Дяденька, хочешь?

Девочку не хотелось. Совсем... Как-то пресытился этими созданиями, и обладать ими стало предсказуемым мучением: два чмока сюда, три зализа тут, сунул, кончил, занавес. Тоска!

Что-то в жизни надо менять. И именно в жизни сексуальной. Где та самая страсть, которая захлестывает в 16 лет и ведет на поводу до самого пика? Где порыв члена на любое случайное дуновение ветерка под женскую юбку? Где сальные взгляды на каждое маломальское декольте? А может, этот пик уже наступил?! Не может быть!!!

Чего же я на самом деле хочу? Сколько раз мне приходилось задавать себе этот вопрос. Ответы не удивляли и не радовали разнообразием: сегодня или анальных ласк со жгучей смазкой, или целку моложе 15 лет, или старую проститутку, завязавшую с ремеслом еще в гражданскую.

Девочку не хотелось...

Я умышленно отбрасывал мысли о возможном контакте с мужчиной. Казалось, этого не может быть в принципе: мужское тело меня никак не заводило, будь оно трижды атлетично и сексуально. И еще я был твердо убежден, что сам по себе акт с представителем своего пола — занятие, по крайней мере, неэстетичное. Если не сказать грязное.

Так я прожил до своих сорока с хвостиком, нажил богатый постельный опыт, который... рухнул в один из летних деньков, словно подкошенный стебель конского щавеля. И тому была веская причина, полностью расходящаяся с моими жизненными позициями. События того времени развивались настолько стремительно, что я не успевал удивляться самому себе.

А началось все в одном питерском общественном туалете, куда я забрел по естественной надобности. Народу было немного, пахло пихтой, шумно работал кондиционер, выпитое пиво торопило все сильнее. Вот она свободная живописная, в прямом смысле, кабинка, относительно чистая, но вся исписанная непристойностями. Все эти настенные картинки-надписи соответствующего месту содержания всегда меня забавили, но и только. Никаких поползновений позвонить по начертанным телефонам и предаться мужским ласкам я не предпринимал. Никогда.

Но в тот день на стене кабинки было нечто, заставившее меня слегка напрячься. Мелким круглым почерком ученика явно начальной школы было выведено: \"Дяденька, хочешь маленького мальчика? \» Дальше стоял номер мобильного телефона, аккуратно обведенный и хорошо читаемый.

Стало немного интересно: маленький это какой? По росту? По весу? По возрасту? Присел, закрыл дверцу, достал мобильник. Набираю указанный номер и... чуть не падаю в обморок: в соседней кабинке слева раздается сигнал! Совпадение? Скорее всего.

Нажимаю сброс звонка. Сигнал прекратился. Значит, все-таки он!

Повернув голову, упираюсь в перегородку, разрезанную пополам внушительной трещиной. Прижимаюсь к ней и... Прямо перед глазами — голая попка мальчугана, которую весьма недвусмысленно поглаживает его же рука. То, что демонстрация предназначалась мне, сомнений не оставалось. Но почему я, зрелый мужик-натурал, так неотрывно смотрю на это, и почему прерывистым стало дыхание? Этого еще не хватало — член зашевелился! Ты-то куда?

Через минуту мой торчащий конец начал болеть. Затекли ноги, неудобная поза давала о себе знать. Но заставить меня отвернуться от трещины могла лишь разорвавшаяся рядом бомба.

Вдруг — как ушат холодной воды — детский шепот:

 — Дяденька, у вас не найдется мелочи на мороженое? Очень хочется...

\"Дяденька\»... Значит, точно он, автор того самого настенного вопроса-предложения! Сердце забилось сильнее, скрываться больше не имело смысла.

 — Есть, — говорю. — Много надо?

 — Да хотя бы 20 рублей, — тут же раздался ответ. — Если не жалко, конечно...

 — Отчего же? Тебе в щель просунуть?

 — Не-а, я к вам сейчас загляну, можно?

А что я должен был ответить? \"Не надо, мальчик, я тут с торчащим хуем сижу, на тебя гляжу, да? \» Кое-как прикрыв рукой бугор на шортах, встаю и открываю задвижку. Дверь мгновенно распахнулась, и в кабинке сразу стало тесно. Мальчик не просто вошел, — он влетел ко мне, поспешно захлопнув за собой хлипкую дверь. Щелк!

Небесно голубые глазенки, чистый, опрятный, никаких намеков на беспризорность. На вид 11—12 лет, хотя в их возрасте и внешности сейчас черт ногу сломит. Соломенные волосы, зачесанные назад, смешно вздернутый носик и белые ровные зубы дополняли общую картину.

Конечно, он уперся в мою выпуклость. Подбородком со всего маху. И, как мне показалось, сделал это абсолютно умышленно.

 — Ой, извините! — Ну прямо детский невинный лепет! — а что это там у вас?

 — Да ничего особенного, — хмыкнул я, почувствовав что заливаюсь краской с ног до головы. — Просто это... ну... Короче, так у взрослых дяденек бывает.

 — У вас встал на меня, — не то спросил, не то утвердительно подытожил паренек. — Я для этого тут и кручусь.

 — Как это, кручусь?

 — Ну, работаю, что ли...

 — Толчки моешь? — я даже растерялся.

 — Не-а, — мотнул он головой. — Помогаю дяденькам от ЭТОГО избавляться.

И мальчишка кивнул на мою топорщащуюся промежность.

 — К тому же, вам самому этого хотелось, иначе бы не звонили.

И тут полетело всё: принципы, устои морали, правильно направленное половое воспитание, душевное спокойствие... Остатки совести испарились сразу после того, как мальчуган молча расстегнул мне шорты и одним резким движением опустил их вместе с трусами. Я стоял перед ребенком, годящемуся мне в сыновья, с членом наперевес, пунцовый с головы до пят и, пожалуй, впервые в жизни не знал как поступить.

Зато знал этот шкет. Слегка выпятив попку, он пригнулся и заглотил моего дружка по самые яйца. Я только охнул и постарался не упасть: предательски подкосившиеся ноги не держали. Для большего равновесия я уперся руками в стенки кабинки. Новый знакомый полировал мой агрегат с умением опытной шлюхи, не прерываясь ни на секунду. Высочайший темп, грамотно поставленный такт и невероятно сильная оральная техника. И все это в таком возрасте! Откуда?! Где он мог научиться так держать за яйца, так выкручивать ствол и прикусывать головку? Это приходит только с опытом. Многолетним опытом и постоянными тренировками. Не каждая женщина умеет ТАК. А этот сопливый мальчишка с бешенной скоростью отсасывает первому встречному, да еще, похоже, тащится сам.

Я спустил так, что залил все вокруг. Большая часть спермы попала парню в рот, остальное размазалось по стенам, двери и по моим спущенным шортам.

 — Сладкая, — вытирая губы, промурлыкал парень, щурясь, словно кот возле сметаны. — Спасибо.

 — Мне-то за что? — удивился я, едва переведя дух. — Ты где так сосать научился, сынок?

 — Здесь и научился. Дяденька один показал — понравилось. С первого раза понравилось. Теперь это моя игра. И ваша тоже...

 — Да уж, поиграли, — ухмыльнулся я, и только сейчас заметил выпирающий член мальчишки. Он неприлично торчал, натягивая тонкую материю спортивных штанов. Желание его потрогать пришло само собой. Я протянул руку и ухватился за это маленькое чудо природы. Он весь поместился у меня в кулаке, но по твердости уже не напоминал безобидную детскую пипиську.

Мальчик закатил глаза и прерывисто задышал. Через ткань я нащупал его яички и двумя пальцами принялся их теребить. Трусиков он не носил, и это подхлестнуло меня к безумному действию, о котором я и по сей день вспоминаю со сладкой истомой.

Да, я засунул руку ему в штаны! А кто бы так не поступил? Горячая юная плоть, впервые в жизни оказавшаяся в моей руке, растопила бы айсберг только одним прикосновением! Небольшой юношеский отросток приятно умещался в руке, привнося в мое сознание теплые волны неведомого удовольствия. Оно накрывало мягкой почти неощутимой материей, поднималась от ног и уходила в другую галактику. В такие моменты человек полностью отстраняется от мирских забот, забывает и о времени, и о пространстве.

Мне захотелось увидеть этот маленький стручок. Близко поднести к глазам, понюхать. Я не мог справиться с накатившей похотью и похожим движением резко стянул с пацана штаны. Стоячая палочка гордо и совсем не по-детски смотрела мне прямо в лицо, бросая вызов: а готов ли ты, дяденька к этому?

Я был готов. Несмотря на тесноту кабинки я умудрился присесть перед парнем и, сам того не ожидая, без всяких раздумий погрузил его член в рот. Весь! Если еще утром мне сказали об этом, случилась бы драка. Но теперь я, человек с высшим образованием, умудренный сединой и сексуальным опытом мужик, сижу на корточках и отсасываю юнцу, да еще и абсолютно незнакомому! Что-то странное творится в мире и моей голове...

Неожиданно дверь кабинки дернули снаружи. Это настолько меня напугало, что я прикусил малому кончик, да так, что он взвизгнул. Извне какой-то мужик извинился и зашел в кабинку слева. В ту самую, где перед трещиной еще несколько минут назад я увидел вертлявую попу.

Трещина! Ведь этот \"сосед по горшку\» по неволе в нее посмотрит. О, ужас!

И тут мальчик начал кончать. Настолько нежно и мягко, что я даже удивился. Он скользил в моем рту и изливал юное семя даже не толчками — одной длинной тягучей струей. Я поперхнулся от неожиданности, но проглотил все до последней капли. На языке остался терпкий привкус, отчего я почувствовал себя вокзальной блядью. И, что удивительно, мне это ощущение чертовски понравилось!

Подняв глаза, я увидел лицо безумно счастливого человечка, которого только что накрыл не один, а сразу несколько мощнейших оргазмов. Его опущенные ресницы слегка вздрагивали, на губах играла невинная улыбка, руки мелко дрожали.

\"Для такого возраста у паренька уже довольно много спермы\», — отметил я про себя и вздрогнул от недвусмысленного приглушенного стона слева: за стенкой явно кончал тот, кто видел всю кульминацию нашей встречи.

 — Тебя как звать-то? — шепнул я мальчишке уже на выходе.

 — Павлик, — по-ребячьи ответил он. — А вас?

 — А меня дядя Толик. Будем знакомы?

 — Будем!

 — Тогда пойдем, Павлик, я куплю тебе самое дорогое мороженое. Заслужил!

С автором можно связаться по адресу: ka3ys2007@rambler.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх