Записки неверного мужа

Страница: 2 из 3

болезненно, затем достала зеркальце из своей сумочки, расческу и поправила спутавшиеся волосы. Она вела себя в моей машине совершенно безмятежно, будто мы с ней знакомы были сто лет.

 — Я вижу, ты парень добрый, насиловать меня не будешь, — без тени шутливости сказала она. — Поэтому давай выпьем водки. Что-то меня «колбасит», как бы совсем не расклеилась. А мне нужно быть во вменяемом состоянии. Только тут до меня дошло, что странный взгляд Ульяны и сухие, припухлые губы — признак сильного похмелья! Ее лицо, изрядно припудренное, все-таки выдавало следы былого бурного возлияния. Она молчала, поэтому я не чувствовал запаха перегара, но теперь, когда завязался диалог, спиртовые пары явственно ударили мне в нос. В уме у меня уже давно созрел план, где я буду трахаться с ней. Жена ведь думает, что я в командировке, так что не станем разубеждать ее в этом. А Ульяну я повезу к себе на дачу — благо родители там появляются лишь на выходных. Вслух я ответил ей: «Идет!». И через полминуты добавил, что я за рулем, поэтому предлагаю поехать ко мне на дачу. Там приготовим какой-нибудь поздний ужин, выпьем и заночуем, чтобы мне пьяным за рулем не ехать. — Нет, так не получится. Мне через два часа нужно быть возле парка 60-летия ВЛКСМ. Там я надеюсь найти одного человека... «Да ладно тебе, куда ты теперь денешься» — подумал я. Признаться, вслед за радостью легкой и близкой победы мое сознание кольнула и игла разочарования. Трахать пьяное «мясо» иногда бывает весело, а моего приятеля Андрея беспомощные бабы так просто заводят до поросячьего визга. Но ведь гораздо приятнее, когда ты завалишь в койку умную девушку! Это так интересно — наблюдать поединок между девичьим умом и девичьими же страстями. Высший кайф — увидеть в ее глазах тот самым момент, когда разум сломлен; еще секунду назад ее взгляд был осмысленным, ее сознание кричит «нет!», но тело уже не слушается... и после этой черты ты можешь делать с ней все, что хочешь. Если жертва выбрана правильно, контакт установлен, то достаточно бывает лишь чуть подтолкнуть ее подсознательные мысли о грязном сексе (а они есть у всех!) в нужном направлении, и вскоре под слабые крики «Ох, так нельзя!... Я не такая, как ты подумал!... Мы же просто общаемся... « и несильное, тоже скорее для проформы, сопротивление, ты сможешь разбудить в ней настоящий «вулкан страстей». Полчаса бесцеремонных ласк, ладонями, пальчиками и языком по самым нежным местам — и эта интеллектуалка превратится в сексуальную фурию, чьи моральные устои смыты, как цунами, тысячелетними инстинктами самки. Она забудет свои жизненные принципы и моральные устои; нужно лишь тридцать минут ласк. После ее будет интересовать только секс. А стыд и жалостливое «ах, что же мы наделали!» — потом, после оргазма, когда холодный ветер гормона норадреналина снова превратит ее в строгую и «разумную» недотрогу... Правда, все вышесказанное подходит лишь к «интеллектуалкам». «Ломать» сопротивление и заглядывать в глаза дорожной проститутке просто глупо... Я остановил машину возле круглосуточного магазинчика. Выходя, на всякий случай, забрал из бардачка документы и ключи, а под рулевой колонкой незаметно щелкнул кнопочкой иммобилайзера. Ульяна между тем сидела совершенно спокойно и тырить у меня деньги из бардачка не собиралась. Наверное, она слишком мучилась от своего похмелья... В магазине я не стал выбирать разностолов; батон хлеба, кусок орского сервелата, майонез, сыр, корейский салат в пластиковой баночке и бутылка водки. Ну и пачка презервативов — на пьяную мне и одной хватит. Затарившись, я рванул за город, к дачному поселку. Дорога туда заняла не больше пятнадцати минут. Пока ехали, я задал лишь один вопрос Ульяне — по поводу разорванной юбки. Заодно предложил ей зашить ее; на даче были иголки и нитки. В ответ она лишь стыдливо прикрыла разрыв и пробормотала что-то насчет острых кустов. Врала, конечно — так изодрать крепкую ткань придорожными кустами едва ли возможно. Как я и предполагал, на даче никого не было. Подъехав, поставил машину, закрыл ворота и щепочкой зафиксировал щеколду изнутри. Теперь никто без моего спросу не войдет; оно хоть и ночь, но наш дачный сосед-пенсионер Володя был любопытный малый. Поддерживая Ульяну за руку, я провел ее в домик. Включил свет, поставил чайник, нарезал колбасы и разложил закуску по тарелочкам. Затем налил граммов сто водки в пластиковый стаканчик и предложил девушке. Праздник плоти и секса начинался. При ярком свете мне удалось разглядеть Ульяну получше. Да, ладная девочка! Не супермодель, конечно, но и мордашка ничего, и фигурка тоже приятная. Черные волосы ее слегка вились и по длине были чуть ниже плеч. Губки полные и аккуратные, носик чуть вздернут. В общем, никаких явных изъянов не заметил — все в норме, или даже чуть выше. Вот только грудь явно маловата — я вообще-то питаю слабость именно к девушкам с большой грудью. Ульяна между тем залпом проглотила водку, отказалась от минералки на запивку — вместо этого съела бутерброд. Через пару минут она расслабилась и откинулась в кресле. Я между тем налил еще водки и сказал какую-то банальность, вроде «между первой и второй можно выпить еще две... «. Нужно было подпоить ее побыстрее, да и уже начать трахать. А то времени — второй час ночи, нужно еще выспаться и после обеда появиться на работе. Девушка между тем улыбнулась моей шутке и выпила снова. Взгляд ее умаслился, на лице заиграл румянец. — Спасибо, что обошелся со мной по-человечески. — сказала она. — Я почему-то доверяю тебе; толстенькие мальчики должны быть добрыми и веселыми! Колкость про мою полноту я пропустил мимо ушей и спросил в ответ: — А ты сама? Добрая и веселая девочка? — Была когда-то... И доброй, и веселой. Такой веселой, что пришлось вот бегать по кустам ночью, с разорванной юбкой! Она отвернулась и посмотрела в темное окно. Под дачным полом тихонько чирикал сверчок, еле слышно где-то пищал комар. А в остальном была тишина и покой — такой бывает только в августовские безветренные ночи, вдали от шума города. Тем временем на плитке зашуршал чайник, и я приготовил себе большой стакан растворимого кофе с молоком. Несколько глотков, и приятная истома разлилась по моему телу. Да, я и вправду устал, хотелось спать, но разве можно испортить банальным сном такую забавную измену? — Расскажи, от кого ты бегала? Выпитая водка делала свое пьяное дело, глаза Ульяны заблестели, веки чуть приопустились. Под действием алкоголя она словно бы оттаивала, личико ее стало «показывать», наконец, эмоции. Она горько усмехнулась и, секунду помедлив, глядя на донышко стаканчика, наконец выпалила: — Ты знаешь, что я сумасшедшая? Что я сбежала из психушки? Меня словно током ударило! Части головоломки сложились в единое целое. Я сразу чувствовал, что она не простая дура-проститутка, не «сбежавшая невеста». Уж слишком неестественно вела себя моя Ульянка всю дорогу. Ну конечно — сумасшедшая! И Нови — это же там располагается психиатрическая лечебница! От этих мыслей мне стало не по себе. Одно дело, пьяная деревенская шмара, проблем с такими не возникает никогда. Или безутешная девица, которую «кинул» ее парень, она напилась с горя и теперь готова лечь под первого встречного, лишь бы «отомстить проклятому». А вот с шизофреничками мне еще не приходилось сталкиваться. Кто его знает, что взбредет в голову этой душевнобольной. А вдруг припадок какой? Ульяну между тем потянуло на откровенность. Спиртное и мое внимательное молчание явно пришлись ей по душе. — Ты представляешь, еще полгода назад я, как «нормальная маша», училась в Педуниверситете, на факультете филологии... Да и вообще училась всегда нормально: в школе заимела серебряную медаль, хотя особенно к ней не стремилась. Пай-девочкой, правда, не была — трахаться любила! Она горько усмехнулась; я же про себя подумал, что не так проста эта девочка, как вначале подумал... — Все мои беды вот ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх