Повесть о дочери

Страница: 2 из 5

.. но уж месяц-то выгадать могли. Время летело быстро, и вот настал день, когда самолет с Наталкой должен был приземлиться в аэропорту нашего города. Мы с женой почему-то страшно волновались, принарядились, и изрядно подергались, полчаса проторчав в зале ожидания аэровокзала, — приехали, понятно, значительно раньше, чем надо было. Оля вышла к нам навстречу в густой толпе приезжих, но я увидел её сразу между десятками других юношей и девушек... Сразу почувствовал неимоверную радость — странно, но почти за год я ни разу не ощущал особой тоски по дочери, как я уже говорил, мы с женой были слишком самодостаточны... Но тут будто что-то защемило мне сердце, когда я увидел её. Она шла со спортивной сумкой на плече, в джинсовых шортиках чуть выше коленок и зеленом топике с нашитыми кармашками, волосы отросли еще длиннее, и теперь над голубыми глазами развивалась пушистая, трогательная челка... Все Наталкино тело было покрыто ровным, золотисто-шоколадным загаром, волосы тоже чуть выгорели, а вот глаза так и остались кусочком нашего северного неба на лице мулатки... — Хай ма! Хай, дад! — она с ходу швырнула сумку, и повисла на плечах сначала у меня, потом у Оли... Я отчетливо почувствовал тугие дыньки её грудок, когда она прижималась ко мне, пахло от неё необычно, — как-то... остро, что ли. Не знаю, но когда она оторвалась от меня и прижалась к Оле, я еще несколько секунд чувствовал этот запах...

Она начала взахлеб рассказывать, как провела время. Оказывается, долгое время она училась в Греции, изучая славянские корни новогреческого, для своего очередного доклада. Там, ясное дело и загорела, да... Она шла чуть впереди, под руку с Олей, и без конца щебетала, Оля её слушала и задавала вопросы, а я... как бы это сказать... Я шел чуть поодаль, нес её сумку (очень тяжелую, кстати, а ведь она несла её без напряжения) и... любовался дочерью. Ничуть не стыжусь этого и сейчас — я просто глаз не мог отвести от её загорелого плоского животика, крутых округлостей бедер, стройных мускулистых ног, изящной шеи, плавного подбородка... Эх, как молодо, зовуще колыхались её груди при каждом шаге! Как она ступала — будто приплясывала, покачивая бедрами, перекатывая крепкие, как два яблочка, ягодички!!... Странно, ведь прошло не так много времени, — но как же изменилась наша девочка, какой сладкой спелостью наполнилось её тело!..

Я участвовал разговоре, и тоже, время от времени, задавал вопросы, те что меня на самом деле интересовали. Жена, если заметила мой взгляд, то вряд ли списала его на что то иное, кроме радости встречи — слишком мы друг к другу привыкли. Я же откровенно услаждал взор всю дорогу до машины... Дома Наталка, устав от смены часовых поясов, тут же завалилась спать. А мы разъехались по делам...

Оставшаяся неделя прошла прекрасно — Оля и я все свободное время проводили с дочкой. Подруг у неё было немного, и она быстро совершила все визиты вежливости, так что обычно мы заканчивали вечера втроем, дома, или в какой-нибудь кафешке, или вместе ходили в кино. Я продолжал постоянно любоваться дочкой — казалось, не насмотрюсь никогда... Её прекрасное тело только выигрывало от любого наряда — и в вечернем платьице, и в застиранных джинсах и клетчатой рубашке Наташа смотрелась просто чудно. А для меня будто наступил новый прилив сил. В свои пятьдесят я еще очень даже ничего, но теперь я и вовсе не ограничивал себя ни в чем — едва уединившись, набрасывался на Олю и, как в молодости, овладевал ею, даже не раздевшись до конца... Всю неделю я не переставая любовался на дочь, и жадно, страстно насиловал жену при первой же возможности — в разных позах, утром и вечером, днем во время обеденного перерыва и неожиданно просыпаясь посреди ночи... При этом секс был тот же, что и все двадцать лет — я соединялся с Олей, никого не воображая себе. Не верите? Но на самом деле так и было. Оля бы мигом почувствовала неискренность, уж поверьте... Она была очень довольна, и приписывала мою страсть весне — правда, был уже июнь, а я был рад и такой простой отговорке...

На выходные мы запланировали поездку за город, на одно из наших знаменитых озер. Для купания было рановато, а вот порыбачить, позагорать и посидеть у костра можно было замечательно... Но уже к субботе выяснилось, что Оля будет занята все выходные — по крупному контракту ей пришлось долго консультировать большую торговую фирму, по вопросам открытия отдела в торговом центре. Открытие ожидалось как раз в понедельник, и к нему надо было серьезно подготовиться, а в бизнесе выходных, увы не бывает... Так решено было, что мы поедем вдвоем с Наташей. Надо сказать, что это меня не сильно обрадовало. Я привык такие вот уик-энды, как нынче говорят, проводить с женой, и только сознание, что у нас впереди еще все лето, примирило меня с этой мыслью... В субботу ранним утром мы с Наталкой собрались, сели в машину, куда было уже погружено все необходимое, и выехали за город. Всю дорогу я боролся со сном — ночью я задал хорошую «трепку» Оле авансом за все выходные, так что люстра качалась, и 0если жена осталась досыпать положенное с помятым телом, но довольная душой, то я проснулся ни свет ни заря, чтобы успеть к утреннему лову. Что до Наташки, то она едва усевшись на сиденье рядом со мной, немедленно заснула сном праведницы, оставив на меня роль капитана и штурмана... Оделась она в шортики и маячку с глубоким вырезом, так что я мог слега порадовать себя видом её почти обнаженных шикарных грудок, мерно покачивающихся в такт дыханию, когда время от времени на неё косился...

Мы приехали на место довольно рано. Это была наша старая, еще со студенческих времен освоенная стоянка, — так что не пришлось особо суетиться, чтобы расставить палатку, заготовить дров, и заняться рыбалкой. Надо сказать, Наталка проявила завидную сноровку в лагерных заботах, оказывается, в Греции они, студенты, жили почти исключительно в палаточных лагерях, и она многому научилась. Я невольно заглядывался, как изгибалось её стройное тело, когда она нагибалась за очередной веткой для костра, или натягивала тент... Во общем, убедившись, что девочка справится, я пошел на берег с удочкой. Воздух был чистый и по-утреннему свежий, с озера несло влажной прохладой, легкий ветерок создавал чуть заметную, невесомую рябь на поверхности темной воды... нет, жить определенно стоило!

Клевало, правда, не шатко ни валко. Просто я упустил самый замечательный для рыбной ловли предрассветный час... Тем не менее, я просидел на берегу почти до полудня, украсив садок дюжиной довольно крупных сигов и кое-какой мелочевкой. Больше надежды на улов не было, и я пошел к стоянке, дабы немедленно употребить рыбу по назначению, — сварить свежую уху...

Когда я пришел к лагерю, первое, что меня удивило, была его ухоженность — впечатление было, будто мы собрались основаться здесь надолго. Дрова высились изрядной кучкой, обложенный кругляшами костер трещал и обдавал жаром, оба котелка — для чая и ухи, — были полны свежей воды, палатка стояла на самом правильном во всех отношениях месте... Наталка отдыхала от трудов праведных, лежа на надувном матрасе в тонюсеньком купальнике — казалось, его вот-вот сдует ветром. Я не знаю, как такие называются — трусики буквально состоят из нескольких веревочек, удерживающих узкий треугольничек ткани на лобке, а вместо лифа — два вовсе уж непонятно на чем крепящихся клинышка, прикрывающих только соски, да так, что они явственно угадываются под тканью... В первый момент я вообще подумал, что доченька встречает меня голышом. От этого зрелища я просто потерял дыхание, и только убедившись, что ничего особого не происходит — девушка греется на полуденном солнышке, только и всего, — пришел в себя...

Еще раз «облизнул» взглядом округлые колени, нежно-упругие ляжки, крутые бедра, рельефный животик, и конечно, практически обнаженные груди, тугие, налитые сводящей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх