Покрывало

Страница: 1 из 2

Детский день рождения на то и праздник, чтобы собрать как можно больше детворы, накормить их чем-нибудь этаким, дать им время пообщаться, рассмотреть подарки именинника, обменяться чем-нибудь через bluetooth, может пригласит клоуна, а потом, как апофеоз, угостить всех тортом! Все! Праздник можно считать состоявшимся! Согласитесь, дело это утомительное и не благодарное! Так же посчитали и родители моей двоюродной сестры Маринки, когда ей исполнилось 11, поэтому Маринку и ее брата Пашку привели к нам в дом, принесли все угощения, забрали наших родителей в кафе, а руководить праздником поручили мне и Анжелке — моей 16-летней сестре-отличнице (что не мешало ей быть довольно-таки притягательной).

... Отлично! Спасибо, дядя и тетя за прекрасно испорченный день! В свои 22 я мог бы и получше провести вечер.

Сначала, мы принимали гостей и их малозначительные подарки, потом с Анжелкой усадили всех за стол и подали горячее, включили музыку — все, делать больше нечего, осталось наблюдать за чавкающими детьми.

 — Слушай, Анжел, может пива? — чего-то вдруг осенило меня. — Все-таки день рождения, давай тоже повеселимся.

 — А дети? Плохой пример и все такое...

 — Дети? А что это мысль! — я резко встал и спросил: «Ребята, а кто хочет пива?»

Учитывая, что за столом средний возраст присутствующих колебался между 10 и 12, воцарилась сомнительная пауза.

 — Саш, ты че? С ума что ли спятил? — схватив меня за локоть, укорительно шептала Анжелка.

 — Нет, я серьезно! Я сбегаю! — продолжал я, охваченный предвкушением нормального веселого праздника: когда все будут танцевать и дурачиться, а не тупо сидеть за столом.

 — Тогда я буду... — неуверенно сказал Мишка — одноклассник Маринки.

 — И я, и я тоже, — более бодро подхватили все остальные.

 — Одумайся! Ты что творишь? — уже в полный голос пыталась остановить меня Анжелка, но мне уже было все равно — хотелось веселья!

Я сходил в ближайший ларек, купил пива ровно столько, чтобы не напоить детей, а слегка поднять им настроение и вернулся домой. Все по-прежнему сидели за столом, ковыряясь в салатах. Меня встретили бурными аплодисментами, лишь одна Анжелка смотрела на меня, как смотрит мать на пьяного сына — этак обвинительно с немым укором! Плевать! Я сам разлил всем пиво по бокалам, нам с Анжелкой оставил по бутылочке, включили МУЗ-ТВ и начали понемногу разогреваться. Через 20 минут от скуки не осталось и следа — все танцевали, дурачились — в общем, праздник превратился в НАСТОЯЩИЙ праздник. Когда все немного подустали, я предложил поиграть во что-нибудь, поскольку игр никто толком не знал — я предложил «Покрывало»!

Суть игры: один человек выходит за дверь, оставшиеся в комнате загадывают на нем какую-нибудь часть одежды, человек возвращается! Теперь он должен угадать, что загадали на нем присутствующие в комнате — для этого он снимает с себя какую-нибудь часть одежды и спрашивает «Эта?» и откидывает в сторону, но, поскольку, открыто оголяться никто не решится, его прикрывают покрывалом. Фишка как раз в том, что все, кто были в комнате загадали именно покрывало!)) Это просто розыгрыш на то, чтобы подшутить над участником! Если играть до конца, то потом покрывало скидывается, но обычно этого никто не делает — разве что только в слишком раскрепощенных компаниях.

Я рассказал суть (не объясняя фишки), практически всем идея понравилась! Практически — потому что Анжела была слишком консервативна!

 — Ну, кто хочет поучаствовать? — азартно спросил я.

 — Пусть именинница идет, — предложил кто-то.

 — Да, пусть Маринка идет, — подхватили остальные.

Марина, застенчиво улыбаясь вышла в другою комнату. Я рассказал про фишку. Позвали Марину. Покрывало держали я и Анжелка. Поэтому лично я мог видеть что творится за покрывалом. Маринка неуверенно показала носок.

 — Это?

 — Не-е-ет, — честно ответили гости.

На ней были юбка, блузочка, два носочка, ну и, видимо, нижнее белье.

Тогда Марина показала второй носок и, разумеется, ошиблась. Когда она стала расстегивать пуговицы на блузке, я вдруг ощутил, что мое сердце начинает биться громче и чаще, а где-то там внизу я почувствовал у себя легкое шевеление. Между тем, она полностью расстегнула пуговицы и понемногу стянула блузку, под ней оказался белоснежный лифчик — то, что у нее уже начала формироваться грудка итак было видно, без раздеваний.

Она показала блузку — нет, неверно! Маринка начала снимать юбку, под которой появились такие же белоснежные детские трусики, и я уже явственно ощущал, что в штанах моих уверенно стоит наполненный силой боец. Юбка полетела к носкам и блузке! Когда же она расстегнула лифчик и я увидел ее волнующе вздымающуюся грудку, с торчащими детскими розовыми сосочками — я готов был взорваться! Снять ее трусики я позволить не мог: это уже моя добыча, поэтому кое-как скомкав игру до конца, я закутал Маришу в покрывало и повел в свою комнату — одеваться. Я завел ее к себе, прикрыл дверь и крепко прижал ее к себе через покрывало.

 — Ты че, Саш? — удивленно спросила она.

 — Марина, сестричка моя — прошептал я, — извини, но случайно во время игры я увидел твою грудь. Ты уже совсем большая, ты обретаешь женские формы, наверняка мальчики в школе уже засматриваются на тебя. Посмотри, какая у тебя уже попка хорошая, — сказал я и мягко нежно провел ладошкой по ее попке.

 — Саш, ты что такое говоришь? Мне же всего одиннадцать лет.

 — Ну и что, возраст не главное. Скажи, у тебя есть в школе мальчик?

 — Ну да, он меня часто домой провожает!

 — А он когда-нибудь гладил тебя вот так, по попке? — спросил я вновь проведя ладонью по ее попочке.

 — Нет, — прошептала она, переходя на учащенное дыхание.

Тут уже слепая страсть полностью захватила мой разум.

 — А когда-нибудь целовал вот так? — спросил я и стал целовать ее в губы, какие-то секунды она еще не готова была ответить мне взаимностью, но потом, словно выпущенная канарейка на волю, ее язычок ответил мне неумелыми, но захватывающими поглаживаниями. Я прижал ее к себе еще крепче, скинул покрывало так, что теперь ее великолепная юношеская обнаженная грудка прижималась к моей футболке. Правую руку я опустил ей на талию, подержал на трусиках, а потом, просунув в трусики, начал нежно мять ее булочки, иногда касаясь краешками пальцев ее киски. Сам же в это время, всем телом прижимался к ней своей торчащей ширинкой и терся как мог. Поскольку она была только в трусиках, она явственно ощущала что у меня там что-то торчит. Любопытство — прежде всего! Поэтому ее правая ручка сначала неуверенно поскользила у меня по животу, затем медленно опустилась мне на пах и начала мять мой налитой член. Я посадил ее к себе на колени и припал к ее грудке, каждый сосочек я то слегка покусывал, нежно посасывая, то просто щекотал языком.

Судя по тому, как она извивалась на мне, ей очень нравилось. Тогда я уже посадил ее на краешек дивана и стянул трусики, спиной она лежала на диване, ноги были на полу — я стоял на коленях перед ее детской писечкой, она была уже достаточно мокра, поэтому осталось просто припасть губами к ее соку и выпить его весь без остатка, что я и сделал. Несколько раз я поводил язычком по ее щелке, она извивалась и тихонько постанывала. Потом резко поднялась и сказала: «Саш, я хочу его, покажи мне свой член!». Я встал перед нею стянул штаны, мой боец, обрадовавшись свободе в полную силу, выпрямился как мог. Она взяла его в ручку, поводила по нему пальчиками, потом коснулась его язычком, а потом полностью насколько могла погрузила ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх