Постоянная связь

Страница: 2 из 3

кажется, на почве ревности (как выяснилось позже, небеспричинной), и на такси уехала одна. Домой. Там с трудом добрела до душа, постояла под ледяной водой, приходя в себя, и, нацепив легонький халатик, свалилась спать. Проснулась от того, что тринадцатилетний Димка пришел из своей комнаты проверить мать, и убедившись, что все в порядке, не долго думая забрался к ней в кровать. Лариса не хотела его прогонять — с ним было тепло, уютно, и она посильнее прижалась к худощавому телу сына, про себя представляя его крепким сильным мужиком, который заслонит её от обид и крепко накостыляет обидчикам...

Сын принял её в объятия, и понемногу Лариса начала засыпать, как вдруг почувствовала, что ладони Димки сомкнулись как раз на её груди, едва прикрытой искусственным шелком. Сначала они лежали спокойно, и Лариса продолжала попытки уснуть. Но затем сын начал робко, неуверенно, но целенаправленно поглаживать её груди в районе сосков. Те незамедлительно отреагировали на ласку — затвердели, и ладони сына постоянно цепляли их во время непрестанных ласковых поглаживаний, от чего грудь Лары налилась приятной тяжестью, а дыхание невольно ускорилось... Лариса была пьяна, поэтому в её сознании все сливалось — Димкины руки, уже беззастенчиво скользнувшие по халатик, неверный Женька, так ласково проделывавший примерно то же еще прошлой ночью и вдобавок, — какой-то полу знакомый брюнет с многообещающей порочной физиономией... Лариса основательно завелась и начала постанывать, уткнувшись лицом в подушку. Сын целовал ей плечи и шею, а его руки настойчиво и уверенно мучили её груди, то сжимая их, то нежно оглаживая, перебирая сосцы между пальцами... Лариска и сама не заметила, как скинула халат, отдаваясь в эти жадные руки, которые немедленно скользнули по бедрам, по их нежной внутренней стороне, по ягодицам и спине... Лариска уже дошла до необходимой степени желания, и постоянно ощущала крепкий член сына, требовательно упирающийся ей в бедро... Недолго думая, — на пьяную голову Лариса вообще старалась думать поменьше, иначе зачем же напиваться? — она приспустила плавки Димки и потянула его к себе, обхватив руками крепкую мускулистую спину... Он с трудом оторвался от её отяжелевших грудей и неуверенно скользнул между Ларискиных ляжек, подхватывая опрокидывающуюся мать под колени. Секунда, другая... Она почувствовала его неумелые тыканья, и поспешно помогла сыну рукой. Через мгновение Димка вошел и утвердился, рефлекторно подергивая бедрами. Его дружок был не особенно велик, но то ли от неожиданности, то ли от холодного душа Лариса так остро ощущала его внутри своего лона, что каждая секунда казалась невыносимой. Остроты добавляло и сознание недозволенности происходящего, краем разума Лариса вполне отдавала себе отчет о своих действиях...

Димка тем временем входил во вкус — его сначала нерешительные, а потом и более уверенные толчки набирали ритм. Лариса положила ладошки на крепкие ягодицы сына и решительно подсказывала ему частоту и силу движений — каждый его рывок буквально обжигал её влагалище, она даже не сдвигала ноги, чтобы сильнее чувствовать проникновение. Такого у неё еще не было ни с одним мужчиной. Димка «жарил» все усерднее, его пальцы впивались в Ларкины ляжки, и она не выдержала и застонала... Оргазм буквально закрутил её, она прогибалась всем телом навстречу новым ударам сына, а он работал изо всех сил, входя в неё во всю длину, все быстрее и быстрее, вбивая её тело в постель, заставляя Ларискины груди бешено колыхаться...

На самом деле, Димка тогда охаживал её не так уж долго — просто в бешеном темпе «расстрелял» свой небогатый мальчишеский заряд, но уже под конец, когда его движения стали более размеренными, а пульсирующий член начал порциями выстреливать внутрь Ларисы порции семени, Лариса снова застонала и задергалась — сынуля, таки, успел «пробить» её повторно...

После всего она уснула глубоким сном женщины, постоянно пользующейся спиралью. Наутро Лариса ощущала себя приговоренной к смертной казни. Но делать было нечего, и состоялся разговор с сыном. Глядя в синие отцовские глаза, Лариса, не без труда подбирая слова, объяснила Димке, во что они вляпались, ничего не скрывая и стараясь подбирать аргументы повесомее. Впрочем, сынок особо не переживал. Оказывается, он «давно мечтал попробовать разок». И просто не контролировал себя, когда «разок» подвернулся. А что? Многие девочки уже вовсю занимаются этим с парнями постарше, чем он, Димка, хуже? Лариса попыталась объяснить сыну, что с родной матерью «этого» вроде как не положено делать, на то она и мать... Димка всему внял, но от своего не отступался. В итоге порешили так — половое образование Димки будет продолжено, но на следующих условиях — а) никому не слова! б) не мешаем личной жизни друг друга. Лариска настаивала на том, чтобы Димка завел себе подружку, расширяя кругозор более «естественными» способами. Димон не возражал, и дальнейший разговор мог быть использован против Лариски, если бы все прочие женщины вдруг вздумали бы учинить над ней судилище — она напропалую выдавала извечные женские тайны и подсказывала, как лучше сыграть на женских слабостях... Разговор кончился тем, что сын решительно развязал завязки её халата, по-хозяйски завалил на диван и отымел по полной программе. Лариса и на этот раз испытала редкое блаженство, и с трудом оторвала сына от себя, чтобы собраться на работу — он уже пристраивался во второй раз... Ну и пошла жизнь — почти так же как раньше, но с приятными дополнениями. В четырнадцать Димка запрыгивал на Ларису с ходу, едва она раздевалась после работы, и сразу начинал стаскивать белье... Лариса, порой в ущерб своей «прочей» личной жизни, приходила с работы пораньше, и они занимались любовью до потери сил. Это было здорово... Лариса обучила Димку всему своему арсеналу поз, но со временем выработались две основные — когда Димон всаживал ей с ходу, повалив на спину и подхватив под колени, почти как в первый раз, и наоборот — когда Лариса забиралась верхом на чуть притомленного страстью сына и, ритмично покачиваясь и выгибая спину, неспешно доводила себя до экстаза. Димке этот вариант тоже нравился, — обычно он лежал под ней, закусив нижнюю губу, и как завороженный смотрел на её груди, во всем великолепии покачивающиеся перед его лицом... Но спустя год сын завел, наконец, подружку своего возраста, вновь требованиям матери. Теперь он только изредка занимался любовью с Ларисой, обычно — даже не раздеваясь овладевал ею стоя, возвращаясь из школы. По тому, как торопливо он задирал ей юбку, входил в неё, как прерывисто, хотя и сильно, совершал толчки, Лариса успевала понять с некоторой даже грустью, что сын думает уже не о ней...

Она любила такаю вот «собачью» любовь, тем более, что это вносило в её жизнь известное разнообразие, почти каждый раз кончала. Но и это случалось все реже. Лариса с некоторым облегчением понимала, что самую опасную фазу они с Димкой миновали — она боялась Эдипового комплекса, еще какой-нибудь психологической хрени, но Дима рос вполне нормальным парнем. Правда, у него был явно потребительский взгляд на женщин, что его большой не по годам опыт и на редкость привлекательная внешность только усугубляли. Сын рос высоким, и в пятнадцать лет был выше матери. У него тоже были светлые, чуть вьющиеся волосы, правда, глаза были синими, как у его отца, а фигура — сухой, атлетической. Девчонки перед ним млели, а он совершенно беззастенчиво этим пользовался. Лариса продолжала встречаться с любовниками, время от времени замечая, что сын сменил «очередную». Сейчас Димке уже миновало семнадцать, и уже скоро следовало думать о поступлении в какой-нибудь университет. Они и не вспоминали о былой связи, хотя и делились временами впечатлениями от своих партнеров, как мать и сын обычно не делятся... А может?... Лариса неуверенно погладила ладонью высохшие волосы. Черте что лезет в голову. Сын был дома, и сейчас, как ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх