, что не было желания побегать.

После минутного раздумья Алена как-то обреченно произнесла:

 — Какая разница, все равно трахнешь как захочешь, так лучше не связанной. А убегать?... Куда? Во дворе твои друзья сидят, я же не выскочу к ним голая?!

Олег перерезал скотч отодрал его от тела. Алена вскрикнула и сказала:

 — Можно одну просьбу?

 — Какую?

 — Не надо меня больше трахать в попу. Мне больно.

 — И что, сильно больно?

 — Сначала было так больно, что я плакала, а потом немного привыкла. Но сейчас она болит.

 — Обещать не буду, но постараюсь твое очко сегодня не раздирать, — сказал Олег с каким-то садизмом в голосе.

 — Зачем ты так грубо?

 — Ни хрена себе! Я ее имею во все дыхательные и пихательные, а она мне тут лекции о хороших манерах читает! — он опять начал заводиться.

 — Извини, я не хотела! Прости! — затравленно и с испугом в голосе запричитала Алена.

Олег весело усмехнулся:

 — То-то, сучка! Я тебе сегодня по-полной объясню, кто в доме хозяин! Ночь-то длинная, у меня завтра выходной... Так что давай, отсасывай и пошли по шашлычку врежем, а потом я с тобой продолжу.

Она в нерешительности стала на колени и взяла его член в рот, от такой ласки молодец быстро занял боевое положение. Но минет, длился недолго, около трех минут. Олег кончил ей прямо в рот, прижав за волосы ее к себе, и не давая вырваться. Я за это время сам чуть не кончил.

Алена встала, вытерла лицо и начала одеваться.

Когда она начала натягивать трусики, Олег ее резко одернул:

 — Не одевай! Оденешь только шортики и мою рубашку, но застегивать ее я тебе запрещаю! Пусть они посмотрят на тебя во всей красе.

 — Не надо! — воскликнула Алена и густо покраснела. А потом добавила. — Хотя, ты им все равно расскажешь. Делай как хочешь...

Я в это время тихонько вышел из дома, и увидел, что кум дожарил шашлык и ушел домой. Закурив, я сел на лавочку, и тут из дома появилась Алена. Не очень уверенно, подталкиваемая братом, она спускалась по ступеням и смотрела прямо мне в глаза, не отрываясь. Рубашка была полностью расстегнута, и при малейшем дуновении ветерка были видны ее маленькие грудки. Не отрывая от меня взгляда, она аккуратно села на лавочку напротив. У нее на щеках играл румянец. Я не выдержал и спросил у нее:

 — Почему ты на меня так вызывающе смотришь?

Подошедший Олег с издевкой сказал:

 — А она тебя тоже хочет... — он сделал многозначительную паузу, — довести до состояния, когда ты не сдержишься... Кстати, а куда твой кум делся?

 — Не знаю, домой пошел, наверное.

 — А ты где был? — спросил Олег.

Наступило молчание. В глазах у Алены промелькнул испуг, что я все видел, хотя по ее виду и телодвижениям и так было понятно, что с ней только что делали. Я решил посмотреть ее реакцию и сказал:

 — Чего ты пугаешься? Ничего страшного не произошло. Ну, связал тебя брат и трахнул в попку, а потом ты у него отсосала и пообещала исполнять все его приказания. И в рубашке нараспашку он тебя заставил выйти...

Алена залилась краской, но взгляд не отвела:

 — Вы все видели?

 — Да, — я пристально посмотрел ей в глаза.

Олег как-то резко развернулся, что-то пробормотал и, достаточно сильно пошатываясь, ушел в дом. Так мы смотрели друг на друга около двух минут. Все это время у нее в глазах мелькали искры, или мысли, короче «наблюдался какой-то движняк». Потом она очень медленно встала, обошла мангал и села мне на колени, направив взгляд в мангал. Я молчал. Она резко повернула ко мне голову, и, глядя мне в глаза, спросила:

 — Дядя Саша, я Вам нравлюсь?

Я хотел, чтобы она все сказала сама, поэтому спросил:

 — Что именно ты имеешь ввиду?

Покраснев, она начала уточнять:

 — Я красивая?

 — Да, очень.

Опять повисла пауза.

 — А Вы не хотели бы... хотели бы... меня... со мной... — окончательно запутавшись в словах, она замолчала, сделала глубокий вдох и скороговоркой выпалила. — Вы хотите сделать со мной то, что сделал брат? Скажите, я все правильно делала? А долго мне еще будет больно? А если еще раз попробовать в попу, будет болеть сильнее или я привыкну? Вы не брезгуете после брата меня... со мной... — она опять запнулась и замолчала, глядя в огонь.

Ее тело била нервная дрожь. Я не без интереса наблюдал за этой нервозностью, меня это забавляло. Она не знала, куда деть руки и постоянно крутила маленький прутик, через полминуты от него остались одни лохмотья. Я решил, наконец, прекратить эту пытку и сказал:

 — Я так понял, ты хотела спросить, хочу ли я тебя как женщину? Да, хочу, ты выглядишь соблазнительно, — тут у меня в глубине души раздался очень тихий шепот разума и я продолжил. — Прежде, чем ты сейчас ответишь на мой вопрос, я тебя прошу подумать одну минуту, и только потом дать ответ. Алена, тебя только что трахнули в попку и надавали в рот. Ты уверена, что ты хочешь, чтобы я сделал с тобой сейчас то же самое? А возможно и большее.

 — Дядя Саша, а Вы... а ты сможешь меня трахнуть, но не в попку? А я за это буду долго сосать!

Меня эта фраза настолько рассмешила, что я не удержался и начал от души смеяться.

 — Я полная дура, да? — спросила Алена.

И я поразился, насколько отличалась ее просящая интонация в голосе, от того гонора, который был в начале вечера.

 — Нет, ты не дура, просто неопытная ты еще, — я положил ее голову себе на плечо и обнял, дрожь сразу прекратилась, — ладно минута пошла. Уверена, что хочешь?

 — Без попки?

 — Без.

Она долго молчала, потом встала, взяла меня за руку и потянула в дом. Когда мы зашли в темную комнату она горячо прошептала:

 — Я буду самой послушной девочкой, не делай мне специально больно. Хорошо?

Не в силах сдерживаться, я ответил:

 — Мучить не буду, но буду трахать — терпи.

Я сорвал с нее рубашку и хотел стянуть рывком шорты, но она непостижимым образом ускользнула, упала на колени и расстегнула мне ширинку...

В себя я пришел около трех часов ночи. Все, что было между полуночью и тремя часами я в деталях не могу вспомнить даже сейчас. Помню отрывками: вот я трахаю ее сзади... маленькая круглая попка у меня в руках, я вонзаю член в ее влагалище, очень тугое, теплое... Следующий кадр: я на ней сверху... ее ноги у меня на плечах... горящие глаза... она шепчет мне что-то нежное... В перерывах — потрясающие минеты... нежный язычок... влажные губки... Я думал у меня «под конец отвалится конец». Алена уснула, а я пошел домой. Придя домой я вырубился.

На следующее утро меня потянуло опять к Алене, хотя я понимал, что это неправильно, но сделать с собой ничего не мог. Я пришел к ним около полудня. Во дворе сидел Олег, а Алена лила на него из шланга холодную воду. Все это сопровождалось возгласами Олега, из серии «Пить надо меньше... «. Увидев меня, Алена поздоровалась со мной на Вы. Выключив воду, она неспешно пошла к огороду. Я любовался ею. У нее изменилась походка, осанка... Шла безумно красивая, маленькая соблазнительница мужчин. Заметив мой взгляд Олег сказал:

 — Я так понимаю ты ее пропер вчера во все дырки?

 — Не во все, но сексом мы позанимались изрядно...

 — Да, я тут хотел извиниться перед ней с утра, но она, только я открыл рот, закрыла его рукой, и сказала: «Потом... «. Я так понимаю, она тебя ждала, типа при всех обидел, при всех извинишься... Да, начудил я вчера... — он повернулся к огороду и крикнул, — Алена!

Алена покорно подошла и стала возле него, но смотрела на меня, слегка улыбаясь.

 — Слышь, Алён, ты меня извини за вчерашнее... Что я тебя это... В общем, пьяный я был... Прости, и проси что хочешь, — он усмехнулся.

 — Первое — ты больше никогда не делаешь этого со мной; второе — ты никогда и никому не расскажешь о вчерашнем вечере, и третье — большое спасибо, что ты вчера со мной это сделал.

Охреневший Олег уронил на пол челюсть. Я свою вовремя схватил руками, поэтому сделал вид, что все так и надо. В это время Алена продолжала:

 — Если бы ты меня не трахнул в попку, то меня бы дядя Саша не оттрахал по-настоящему. Так что та боль, что ты мне причинил, была с лихвой перекрыта удовольствием от продолжения ночи.

 — Ну, вы, блин, даете... — Олег ошарашено сел на скамейку. — И долго ты собираешься получать удовольствие с ним?

 — Ну, если дядя Саша не против, то ежедневно две недели... Мы ведь еще не все попробовали...

И она хитро улыбнулась.

Это были две недели абсолютного блаженства! Девочка училась не по дням, а по часам! Через неделю даже научилась молча терпеть, когда я ее трахал в попку. А к концу второй недели — даже поохивала.

А завершилось все достаточно банально. Ее родители забрали домой, и в те редкие моменты, когда она попадала к Олегу, мы договорились больше не встречаться, т. к. оба друг к другу сильно привязались, а ничем хорошим это не закончилось бы.

На День влюбленных мне Олег втихаря передал от нее записку:

«Я тебе очень благодарна! Ты меня научил меня вести себя в постели с мужчиной. Я недавно тебе изменила с 20-летним парнем. Прости. После этого я поняла, что не надо ложится под всех, т. к. по сравнению с тобой — они пошляки и дилетанты! Я буду расти, взрослеть, помнить тебя, и искать НАСТОЯЩЕГО мужчину, как ты. Люблю, целую. Твоя маленькая девочка. P. S. Не отвечай на записку. Еще раз люблю».

Вот так-то...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • vazelin
    20 ноября 2012 23:53

    а мне по нраву. впечатлил он меня — 10!

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх