Нам не дано предугадать

Страница: 3 из 5

которая — под напором его напряженного члена — толчками приподнимается... Невольно скосив глаза, я тоже смотрю на его штанину... и, глядя на шевелящийся бугор, я отчетливо представляя напряженно твёрдый, горячий, сочно залупившийся Санин член...

«Ох, как сейчас мы покайфуем!» — с наслаждением думаю.

И, думая так — предвкушая скорый кайф, я снова невидимо сжимаю мышцы сфинктера, чувствую, как сладчайший зуд пронизывает мою промежность...

 — Ну, что... пойдём? — оторвав взгляд от штанины, Саня смотрит на меня вопросительно.

Я молчу; он хочет, и он этого не скрывает; а я... я тоже хочу, причём, хочу я не меньше, чем он, и у меня тоже стоит, но я в плавках, и потому моего стояка не видно...

«И хорошо... — думаю я, — хорошо, что не видно»

Я почему-то так не могу... то есть, не могу так откровенно, как Саня: он, когда начинает меня уламывать уже открытым текстом, каждый раз ведёт себя так, будто оба мы, он и я, самые настоящие гомики... а мы с ним...

«Мы — не гомики! — думаю я. — Мы — просто так...»

 — Вла-а-д... — в голосе Сани упруго звучит нетерпение.

 — А?

 — Хуй на! Вставай...

 — Ты что — всё ещё хочешь? Ещё не передумал? — голосом, полным ехидства, мстительно уточняю я; и правильно: нечего хватать меня за руку — тянуть мою руку к своему початку... и тут же, не менее мстительно — с той же самой интонацией, я добавляю, глядя Сане в глаза: — Я же сказал тебе — посоветовал...

 — Что ты мне посоветовал? — Саня смотрит на меня вопросительно, не совсем понимая.

 — А то... солнце, воздух, онанизм укрепляют организм! Вообрази меня — и вперед! Можешь руку намылить... какая тебе разница? Устала правая — работай левой...

 — Это ты будешь меня воображать... понял? — парирует Саня. — А я тебя без всякого воображения отпистоню... пойдём, бля!

 — Я вообще никого не воображаю — не занимаюсь этим, — не моргнув глазам, вру я. Мне почему-то хочется, чтобы Саня думал — и верил — что онанизмом я не занимаюсь... ну, то есть, вообще не занимаюсь! Будто в пятнадцать-шестнадцать лет такое возможно... Впрочем, Саня тоже никогда открыто не признавался мне в том, что он дрочит, и о том, что он дрочит, я могу лишь догадываться — по собственному опыту. — А вот ты советом моим можешь без всякого труда воспользоваться, — говорю я.

 — Мы рождены, чтоб сказку сделать былью... — смеётся Саня. Кажется, его совершенно не волнует, дрочу я или нет. Ему хочется в жопу — хочется со мной трахаться, и он этого не скрывает. — Ну, Влад... ну, чего ты? Чего ты ломаешься? Пойдём!

 — Блин, не отстанешь теперь! — говорю я. Напряженный член мой сладко ноет, и я сам уже хочу сильно-сильно — хочу не меньше Сани, но... врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», и я до последнего делаю вид, что я совсем не хочу и что если... если сейчас я и соглашусь к нему идти, то лишь потому, что он, то есть Саня, «теперь не отстанет».

 — Не отстану, — соглашается Саня, через штанину сдавливая ладонью свой напряженно выпирающий шишкой член. — Пойдём!

Ох, до чего он настойчив: «пойдём», «пойдём»... конечно, пойдём! Куда же я денусь... Мне тоже хочется сдавить, стиснуть ладонью свой сладко ноющий член, но я не делаю этого — терплю. Саня, убрав свою ладонь в сторону, вновь шевелит членом... «Какой, всё-таки, он дурак — верит, что я не хочу», — думаю я, глядя, как штанина его шорт под напором члена упруго, соблазняющее бугрится: сжимая мышцы сфинктера, Саня конвульсивно дёргает — толчками приподнимает — свой напряженно твёрдый агрегат.

 — Давай вечером, — говорю я, тем самым показывая, что я почти сдаюсь — я согласен в принципе, и вместе с тем, говоря «давай вечером», я делая последний штрих, камуфлирующий моё собственное страстное желание... какой я умный!

 — Хуля вечером? Давай сейчас... — сунув руку в карман — прижимая напряженный член к ноге, чтобы он не вздымал откровенным колом шорты, Саня решительно поднимается. — Чего нам до вечера ждать? И вообще... зачем нам на вечер откладывать то, что мы с тобой запросто можем сделать утром, — тихо смеётся он. — Пойдём...

 — Тебе что — так хочется в жопу дать? — я смотрю на Саню, прищурившись.

 — А ты что — не хочешь этого? — Саня, улыбается. Он стоит передо мной, глубоко засунув руки в карманы шорт, и в глазах его, устремлённых на меня, плавится напористое желание... «а ты что — не хочешь этого?» — спрашивает он; вопрос, что называется, в лоб, и — если бы Саня был чуть терпеливее, он бы, задав этот вопрос, иезуитски дожидался бы ответа, но Сане не терпится — и он, шевеля руками в карманах шорт, тут же добавляет: — Влад, ну, всё... что ты, бля, как целка? Пойдём, бля! По разику...

 — «Бля», «бля»... достал, бля! — Слово «бля» я произношу, явно передразнивая Саню, но он на это не обращает никакого внимания, и я... как бы машинально засовывая руку в карман шорт, я молча — покорно! — поднимаюсь. Член мой сладостно ноет, и я незаметно — с томительным наслаждением — наконец-то сжимаю, стискиваю его ладонью...

 — Ба! Я к Сане пошел, — кричу я, предупреждая бабку, что я ухожу.

 — Иди, — доносится из глубины двора, из-за деревьев, бабкин голос; слышно, как она гремит кастрюлями — моет посуду.

 — Давно бы так... — смеётся Саня, и лицо его выражает чувство нескрываемого предвкушения. — Ох, бля... загоню тебе сейчас — по самые помидоры! — возбуждённо шепчет он.

 — Ага, отсосёшь сначала... — тихо смеюсь я, с наслаждением сжимая ладонью свой ноющий от напряжения член.

Мы идём по улице, держа руки в карманах... оба — в одних шортах, оба — загорелые, и солнце безжалостно печёт наши голые плечи, — макушка лета, залитая солнечным светом улица по-деревенски пустынна — никого нигде не видно, и только слышно, как где-то безостановочно, словно заведённая, кудахчет курица...

Живёт Саня домов через десять от дома моего, и, пока мы идём к нему, он мне рассказывает, что сосед его, дед Митроха, вчера вечером за полчаса натаскал на пруду ведро рыбы.

 — Говорит, клюёт на закате зверски...

 — Дык, что... в чём проблема? Давай вечером тоже съездим — посидим с удочками, — предлагаю я.

 — Давай, — соглашается Саня.

Мы идём — внешне неторопливо — по залитой зноем улице, оба — загорелые, оба — в одних шортах... говорим о рыбалке — о том, что дед Митроха рыбу, очевидно, прикармливает, а значит, у него есть свои места, где ловится за полчаса по ведру... я невидимо сжимаю ладонью член, незаметно тискаю его, мну, и член мой сладко ноет от предвкушения кайфа, — последнее школьное лето... В августе Саня собирается поступать в автодорожный техникум, а мне ещё год учиться в школе, и куда я пойду потом, я пока не знаю — ещё не думал об этом; никакого особого призвания у меня нет, и куда идти учиться после школы, мне, в общем-то, всё равно... мы идём по залитой солнцем улице, говорим о рыбалке, но каждый из нас думает о том, что будет сейчас, — предвкушение наслаждения плавится в груди не хуже июльского зноя...

Саня открывает дверь дома, и — едва я вхожу в полутёмный прохладный коридор, как он тут же нетерпеливо впечатывает ладонь в мою задницу: пальцы его сжимают, сладострастно стискивают мои ягодицы.

 — Ох, блядь... я хуею от твоей попочки... — шепчет он, через шорты жадно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх