Обрубок

Страница: 2 из 2

потом носки, оставшись в одних трусах. У меня в голове звенели фанфары, сопровождающее мое грядущее обнажение. Я ликовал. Играла музыка, девушки стояли в ванной и смотрели на меня, я взялся за резинку трусов и медленно их стянул, оголив место кастрации. Мой обрубочек подрагивал от возбуждения, налившись кровью.

 — Ничего себе, — прошептала Ира, в шоке глядя на мою промежность.

 — Охренеть можно, — ахнула Наташа, не отводя взгляда от остатка члена.

Я подошел к кромке ванны, мой стручок гордо торчал. Залез внутрь, приблизился к девушкам, не отводящим от меня изумленных глаз.

 — Что же это с тобой случилось? — не выдержала Наташа.

Мне не хотелось говорить, что я скопился сам, это было неромантично, и поэтому ограничился фразой:

 — Да так вышло, не обращайте внимания.

Ира хихикнула.

 — Ничего себе, внимания не обращать. Ты же евнух, — и тут же замолкла и осторожно глянула на меня, не обижусь ли я.

Но я был счастлив это слышать! Они обе стояли красные и, не зная, что делать, поглаживали меня по телу.

 — А как мы будем тебя ласкать? — спросила Наташа и Ира поддакнула.

 — Так и ласкайте, прямо его...

Я встал под горячие струи душа, с блаженством чувствуя, как вода течет по телу. Сначала девушки просто гладили меня сверху, потом осмелели. Наташа выдавила порцию жидкого мыла в ладошку из висящего на стене флакончика и начала втирать его мне между ног. Я застонал от наслаждения. Боже, об этом я и мечтал! Ее горячая ладонь ласкала мой обрубочек, пальцы поглаживали то место, где раньше были яички... Меня била дрожь, ноги подкашивались от слабости. К одной ладошке присоединилась другая, и вот мы уже стояли под горячими струями, крепко обнявшись втроем, и я ласкал их вульвочки, целовал жадно им шейки, а они меня намыливали и массировали мой кастрированный хвостик... Девушки, конечно, были в шоке, но быстро освоились. На мой вопрос, не было ли у них раньше таких клиентов, как я, Ира, хихикнув, ответила, что только один пузатый дядечка приходил, его мошонка была пуста, остался только член, и он даже умудрился как-то кончить, выдавив из себя каплю жидкости. Их очень интересовало, кто мне обкорнал мои причиндалы, и что я теперь чувствую, ведь я не мужчина больше, и я придумал легенду, что это сделала мне моя бывшая подружка от ревности. Эта история с подружкой чрезвычайно их возбудила! Я вылизывал языком их нежные гениталии и чувствовал солоноватый сок...

... Уходил я из салона в прекрасном настроении! Я не смог кончить и подозревал, что уже никогда не смогу, не удалось выдавить ни капли, но это было неважно. Мой член, точнее, его пенек, терся о трусы и умолял повторить этот опыт. И я повторил! Я нашел через сеть девушку, точнее, женщину, которая делала в своей анкете упор на оральные ласки. Вот я ее удивлю. Ее звали Лиза, и принимала она на севере города, на Алтуфьевском шоссе. В анкете у нее было написано, что она может вылизывать анус, и мне захотелось это ощутить.

Я пришел к ней вечером, от метро было неблизко. Лизавета оказалась милой и симпатичной женщиной лет тридцати, даже приятней, чем на фотографии в анкете. Предложила чай и пройти в комнату. Я, пока она вышла, быстро разделся и накинул на себя халат, в котором прошел в ванную. Мне не хотелось сразу ее удивлять. Там, предвкушая акт обнажения, я намыливал и тер мой покрасневший и отвердевший обрубок. Затем вернулся в комнату и сел на диван в халате, слегка раздвинув ноги. Лиза быстро ополоснулась под душем, пришла полностью обнаженная, покачивая бедрами и возбуждая своей грудью с очень крупными сосками и выбритым лобком. Она села передо мной на колени и с улыбкой начала раздвигать полы халата... Мои щеки горели. Лиза обнажила мне промежность и ее глаза просто округлились, когда она увидела то, что осталось в моем паху.

 — Ох, — только и сказала она.

Она смотрела то на меня, то на торчащий обрубок, а я чуть улыбался и дрожал от восторга.

 — Ну что? — не выдержал я.

 — Кто же тебя так обкорнал? — прошептала она.

 — Бывшая подружка, — соврал я.

 — Подружка, — как эхо повторила она и двумя пальцами взяла мой обрубок, начав его пристально рассматривать.

Она приподняла его и осмотрела место, где раньше была мошонка, погладила там, потом погладила пальцами член.

 — Что же мы будем делать? — спросила Лиза и посмотрела мне в глаза.

 — Поласкай меня.

Она положила ладонь на мою промежность и начала меня гладить. Блаженство от тепла ее руки стало распространяться по моему телу. Я застонал, она начала гладить сильнее.

 — Приятно? — спросила она, в ее голосе слышались удивленные нотки.

 — О да, ласкай меня. Ну, поцелуй!

Она наклонилась и слегка недоверчиво обхватила своими влажными губами мои остатки. О Боже! Минетчица Лиза приступила к своему делу, случилось то, что я представлял себе в своих мечтах. Она сосала, облизывала мой обрубочек, ее влажный горячий рот принял в себя остатки моей мужественности. Лиза, твои губы прекрасны! Я слышу звон далеких колоколов, воспевающих оду радости...

Она смачно сосала его, отрывалась и облизывала языком, сначала неловко и неуверенно, потом все более и более входя в раж. Ее лицо раскраснелось. Мой обрубок набух от счастья.

Я отодвинулся от нее и попросил поставить мне туда ножку.

 — Ничего себе, — прошептала она, но сделал это.

Подняла свою босую ногу и начала ступней массировать мне промежность, сидя на полу. Я обхватил ее нежную розовую ножку с грубоватыми пяточками и стал растирать ею свой пах, умирая от блаженства.

А потом было лучше! Я вылизывал ей ее нижнюю девочку, пока она лежала на диване, раздвинув ноги и закрыв глаза, сосал ей набухшие соски. Она начала стонать, потом громче, возможно, имитируя удовольствие, а возможно, наслаждаясь в действительности, я этого не знал, но мне хотелось надеяться на второе.

 — Называй меня евнухом! — прошептал я, оторвавшись от ее вульвы.

 — Чего? — подняла она красное лицо.

 — Своим евнухом...

Возникла пауза, а потом она начала шептать:

 — О, соси меня, евнух, — ей было неловко произносить это слово, как мне показалось, и она даже хихикнула. — Кастратик...

 — Ещё, — простонал я.

 — О, мой кастрат, какие у тебя умелые губы... Мой евнух... — она ладонями обхватила мою голову и стала прижимать к своему влагалищу. — Соси, облизывай, мой кастрат, тебе это нравится?

А я только кивал головой, наполнив себе рот ее плотью и жадно обсасывая ее. Восторг наполнял мне душу, мы продолжали оральные ласки, обсасывая друг друга, она уже не стеснялась приказывать мне и называть меня кастратом, ставить на меня ноги и позволять лизать себе попку. Я провел с ней два часа, два прекрасных часа, наполненных нежностью и сладострастием...

А потом я шел по улице, прохладный вечерний ветер овевал мое горящее лицо, остужал мой пыл, и мне хотелось взлететь, взмахнуть руками, подняться над землей и выплеснуть переполнявшую меня радость. Я стоял на рижском мосту и смотрел на шпалы железнодорожных путей, пламенеющие от садящегося солнца, уходящие куда-то вдаль. Было так хорошо, что хотелось сесть на любой поезд и уехать куда-то очень далеко, туда, где очень красиво, куда-нибудь за горизонт, ближе к солнцу...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх